Пески времени. Глава 10. Кармический гештальт.

Одним из любимых занятий Трейси было баловать своих друзей и знакомых китайской чайной церемонией. То ли память из прошлых жизней, то ли умение считывать энергетические формы, но это искусство она освоила очень легко и быстро.

Началось все с того, что небезызвестный вам по предыдущему рассказу Томас, попросил ее заварить чай на одном из занятий. Да, я забыла сказать, что не прошло и пол года с последних событий, как Трейси вновь с ним встретилась. Он снова приехал к ним в город, чтобы дать второй уровень и обучить новую группу.

Но Трейси на занятия не попала. Вернее Томас без объяснений просто не пустил ее на второй уровень. Вместо этого он проводил с ней все свое свободное от лекций время. И ей приходилось изо всех сил M_Hung_Luo_Temple_near_Beijing_China_(25)прилагать усилия, чтобы пребывать в состоянии пустоты и здесь и сейчас, пряча от него, таким образом, свои мысли и желания. Правда, не всегда ей это удавалось и пару раз она схлопотала от него нагоняй, за вспыхивающие сексуальные нотки. Но пока они бродили по городу или валялись на нудистском пляже, Томас рассказывал ей нюансы по практикам и делал с ней упражнения и ее усилия по управлению собой, того стоили.

Ее спасала только холодная вода реки, куда она ныряла, когда они были на пляже, чтобы хоть как-то унять внутренний жар, возникавший в ее теле рядом с ним. “Любовь” мощная сила, которая позволяла ей удерживаться в этом состоянии “меня нет, я просто наблюдатель в этом пространстве”.

Особенно, когда он весело проверял ее, задавая задания вроде такого:

-Представь, что мы живем вместе. Какой дом бы ты хотела?

И когда Трейси выстраивала в воображении виллу на берегу Адриатического моря, внезапно добавлял:

-И в доме множество мускулистых красавчиков к твоим услугам, когда я уезжаю. Мелькавшие в первые секунды искушающие картины, Трейси тут же стирала, но судя по улыбке Томаса, он успевал это прочитать в ее голове. Да и сама Трейси тут же осознавала, что если эти мысли искушения появились из ее подсознания, то о какой  “большой и светлой, единственной любви” тут может идти речь.

Так шаг за шагом Томас показывал ей ее саму. А его любимое: “Ты такая красивая женщина, зачем ты вообще лезешь в это все. Наслаждайся жизнью, люби мужчин и просто будь счастлива по человечески. Брось ты всю эту энергетику и поиски истины” ее смешило. Зачем он это говорил ей? Зачем убеждал бросить поиски? В чем была его мотивация? Это его загадка, и Трейси на эту тему могла только фантазировать.

Но если бы она заглянула в себя, то увидела бы, что ее реакцией на эти слова было только одно: недоумение, как можно это бросить? Ведь это же так захватывающе и интересно исследовать себя и этот мир. И не было ни тени сомнения, что это ее.

Может быть, для нее это было столь важным смыслом и главной ценностью жизни, потому что она рождена со сборкой доминанты* в пятом энергетическом центре?

———–

*о доминанте смотри в книге “Чакры. Семь дорог домой”.

———-

Но тогда она еще этого не знала. Понимание пришло намного позже. А пока она недоуменно смотрела на Томаса, что за столь странный вопрос: зачем ей это надо?

Вот тогда-то этот загадочный “дважды рожденный”Мастер на вечеринке, по поводу завершения занятий у двух потоков учеников, поставил Трейси заваривать и разливать чай. А после сказал, что ей нужно ехать в Венецию учиться чайному искусству в школу, где преподавал известный даосский мастер и философ Стэн Дэ.

Буквально через неделю, гостивший у Трейси махарадж тантрической линии, повторил его слова практически слово в слово.

Когда два мастера говорят одно и то же, стоит к ним прислушаться. Тем более, что в Венеции у Трейси жила ее подружка Кэролайн. И это был дополнительный прекрасный повод отправиться туда на неделю. Что она незамедлительно и сделала.

Поднимаясь по ступенькам в правое крыло средневекового венецианского дворца, Трейси испытывала трепет. Тонкий перелив звона музыки  ветра, изящные малюсенькие чайнички и посуда на полках, запах восточных благовоний создавали атмосферу спокойствия и ясности. Плавно двигающиеся мужчины и женщины, кошачьим шагом неслышно двигались в этом пространстве с чайниками и термосами с водой. Старинные фрески с обнаженными сатирами и менадами на стенах, словно смеялись над этой тишиной, призывая к бурному веселью венецианского карнавала. Но тонкий аромат чая, возможно, усмирял их буйный нрав, чтобы не мешать тем, кто пришел познакомиться с искусством чайного Дао в этих стенах.

