Песни вёльвы. Часть 2. Глава 19. Пророчество.

Запах магии как тонкая вуаль

Покрывает губы сладким медом

Рев дракона небо разорвал

Связывая кровью с древним родом.

Небом обрученная

Любовью облаченная

Словом нареченная

Луною обреченная.

В небеса лечу

Драконом реву

Богов зову.

Шепот заклинания

Плач причитания.

Сердце в небо

Взгляд в глаза

Распахнула небеса

Заклиная тебя:

В жизни иной

Будь рядом со мной.

Посмотри на меня

Вспомни меня.

В бездне забвения

Кармы сплетения

Двери за мной не закрывай

Руки мои не отпускай

Тонкую нить пряжи судьбы

Богини сплели

Только прошу

Не забывай

При встрече узнай.

Стихи Эжени МакКвин.

Пир на весь мир. Фраза, которая наверное стала неотъемлемой частью человеческого сообщества от самого начала времен. Когда собираются мужчины и женщины, чтобы поднять во славу богов, героев или событий чаши с хмельным напитком. Забродивший мед, пиво и вино идут рука об руку с пирами братчины.

Женщины здесь обычно выполняют функцию развлечения в той или иной форме. Но, бывают и другие собрания. Когда в женщине видят не только обыденное, но и сакральное.  

Уже съедены сердца жертвенных животных, зажаренных специально для вёльв. Кровь земли – охра, окрасила лицо  и руки вёльвы. Плечи уютно укутывает синий плащ, расшитый красными, цвета крови, рунами. Его края цепко держат две овальные фибулы-черепахи, между которыми медными реками текут цепочки. На каждой цепочке привешен амулет, а то и несколько. Вот ложка, гребенец, ключ, зеркальце, щипчики, топорик-торовик. Вот челюсть щуки и клык лисицы. Вот янтарное пряслице. Что-то подарено, а что-то куплено. И у каждого свое предназначение.     

Мягкие, красной кожи сапожки, туго затянуты тонкими ремешками с серебряными застежками да с бубенчиками, тихонько позвякивающими лунным металлом при каждом шаге. Медальон Фреи под платьем на груди, согрелся теплом тела и исчез, словно прирос и стал неотъемлемой частью тела. Капюшон закрывает от всех полуприкрытые глаза пророчицы. Таков обычай.

Йеруна сидела на своем троне вёльвы напротив кресла ярла. Между ними пылал огонь очага.  Через пламя Бьярт смотрел на свою жену. Он еще ни разу не видел ее в ведовском деле. Дома на севере, она только помогала Хейд. Но сегодня его супруга была владычицей ритуала, а Хейд с Уной только сидели возле ее ног.

-Каждая женщина должна уметь провести ритуал дома. Но вёльва не просто женщина. Посмотрим на, что способна моя супруга. – подумал ярл.

Старая Хейд зашептала. Пламя вспыхнуло и красные языки словно стерли привычный облик Йеруны. Фигура в синем плаще заискрилась, на одно мгновения слилась с огнем и проявилась в нечто уже совсем иное. Земная женщина исчезла. Черты лица стали переменчивы, словно марево и засветились изнутри. Словно и не человек вовсе, а создание из мира духов.  

-Интересно, какие у нее сейчас глаза – подумал Бьярт. Словно услышав его мысли Йеруна подняла голову и на мгновение ярл увидел темно красную полосу охры на ее лице и… две черных дыры. Ясный зеленый цвет морской волны исчез. Вместо сияющих изумрудов, на него смотрели темные колодцы, со дна которых поднималась тьма.  

Бьярт вздрогнул. Мягкая женская ладонь опустилась на его плечо.

-Ваша жена, как старуха Лоухи, ведьма?

Ярл обернулся. Владелица голоса, задавшего вопрос была хорошенькой словенкой в дорогих одеждах, нарочисто подчеркивающих ее широкие бедра и большую грудь.  

-Кто ты красавица?

