Песни вельвы. Глава 13. Буря.

Унге медленным шагом поднималась по тропе. Холм женских тайн стоял на отшибе в самом конце гряды холмов-курганов. Сюда не приходили мужчины. Здесь им не было места ни днем ни ночью. Только песни жертвоприношения  в память о тех, кто владел ключами к небесам звучали тут в полнолуние.

Ночь проведенная на общем холме, оставила на лице жрицы усталые морщинки, но глаза сияли, словно она сладко спала от заката до рассвета. Вот и вершина.

Под кустом бузины, уютно свернувшись в клубочек спала ее подруга. А рядом, играя в лучах проснувшегося светила, переливался перламутровой чешуей маленький, зеленый клубочек.

Потревоженная шорохом шагов Йеруна сладко потянулась, повернулась на другой бок и снова свернулась калачиком. Но ее маленький страж  поднял голову.

-Господин великих тайн?

Унге затаила дыхание и медленно опустила ногу на тропу.

Великий господин тайн ночи и дня. Податель благодатного дождя охранял сон вёльвы на холме жриц кривс. Их боги приняли деву в свой круг. Она теперь исконная и неотъемлемая кривс Чистых Холмов. Ее сестра в вечности. Новый ключ должен быть выкован и вручен.

Тихо ступая, чтобы не разозлить стража, жрица пятясь спускалась с холма, чтобы отнести весть.  

А ничего не подозревающая Йеруна мягко вздохнула и погрузилась еще глубже в сон.

 

-Валгас, ей положен дар вместе с ключем. И я уверена, она попросит жизнь христианина.

-Здесь мое слово имеет вес, а не слово кривс. Он будет принесен в жертву в Травник.

-Ты думаешь сможешь ее убедить?

-Я думаю, что я могу ей приказать. Она одна из вас, а все вы подчиняетесь мне.

-Но она еще и вёльва. Или ключ или руны. А если она откажется выбирать?

-Унге. Ты не поняла моих слов?! Я решил, а твое дело объяснить это твоей подружке.

 

Мужчины! Они считают, что могут приказывать женщине и женщина обязана им подчиняться. Они принимают решения не считаясь с нами. Почему? Кто им дал такие права? Бог? Богиня?

Однажды Маргарета, венецианка из древнего рода Вентури поделилась своими переживаниями с Трейси.

Она рассказала, как столкнулась с дикой и неуемной силой внутри себя. Изначальным хаосом, Темной водяной владычицей, драконицей Инь в крайнем ее проявлении.

И пребывая в состоянии виденья, она не могла понять, зачем мужчины-практики пытаются укротить эту силу разумом и телом.

Схватить Шакти за волосы и притянуть ее к своему паху со словами : “А ну, шлюха, иди сюда! Я буду тобой владеть и повелевать! Открой рот и я волью в тебя свою священную влагу.”

О чем они думают? Что могут овладеть гребнем цунами и рулить им, как хочется? О, как они ошибаются!

Да женщина может долго терпеть. Она словно вода не спешит, ждет, надеется, верит. Река течет и не обращает внимание на потуги костра на берегу осушить ее. Она приносит валежник и кормит его. Она не просит его осветить ее глубины, но позволяет ему отражаться на ее поверхности.

Но если огонь глуп, то он будет злиться и плеваться языками пламени в ее сторону с криком, что он освещает ей Путь.

Пока реке  это не надоест и она, одной легкой волной, не шлепнет его как неразумного младенца.  

Он отряхнется, но не поймет о чем это было и обвинит реку в неправомерном изменении русла и избыточных эмоциях.

А река все еще будет медленно катить волны и ждать. Но потом наступит момент, когда плотину запретов и правил патриархального мира прорвет и поток снесет и неумелых практиков и все построения их логического ума, направленного на силу и власть.

И только мудрые, кто не будет пытаться удерживать и направлять, кто примет равность сил и прав. Те, кто могут довериться потоку, смогут принять драконицу Безумия и Таинства в женщине, со всей ее эмоциональностью и неукротимой силой. Те, кто смогут просто присутствовать в молчании и принятии с уважением и нежностью, с поддержкой и любовью, наблюдая в восхищении, как их спутница погружается в глубины собственного хаоса. Те, кто смогут быть рядом и выдержать напор энергий, несущихся бурлящим потоком через женщину. Им будет даровано понимание и виденье основ мироздания. Хаоса порождающего все формы, чтобы потом поглотить их обратно в свое лоно и снова породить.

Тогда придет тишина. Та изначальная тишина, которая вобрала в себя все звуки мира, чтобы затем взорваться великим ВЗРЫВОМ, порождающим миры. Это и есть великий ОМ, о котором пишут тантры. Изначальный звук создавший нашу вселенную.

И как только прозвучит священное слово… цунами стихнет и станет мягкой волной, покачивающей на своем гребне и лодку и рыбака.  

Огонь костра, сможет оторваться от земли и взовьется до небес, чтобы стать небесным светилом. Солнцем, посылающим свои лучи в самую глубину темных вод Хаоса, где рассыпанные древними богами спрятаны драгоценные жемчужины мудрости.

Но кто из мужчин способен не испугаться и унять свое Эго? Искренне преклонить колени перед Хаосом, перед Великой Богиней, перед женщиной? Не на словах, а в самой своей сути.

Даже самые высокие учителя и гуру не всегда способны на это. И тогда они обесценивают загадочный для них опыт женских мистических переживаний, называя его истерикой и неуемными фантазиями.  

Но мы женщины знаем, что прячется в нас. Сначала интуитивно. Потом с помощью практик мы осознаем эту силу и связь с тьмой и хаосом.

