Песни вельвы. Глава 62. Жажда власти.

Маленькая, медная лампа стояла на горке из мокрой грязи на столике покрытом куском красного, синского шелка с вышитой на нем золотой птицей. Игривым отражением пламени на своих золотистых боках, она словно старалась соблазнить, стоящий рядом, догорающий огарок свечи. Бревенчатые стены дома прятались в темноте, словно не хотели выдавать, что присутствуют при этом любовном общении свечи и медной лампы.

-Я вытащу тебя оттуда. Я заставлю тебя выйти огненная тварь. Я знаю, что ты там. – Альгиса дула на обожженные пальцы. -Вот заброшу тебя наполненный водой подземной колодец, будешь вечно там на дне валяться и корчится от боли.

-Не стоит так злится. Если не ты ей хозяйка, то зачем так суетится. – Маха, поджав колени и обхватив их руками, сидел на овчине, брошенной на утрамбованный земляной пол. Он выглядел совсем потухшим, уставшим и разбитым, словно вся его жизненная сила утекла из тела, оставив только малую толику, чтобы поддержать жизнь в немощном теле. После путешествия по реке, старик  ощущал себя совсем опустошенным. И только в доме для паломников у Трех СветГор он понемногу начинал приходить в себя.

-Если ты расскажешь мне как подчинить эту навь, то отпущу тебя. – лицо Альгисы начало краснеть от ярости, но она удерживала дыхание ровным, чтобы не терять магическое виденье.

-Куда ты отпустишь меня, если мои дни уже сочтены? Я и на гору то с трудом поднимусь сам. Ты то сюда добралась на кнажеской ладье, а мне пришлось в общей лодке путь пройти. – Старик сильно закашлялся. Но магичке было не до сочуствия.

-Можешь кашлять сколько угодно. Но пока я не решу, ты не уйдешь к капищу.

Альгиса с трудом сдерживала желание сорваться в крик и не начать топтать своими красными башмачками эту ненавистную медную лампу, что отказывалась подчиняться ее воле. За долгие годы власти над князем, славинией и магами она привыкла, что все ее желания выполнялись без промедления.  

-Разве ты решаешь когда Душа приходит и когда ее время уходить?- старик хотел рассмеяться, но вместо смеха снова захлебнулся кашлем.

-Пусть не я плету нить жизни, но я могу ускорить ее обрыв. Медный серп разве не для того пользуют, чтобы нить жизни перерезать? А дальше не долго ожидать, чтобы душа свЕтлая покинула тело.

-Моя душа и так скоро этот мир покинет, без твоих забот.

-Пока я в силе, то буду держать тебя в этом мире сколько мне надобно. И если будешь по моему деять, то костяницу твою положу в стены капища волхвовского. А нет, так и на перекрестке твою тень оставлю. А потом из тебя навь темную сделаю. Буду подкармливать неугодными мне людьми.  

Пламя, обвивающее фитиль, ярко вспыхнуло, соблазнительно изогнулось перед лампой напоследок и собралось погаснуть. Альгиса отошла от стола, подошла к небольшому ящику, что стоял на лавке у стены и достала оттуда другую свечу. Подпалив ее, она воткнула тонкое восковое тельце в кусок влажной земли, совсем рядом с лампой. Медное диво из дальней страны, игриво отразило свет новой подружки на своих округлых боках.

-Не бережешь ты воск кнагиня. А ведь труда в нем много положено. Бортники много дупел-бортей лесных опустошили дабы твою свечу скатать. Бочелы-пчолы то ж любимые Велесовы дети. А ты к их труду с непочтением таким.    

-На то я и у власти, чтобы не ворвь сальная, а воск мне свет давал. Жир да сало пусть черные избы коптят.

Альгиса уставилась на игру пламени на стенках медного дома заморского гостя.   

-Если покажешь, как эту тварь огненную у упраж взять, то помогу тебе спасти девку ту, северную.

-Ее судьбу не тебе решать.

-Почему же? Я решаю судьбы люда славинии.

-Совет волхвов решает судьбы, а не жонка кназя.

-Совет волхвов ко мне прислушивается давно. А ты свою власть потерял. Не может калека нести бремя правления.  – Альгиса наморщила лоб и вдруг, словно ее озарила какая то мысль. -Али девка эта ваша власть на этой лампой имеет? У нее что ли мне просить ее в дар?

Лицо старика стало словно каменное.

-Или ты думаешь я не могу прочесть письмена, что небо посылает через резы и черты? Неужто думал, что не увижу тех троих, что ее спасать придут к горам СвЕтым. Неужто думаешь, что не знала, что она у твоей сестры на острове будет? Чаровницы все давно в водице видели. И ее конец тоже видели.