-Зовут меня Гюрята, а кто любит, то Гюрятушкой белой лебедью величает. Я  дочь купца Нежаты и сестра Акуна.  Упросила мужчин взять меня к вам до гостей. Очень мне хотелось вас увидеть. Говорят, что ярл Бьярт самый сильный из северян  и воин знатный. Жизнь вы познали от одного берега моря до другого и уму разуму можете научить.  

-И чему же ты хочешь, чтобы я тебя научил лебедь белая?

-Как вихри непокорные мужские пригладить, да мужа ублажать, чтобы всем доволен был.

Гюрята провела руками по волосам Бьярта слегка потянув их так, чтобы несколько волосков остались у нее между пальцами.

-Ой девка, с огнем шутишь. А если я тебя сейчас уведу отсюда?

-Сначала разрешения у отца с братом спросите.

-Красива да хитра. Может встретимся за амбаром?

-Я еще в девках хожу Вот замуж возьмете тогда хоть за амбар, хоть в копну сена на поле.

-Женат я Гюрята, разве не знаешь? Второй женой пойдешь?

-Знаю что в упряжи запутан. Да только ваша ведьма разве позволит? Говорят она вас держит в узде, как коня норовистого. Даже рабыню-холопку объездить по минутному желанию не можете. А я бы вам никогда не перечила. Хочешь рабу, хочешь вольную. На все воля мужнина, только меня женушку не забывай, да добр и ласков со мной будь.

-Ты девка слышь говори, да не заговаривайся. Пошла прочь.

А Гюрята уже и сама спешила убраться поскорее. Но пару волосков из густой шевелюры викинга прихватить успела. Спрятала их в платок шелковый и покачивая широкими бедрами ушла на свой край стола общего, туда где сидели гости племени словен. Не без мужского внимания прошла вдоль стола пиршественного. Не зря подчеркнула грудь и бедра дорогими одеждами, да белу кожу нежну мехами куньими. Довольна собою села между братом и отцом. А платок шелковый меж грудями, в самое жаркое место спрятала от чужих глаз.

Нахмурились брови ярла. Не понравились ему слова девушки. Неужели так и другие думают, что Йеруна власть над ним имеет. Мрачно Бьярт уставился через огонь на вёльву.

Песни вёльв. Загадочное песнопение сейда, превращающее обычную женщину в проводника воли богов. В пустой сосуд, где не остается места ничему человеческому. Ни привязанностям, ни чувствам, ни мыслям. Надо быть очень чистым проводником и исчезнуть, чтобы дать место в своем теле иным. И не мешать им через тебя обращаться к миру людей. Мало кто на эту чистоту способен и мало чье тело выдерживает этот поток.

Много воплощений практик дают эту привилегию и одновременно проклятие. Слышать мир иных и быть их посланцем. Принять свое одиночество и неприятие твоей инаковости обычными людьми. Единицы тех, кто вхож в этот круг.  И еще меньше тех, кто войдя в круг не сошел с ума.  

Единственное спасение это свои. Те, кто также как и ты слышит голоса духов, но не обольщается их обещаниями и не идет на поводу у их требований. Партнерство основанное на экологичности, этичности и моральности взаимодействий. Где нет высших и низших, нет белых и черных, нет добрый и злых, а есть кармическая игра. Где сегодня ты на одной стороне, а завтра на другой. И принимаешь все последствия своих поступков. Пока тебе не наскучит из воплощение в воплощение повторять одни и те же игры. Когда придет время стать дважды рожденным и вспомнить весь накопленный опыт. Но всему свое время.

Тело вельвы покачивалось в такт песне-сейд. Она смотрела не отрываясь в огонь. Мир исчезал, оставаясь на месте. Она ясно ощущала свое тело, его границы. И это хорошо знакомое, и все же каждый раз новое, чувство погружения в магическое восприятие мира. Когда воздух становится густым настолько, что ты видишь каждое его движение. Вот поток от огня поднимается вверх и в стороны, чтобы растечься невидимыми лентами тепла и окутать людей своим теплым покрывалом.  Вот в приоткрытую дверь рыбьим хвостом плюхнулся запах реки, отделяющей град викингов от поселения словен. Тонким туманом по полу клубится вонь с гниющих болот. Можно бесконечно любоваться этой игрой, но маслянистый привкус магии уже тонким слоем покрыл ее губы и начал проникать внутрь. С каждым вдохом, с каждым сглатыванием слюны иной мир проникал все глубже и глубже.  