Занятия проходили утром, когда в чайном зале не было посетителей. Впрочем, и в группе, к которой присоединилась наша героиня, было всего лишь двое учеников.

Как всегда ее ждали испытания, хотя бы потому, что после первых двух обучающих чайных церемоний на третью чайным мастером усадили ее. yelНесмотря на все ее протесты: что она впервые в жизни вообще все это видит, что она не сможет и не знает. В общем, пришлось делать то, что от нее потребовал преподаватель.

Вы когда-нибудь пробовали выполнять впервые то, о чем вы только смотрели в кино в исполнении великих мастеров своего дела? И делать это под пристальным взглядом суровых мастеров Дао?

Тогда представьте, чтоб испытывала Трейси. Ибо на первую в ее жизни собственную чайную церемонию внезапно пришли практически все преподаватели даосских практик и чайного искусства клуба. Десять мужчин внимательно следили за каждым ее движением. И как апофигей в финале явился сам “Великий и Могучий” Стэн, известный мастер Чая и Дао.

Трейси спасло только одно: она не подозревала, кто на самом деле пьет ее чай. Поэтому с легким флиртом, она наливала чай, улыбалась и шутила.

Как хорошо, когда страх перед великими Мастерами, не трясет руки, не перекрывает дыхание и мы просто позволяем себе быть теми, кто мы есть. Тогда любая церемония, становится истинной.

Целую неделю на занятиях в клубе Трейси наслаждалась мужским даосским вниманием. Некоторых в клубе она злила, потому что Элиас и Сержио, одни из самых (как она потом узнала) уважаемых мастеров чая, уделяли ей слишком много внимания. Они поили ее элитными чаями из каких-то совершенно невероятно заоблачных даосских монастырей и проводили индивидуальное обучение. Иногда вместе, а иногда передавая ее “из рук в руки” друг другу, они проводили с ней по несколько часов в день.

Это не была учеба в обычном смысле. Никто не заставлял ее даже наливать воду в чайник или хотя бы принести посуду. Обычно, кто-то из мужчин заваривал чай и они вместе наслаждались обществом друг друга, просто болтая о метафизике и жизни. А когда чайный профессор Сержио  заваривал какие-то совершенно уникальные чаи из своей коллекции, Трейси вместе с ним валялась на подушках, наслаждаясь вообще непонятно чем. Наверное, каким-то особенным чайным состоянием. По крайней мере, для Трейси это было именно состояние, которое, она увязывала с чаем и этой удивительной парочкой ее новых друзей.

Иногда Элиас умудрялся заваривать чай даже в жестяной кружке. Но от этого нарушения всех чайных канонов состояние присутствия прозрачности и ясности никуда не исчезало. Но добавлялась щепотка человеческого юмора смешанного с иронией, опуская слишком высокопарные размышления о Дао на Землю.

От Элиаса и Серджио она увидела и поняла, что главное это не красивые чашечки и чайнички, хотя они тоже имеют немалое влияние на тех, кто сидит за чайным столом. Главное это просто быть легкостью и пустотой. Быть и в то же время отсутствовать. А чай сам принесет каждому участнику церемонии то, что ему необходимо. Сущность чая древнее человека на миллионы лет и она живая. Это удивительное растение обладает мудростью неподвластной человеку. Надо просто доверится ему и он сделает все сам наилучшим образом.

Плавные переходы от тишины к улыбкам и смеху и обратно, наслаждение вкусом чая и прикосновениями к тончайшей посуде. Чайнички, каждый из которых был для нее живым существом. И сам Дух Чая как продолжение древней традиции, родившейся далеко в горах Бессмертных.

Сама не зная почему, но она слышала голос Чая. Однажды Сержио повел ее в кладовую, где на полках рядами стояли большие фарфоровые банки с чаем из далекой китайской империи. Голоса, которыми для нее взорвалось это пространство, оглушили ее. Каждая банка, каждый собранный в далеких горах и равнинах чай обладал своим голосом. Тонкие и нежные сопрано зеленых чаев, смешивались с раскатистым басом classific_allпуэров. Аристократические, требовательные теноры улунов рассыпались жемчужными ариями музыки других миров.

Этот мощный поток, словно огромный оркестр, окружил  Трейси, включая все ее чувства так, что она словно завращалась в музыкальном водовороте чайных голосов и начала в нем тонуть. Хорошо, что Сержио вовремя вытащил ее за руку из кладовой. Но еще долго она не могла прийти в себя.

Трейси льстило такое внимание мастеров Чая. Ей нравилось кокетничать и играть взглядом, вспыхивая энергией соблазна, словно рыжая лиса-оборотень из даосских преданий о женщинах практиках Дао. Мужчины с удовольствием поглощали эти яркие шары энергии, начинали светиться изнутри и еще больше раскрываться, рассыпая перед ней жемчужины драгоценных тайн чайного мастерства.