Но почувствовать и познать полностью это можно только если уйти в храмовые практики. Погрузиться в себя и спускаться по тонким нитям воплощений в то самое изначальное, исходное, где мы всегда остаемся в контакте с Великой Богиней, подательницей жизни и смерти.

И только через нас мужчина может услышать ее голос, почувствовать ее смертоносное, но животворящее дыхание. Каждый раз погружаясь в женское лоно все глубже и глубже,  умирать и возрождаться, пока не вспомнит все.

И те мужчины, кто познал эту тайну, более не стремятся схватить Шакти за волосы и притянуть ее к своему паху. Им больше не нужно доказывать свою мужественность через силу.

Но на это нужно множество воплощений. И память. Память об этом. И тогда мы становимся дважды рожденными.

А пока… пока река катит свои волны, позволяя огню горделиво считать, что он освещает ей Путь.

 

-Я хочу жизнь христианина как дар к ключу.

-Криве кривейте Валгас против.

-Я имею право!

-Мужчины имеют права, а мы всего лишь жрицы-кривс.

-Но что я могу сделать?

-Проси духов холма кривс. Может они тебе помогут. Ты отмечена Змеиным Владыкой. Надежда только на его чудо.

-Я хочу увидеть Варду.

-Ты не можешь .Пока кузнец делает твой ключ, ты будешь тут на холме. Я буду приносить тебе воду и молоко. И не пытайся даже под покровом ночи увидеть христианина. Поверь, что теперь за ним будут следить все жители Кернаве. Ты больше не под покровительством кривс. До тех пор, пока не получишь ключ. А без ключа, любой мужчина здесь может сделать с тобой все, что захочет. И поверь мне, многие из них будут не прочь оседлать тебя при первой удобной возможности.

 

Звон молоточков кузнеца наполнял дни Йеруны тягостными мыслями. Она сидела на краю холма и всматривалась в извивающуюся в камышах ленту реки. надеясь, что может быть оттуда придет решение судьбы.

 

А по ночам… По ночам во сне она звала Бьярта. Нет не смиренный Варда приходил в ее сны, а сильный и уверенный в себе викинг.  

Морской волной, криком чаек она призывала его к себе. Выбивалась из под земли журчащими ручейками по лугам, разнося весть где она и что с ней. Выглядывала из каждого колодца, откуда набирали воду, пытаясь увидеть его отражение в воде. Широким полотном расшитой бирюзовым бисером осоки вдоль речного русла, стелила дорогу его кораблю к холмам Кернаве.

Но ни разу не услышал он ее мольбу в ночи. А луна набирала силу оставляя все меньше времени на спасение.

Вот уже почти и не слышен звон молоточка кузнеца, а диск луны достиг своего полного величия. Последняя ночь в ее распоряжении, услужливо рассыпала звезды по бархатному ковру неба. Нет,она не будет спать. Но она больше не будет и звать викинга. Она принимает судьбу.

Духи жриц, которые спят под изумрудным ковром холма. Примите меня и мою жертву. Я отдаю свое желание увидеть город христиан и не буду стремиться туда более. Я спрячу глубоко в сердце образ женщины на стене храма, до иных времен. Я отказываюсь от своих чувств к Варде. Это моя жертва.

Я стану кривс, как хочет того Великий Полоз. Но не покорюсь Валгасу. Я вёльва! Дочь белой ведьмы Хейд.

Руны! Под платьем синий мешочек. Как я о них забыла? Вот они, кормленные кровью помощники вёльвы.

 

И были откинуты белые одежды в сторону.  

И были руки в мольбе и гневе протянуты в небо.

И крик исторгался из самого нутра хриплым клекотанием ночной птицы вещуньи.

 

Северные Боги! Заступитесь за меня! Я принимаю судьбу кривс, но не откажусь от пути вёльвы.

Лагуз. Драконица темных вод Фрейи. Направь корабль Бьярта к холмам Кернаве.

Беркана-береза, дерево Фригг, дай мне силы дождаться и открой будущее.

Руна Иса, плетущая нить судьбы норна Верданди, замедли вращение веретена, останови время, дай свершится магии рун.

Руна Наутиз, норна Скульд, привяжи веревку к носу корабля Бьярта. Тащи его по руслу реки и судьбы ко мне.

Руна Хагалаз, Норна прошлого Урд, только ты знаешь, что меня связывает с Вардой и Бьяртом. Протяни мост над звездной рекой, соедини меня с великим Духом Полоза древних курганов и холмов Кернаве. Измени сети судьбы прошлого, дай сплести сеть иного будущего.

 

И распахнулись небеса.

И раскрылись утробы священных курганов.

И встали жрицы-кривс, давно уснувшие под ковром из трав.

И зашипел Великий Полоз разрывая небеса громом и молнией.

И потоки вод снизошли с небес.

И залили они вершину холма для жертвоприношений. И смыли подготовленные ветки для жертвенного костра. Смыли они и шатер. Мальчик смотритель огня еле успел выскочить из него, иначе утащила буря бы и его.

И только дуб с идолами, сокрушенно качал на вершине своими ветвями, словно извиняясь за своих не особо умных почитателей.  

 

А когда наступило утро, то кроме разрушенного святилища, перед глазами жителей Кернаве, на тихой глади реки в долине, стояли шесть кораблей викингов. И клыкастые пасти драконов на носах драккаров, угрожающе скалились в сторону холмов и их обитателей.

А Йеруна? После бури, она тихо свернувшись калачиком, спала на холме кривс, под кустом бузины. И маленький зеленый змей, свернувшись узлом рядом, глазками-карбункулами внимательно следил, чтобы никто не нарушал покой спящей жрицы.

 

Copyright Эжени МакКвин © 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.