-Да, ты права Альгиса. Ее смерть ждет на горе. Так на что я то тебе сдался?

-Ты чародей, тебе лампа в руки дастся. Давай возьми ее. Ну же. – магичка протянула руку старику.

Маха кряхтя поднялся и, поддерживаемый Альгисой, подошел к столу. Сделав глубокий вдох-выдох он плюнул на кончики пальцев, закрыл глаза и тихо забормотал. Руки волхва покрылись тонким слоем голубого сияния, словно облачась в рукавицы.

Старик взял лампу со стола. Огарок свечи ревниво затрепетал в темноте, затрещал искрами и полился воском по дорогому шелку, быстро достиг края и понесся прочь со стола вниз, прямо на красные с золотым шитьем башмачки кнагини. Но та прикованная вниманием к лампе даже не заметила этого.   

-Что там надо сделать? Потереть ее? Ну так давай потри! – Кончик носа Альгисы стал словно клюв хищной птицы, готовой схватить добычу.

Маха осторожно потер медный бок. Но ничего не произошло.

-Почему? Ведь в сказах, что рассказывают восточные гости, говорится что надо потереть лампу и огненная тварь – джин, что живет в ней, обязан выйти и выполнить твои желания.

Старый волхв осторожно поставил лампу обратно на стол и втянул обратно голубое сияние.

-Может заморские гости чего то не досказали? Например, что от чистого сердца лампа должна подарена? А ты же у радхонита ее за милости к его караванам приобрела. Искренне ли он тебе ее дарил?

-Сучий потрох Яков! Обманул!

-Где же он тебя обманул Альгиса? Он твой наказ выполнил. Радханит и не ведал об этом.

Лицо кнагини исказила гримаса ярости. Пальцы сжались в кулаки.

-Я уничтожу северную девку!

-Она и так умрет. так зачем же на себя ее смерть брать? Ты же ее в жертву то Чернобогу принесла? Принесла. Ей только один путь теперь. К нему через колодец. Неужто думаешь, я печать жертвы на ней не видел? А умирать ей не хочется. А значит будет сопротивлятся не принимая это, как плату за прошлое содеянное. И приведет это ее в колодец каменный.

Альгиса расслабила ладони и побелевшие костяшки снова стали розовыми. А затем близко-близко подошла к старику. Она была невысока ростом, а старик в молодости был статным, но годы взяли свое. Поэтому их лица оказались на одном уровне. Кнагиня внимательно посмотрела прямо в забельмленные глаза старика. Тот не отклонился, не шелохнулся.

-Больно ты к ее смерти спокоен.

-Мне то что? Она мне никто. А то, что под жертвенником седьмых врат провел – так то костяницу Стояна надо было пронести. Не более того.

-А к сестре своей на остров зачем отправил?

-Чтобы не заблудилась и уверенно шла к своей судьбе.

-Ты ж можешь пути видеть. Ведь знаешь, что ей уготовано.

-Колодец. Ты ж сама видела.

-Видела. Это так. А если пообещаю ей жизнь? Или кому-то из ее “спасателей”? – На слове “спасатели” голос Альгисы стал ехидно-насмешливым. – Кто из них ей дороже всех? Викинг? Ромей? Радханит? Или все трое? А она мне в обмен в дар лампу отдаст, это будет считаться от чистого сердца? Передаст мне власть над огненной тварью?

-Не знаю. Я действительно не знаю. Это то, что сокрыто от меня. Не вся же магия, что в этом мире водится  мне известна. Попробуй. В колодец жертвенный ее скинуть завсегда можно.

-Но мне на гору Чернобога хода нет. А вот тебе туда, как волхву мужчине, открыта дверь. Пойдешь к своим же, что там огонь неугасимый держат и уговоришь ее отпустить на время. Придумай сам причину.  Пусть к трем ключам целительным спустится, хоть не надолго. И мне все равно, как ты это сделаешь. Чем я твоей сестре угрожала, думаю знаешь? Вы же с ней без слов можете весточки слать мысленно. Так что без игр со мной. А я уж позабочусь о твоем последнем вздохе.

-А ты не думала, что я из межмирья тебе более страшен буду, чем тут? Там то мое дряхлое тело и слепые глаза не будут помехой?

-Думаешь я не знаю, как тебя и после смерти к себе привязать? Или твоя сестра меня плохо учила премудрости древней?

Старик горько усмехнулся и снова уселся на овчинную шкуру на холодном земляном полу.

-Добре. Только отведи меня к горе. А там по белой дороге да через мост я и сам перейду.

Copyright©Эжени МакКвин2019

Вернуться к оглавлению

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.