Ей казалось, что именно это тонкое чувствование энергии Чая и привлекло к ней мастеров клуба. Но лишь спустя несколько лет, Трейси узнала, что на самом деле изначально собрало искусных даосов на ее чайную церемонию. Ее связь с Духом Чая и эгрегором Дао, принадлежащая ей по праву прошлых воплощений раскрылась потом. Их первый интерес вызвало совершенно другое. Об этом и пойдет речь дальше.

После завершения обучения искусству чайной церемонии Трейси больше не приходила в клуб Стэна. Она продолжала поддерживать связь с Элиасом и Сержем, встречаясь с ними в других чайных пространствах города. Читая посты друг друга на фейсбуке, они старались находить время выпить вместе чай, если одновременно оказывались в Венеции. Но это становилось все реже и реже из-за занятости каждого в своей работе.

Но, в любом случае, Трейси часто приезжала в Венецию по делам и в гости к своей подружке Кэролайн. В этом воплощении их женская дружба, проходящая через врата песков времени, была даром Богов. Линия судьбы сводила их из жизни в жизнь, ритуал за ритуалом, в разных телах, с разными именами, в разных странах и по разные стороны барьеров. Их общая память помогала им в работе и в жизни. Поэтому для Трейси каждая встреча была особенной и наполненной нежностью и огромной любовью. В этом воплощении Кэролайн была первым человеком, который дал ей возможность увидеть и почувствовать, что такое безусловное принятие и истинное сочувствие. Но об этом в другой раз, а сейчас Трейси в очередной раз приехала по работе в Венецию и остановилась у подруги, которую она нежно звала “Мамо”.

Мастера, у которых она училась чайному искусству, давно уже разлетелись из клуба Стэна и каждый шел свои путем. Поэтому Трейси встретить их могла только случайно, когда они возвращались сюда по каким-то делам. Именно так и произошла эта встреча с Элиасом. Совершенно неожиданно он оказался в те же дни в Венеции и был рад встретиться, чтобы вместе выпить чая и пофилософствовать о важных тайнах мира. Проще говоря, у Элиаса накопились вопросы по некоторым “секретным” нюансам брачных покоев и он хотел расспросить Трейси, что она видит и думает, находясь по другую сторону гендера.

Маленькая квартирка Элиаса была наполнена посудой для чайного искусства, изящными даосскими божествами и глиняными черепахо-драконами и, конечно же, множеством нефритовых безделушек сакрального характера и не очень.

Мягкий полумрак и огонь свечи на чайном столе, идеально дополняли пространство и придавали ему загадочность и мистичность.

Когда то Трейси очень нравился Элиас, но на тот момент он был в отношениях и увлечен своей подругой. Однако наличие кармического узла влекло их друг к другу. Кармический гештальт требовал закрытия. Поэтому они оба прекрасно понимали, что возможно вечер плавно перейдет в ночь.

Они начали вечер с легкого зеленого чая с оттенком нежного аромата персика. Это расслабляло и позволяло энергии между ними течь легко и незатейливо, охлаждая внезапные вспышки кокетства Трейси. Но 582596_426513014032211_1741212418_nнеобычный чай с привкусом огня, который Элиас заварил следующим,  не оставил им выбора. Он просто вскрыл то, что они пытались  удерживать под управлением, не давая сексуальной энергии взять контроль над умом и телом.

Маленький чайный Будда на чайном столике, подмигивая в мерцании свечи, пускал смешные пузыри и хихикал над их попытками сдерживаться. Каждый пузырек, беззвучно лопавшийся на его глиняных губах, словно подталкивал их друг к другу. Чай улавливал, что им нужно на самом деле и наполнял пространство энергией сексуального возбуждения. Каждый раз, когда Трейси брала чашку из рук Элиаса, между ними словно проскакивал электрический разряд, заставлявший ее то поправить волосы, то слегка прикоснуться словно невзначай ножкой к его ноге.

Игра продолжалась до тех пор, пока Элиас не стал расспрашивать ее об искусстве даосского массажа, которому она обучалась когда-то у китайца Ли. Но как можно рассказать о том, что можно только показать.

И вот уже завернутый, только в полотенце на бедрах, Элиас лежал на коврике для йоги.

Чай уже помог им быть в тонком раппорте и слиянии на всех уровнях. Поэтому Трейси не нужно было много времени на настройку.

Положив свои ладошки на крестец и область между лопаток, она начала рассматривать его татуировки. Вот дракон, расправив свои огромные крылья, парит на его плече. Другой, раскрыв пасть, сползает по бедру, чтобы удержать в своих лапах  сияющую жемчужину мудрости. Изящно нарисованные китайские иероглифы на энергетических центрах, помогают потокам силы мягко заворачиваться в водовороты энергий. Взглядом второго внимания она шла за линиями силы его тела, отмечая блоки, мешающие прохождению энергий. Дыхание настраивалось в унисон двух тел, готовящихся стать единым целым.