Чувства и мысли становились все тоньше, пока совсем не исчезли. Йеруна была в здесь и сейчас, но только наблюдателем шепчущим призыв:

-Владычицы судеб. Откройте мои уста. Передайте весть, что должна быть услышана. Не я, а вы говорите. Не я, а вы пророчите.

Три тонких луча света спустились с небес. Теперь они владели ее умом, чувствами и телом. Норны, плетущие судьбы мира, богов и людей слушали вопрошающих и говорили через вельву слова, что должны быть сказаны.

Северяне начали подходить к помосту и испрашивать пророчеств и советов. Три луча Норн переплетались внутри сердца Йеруны и проявляли ответы на губах словами человеческой речи.

 

-Стой Гюрята.

-Акун, не держи меня братец. Я хочу услышать пророчество, кто будет моим мужем. Ты же хочешь, чтобы я вышла замуж поскорей. Пусть она скажет откуда придет мой суженный.

 

Неожиданно Йеруна ощутила холод и в  груди, словно что-то сдавило сердце. В ушах застучала кровь. С трудом она пыталась услышать слова девушки-словенки присевшей перед ее троном.

-Дай мне пророчество северянка. Кто мой суженный ряженый.

Полились слова из уст вёльвы тихим шепотом.  

-Не доброе ты затеяла. Погубишь и себя и ее.  Болото, вижу болото. И глубокую воду. Войну затеваешь, да победителя в ней не будет.

Йеруна пошатнулась и упала в тишину. Она больше ничего не слышала. Слабой рукой пророчица попыталась откинуть капюшон, чтобы увидеть глаза вопрошающей. Но Гюрята уже испуганной пташкой вспорхнула и понеслась на другой конец зала к брату с отцом.

Быстрым движением Хейд остановила попытку Йеруны снять капюшон. Унге поддержала  резко покачнувшееся тело подруги и зашипела.

Внезапно звуки вернулись, а Йеруна иным зрением увидела у своих ног полоза. Ее маленький друг из Кернаве. Что ты делаешь здесь? Через какие подземные миры проскользнул в далекий край. Тихо звеня чешуйками полоз угрожающе зашипел с сторону, где сидели словене и исчез, нырнув в какую то дыру между мирами.

Хейд встала и объявила, что ритуал завершен и подала Йеруне чашу с напитком из трав.

Резкая горечь полыни вернула Йеруне ощущения и звуки окружающего мира. Вкус магии исчез с ее губ и из ее тела. Нет больше посланников Норн. Ее ум, чувства и тело снова ее.

Она взглянула на кресло на помосте напротив. Но Бьярта там не было. Оглядывая зал, Йеруна искала глазами мужа. А вот где он. Рядом со словенами. О чем-то разговаривает с ними.  

А где девушка, что была последней? Ушла. Словно и не было ее тут. Воспоминание об этом пророчестве накатило словно тяжелый туман.

-Все было верно – слова и прикосновение Хейд окончательно сняли марево ритуала. – Идем, мы поможем тебе снять облачение.  

 

-Йеруна, а где колокольчик с пряжки?

-Может закатился. Посмотри в зале.

-Я уже смотрела. Нет его нигде.

-Да бог с ним. Другой куплю.

 

И пара волос Бьярта в шелковом платке, и колокольчик с обувки его жены. Гюрята улыбалась своей проворности да удачливости. Судьба на ее стороне. Хоть ласточкой, хоть змеей, будет она замужем за ярлом. А пророчество? Болото ведьма видела и глубокую воду? Себя вёльва там и увидела. Утопит Гюрята колокольчик, а с ним и его обладательницу. Пусть идет к ундинам, там ей самое место. Завтра же пойдет к Лоухи. Пусть старуха сделает свою работу.

Copyright Эжени МакКвин © 2017

 

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться в соцсетях.

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.