Трейси начала растворятся в его ритмах, позволяя себе погружаться в осознанный транс все глубже и глубже, соединяясь на тонком уровне пульсаций тонких тел. Ее руки начали скользить в унисон его внутреннему ритму. Прислушиваясь к каждому невидимому звуку внутри его тела, к каждой волне его энергий, она словно туман обволакивала его и позволяла себе вместе с ним заныривать в самую глубину тишины и покоя. В движение в покое и покой в движении. Туда где нет разделение на ты и я. Где есть только одно общее божественное поле осознания наполненной пустоты и пустой наполненности.

Она знала, что сейчас он исчезнет из реального мира и уйдет в мир своих грез, чтобы затем опуститься еще глубже и достать до дна колодца и вынырнуть с другой стороны, в саду бессмертия матушки Сиванму. Но это будет только его видение, куда она может быть, сможет заглянуть вторым вниманием, проскользнув яркой, бирюзовой бабочкой в пространства его Души.

Дыхание Элиаса стало практически невидимым. Он был здесь и одновременно очень далеко. Там куда спускается герой, чтобы познать и укротить драконов, став Великим Небесным Правителем своей внутренней вселенной.

Медленно, шаг за шагом Трейси успокаивала его тело и разум, помогая ему погрузиться в самые потаенные уголки своего духа.

И вместе с ним, она шла по тонкой линии памяти общих воплощений. Туда, где они вместе бродили по далеким горам бессмертных, пили чай, набирая воду из горного ручья в бамбуковой роще. Любуясь игрой облаков в небе, он читал ей свои стихи, а она, или вернее тогда это был он, варила ему свежайщий чай из нежнейших почек, сорванных на самой вершине скалы над бурно текущей рекой, устремлявшей свои желтые потоки к океану. Они были лучшими друзьями на свете. Дружба двух адептов Дао в той жизни, стала той ниточкой, что связала их души на долгие воплощения. И не было смысла принимать это влечение за сексуальную страсть. Здесь было намного больше,  чем влечение мужчины и женщины. Общие практики, близкое виденье мира и дух чайного Дао, который на протяжении многих жизней снова и снова давал им возможность занырнуть в его поток, даже если они были в других традициях и религиях. В этом воплощении у них множество возможностей реализовать Дао в себе и эта ночь и чай, напомнили им об этом. О слиянии и разделении, о пути и движении на волне Дао. О том, что страсть это то, что сближает мужчину и женщину, но как они распорядятся этой энергией, зависит только от них самих.

Мягко, словно кошечка, Трейси легла сверху и распределила вес так, чтобы невесомым облаком накрыть тело Элиаса, давая ему возможность занырнуть так глубоко, чтобы вынырнуть на этой стороне реальности, в здесь и сейчас. Его телу вновь вернулось глубокое дыхание и на его спине, словно на огромном ките, мягко покачиваясь и улыбаясь своим воспоминаниям об их далеком прошлом, она плыла в потоке Дао.

Утром Элиас с глубоким поклоном поднес ей изящную фарфоровую коробочку с чаем.

-Этот чай я сам собирал в далеких китайских горах на утесах бессмертных. Его называют “ Дыхание бессмертных сестер”. Надеюсь, это сможет хотя бы частично отблагодарить тебя.

– Элиас, я можно я попрошу тебя еще об одном.

-Все, что угодно монами.

-Расскажи мне, почему тогда, когда я в первый раз появилась у вас в чайном клубе, все мастера пришли и пили мой чай? Моя энергия, Дао, карма, что привлекло вас тогда.

– Трейси, когда ты пришла к нам в клуб на первое занятие, то к нам в кабинет, прибежал Клиф и сказал “ Вау мужики, там такая женщина, с таким декольте!”. Ну вот мы все и пришли посмотреть на .. на тебя! А потом оказалось, в тебе есть не только декольте. Но и многое другое, например твоя энергия. Но первый порыв, честно, был “декольте”.

Вот так и разрушаются наши иллюзии по поводу того, что наша энергия прежде всего. А Трейси в этот день долго смеялась вместе с Кэролайн о своих фантазиях на тему великого Дао.

Но кто знает в чем истина? И разве не был чай, той связывающей нитью, что привел Трейси в чайный клуб, где она встретилась с Элиасом? И не стояло ли за всем этим безымянное и невидимое Дао? Кто знает?

Но это уже другая история.

©Эжени МакКвин, 2016.

 

Читать дальше. Глава 11. Поцелуй Мадре.

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться  в соцсетях

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.