Пески времени. Глава 9. Рождественский подарок семи Хатхорит.

Близилось рождество. Трейси любила это время года. Судьба всегда дарила ей удивительные встречи в эту неделю. Многие друзья вошли в ее жизнь именно на рождественские праздники. Было в этом что-то магическое и судьбоносное.IMG_7043

Так и сейчас на эти дни к маме приезжал ее брат Ричард из Амстердама. Поэтому Трейси после праздничного обеда могла спокойно улететь на поиски приключений, оставляя дядю Ричарда с мамой попивать мамины домашние наливки и настойки и вспоминать былые подвиги юности. Ее мама в искусстве спиртных напитков  известная мастерица и ее рецептами пользовались несколько ресторанов города. А дядя Ричард был мастер опустошать мамины запасы. Поэтому им всегда было не скучно вместе.

Потом мама возьмет дядю Ричарда под руку и они будут бродить по старому городу, чтобы полюбоваться заботливо украшенными к рождеству домами. И, конечно же, сходят на праздничную службу в какой-нибудь из соборов. А может, посетят и несколько. Благо, множество соборов собраны на небольшом пространстве средневековой площади.

Поэтому Трейси позвонила Соне в Лондон и спросила, каковы у нее планы на это время. Соня не была занята ни в одной из своих магических тусовок после солнцестояния и была рада побродить с подругой по празднично освещенному рождественскому Лондону.

И встретив в аэропорту дядю Ричарда и доставив его домой к маминому праздничному столу, через час Трейси уже возвращалась обратно в аэропорт, чтобы через два часа приземлиться в Хитроу.

Соня, как всегда в жутко элегантном ведьминском прикиде, радостно привлекала внимание народа в зале ожидания. По поводу рождества вместо черной шляпы она надела шапочку Санта Клауса, но черного цвета. Атласное черное платице, отороченное якобы снегом, еле прикрывало ее посиневшие от холода коленки. Трейси никак не могла привыкнуть к тому, что здесь и зимой и летом одевались по одной и той же погоде. И встретить зимой девушку в короткой юбке с голыми ногами и резиновыми крокусами на босые ноги было абсолютно адекватно.

Наверное, это было то, что больше всего привлекало ее в этом удивительном городе. Ты могла надеть все что угодно и никто не обращал на это никакого внимания. А рождественские наряды фриков всех мастей и видов принимали невиданный размах. На улице можно было встретить кого угодно от сказочных фей и гоблинов до Мерлин Монро и Элвиса. И конечно же масса подвыпивших оленей в обнимочку с Санта-Клаусом вместе с огромной ходячей елкой в гирляндах светящихся фонариков, которая покачивалась то ли от ветра то ли огромного количества рождественского пива.

С радостным визгом Соня бросилась обнимать Трейси и через пару минут уже тянула ее на стоянку, где стоял ее красный “жук”. По поводу рождества он был украшен маленькими, черными оленьими рогами на крыше и пушистым хвостиком сзади. Что, видимо, предполагало превращение маленькой машинки в оленя Санта-Клауса, а саму Соню в его женскую ведьминскую версию.

-Ура! Ты прилетела! Завтра идем в музей! Там как раз началась выставка, посвященная древнему Египту. Я ждала тебя и уже взяла нам билеты. Надеюсь, ты взяла свой ангельский ключ, чтобы подзарядить его от какого-нибудь древнего артефакта?

–Моя любимая болтушка Соня. Ее молчаливый и серьезный супруг. Хорошо когда есть друзья, с которым можно быть самой собой и не скрывать свою инаковость. – мысли о вечере с друзьями радостно грели Трейси несмотря на моросящий, вместо снега, рождественский дождик Лондона.

Соня как всегда первым делом сообщила, кто с кем опять поругался и кто кого обвинил в чернухе. Затем перешла на свои достижения в магическом искусстве древних британцев. В общем, весь вечер за бокалом пива был введением в курс последних эзотерических и не очень событий всех тех сообществ, в которые входила Соня.

Слушая подружку, Трейси одновременно думала о завтрашнем походе в музей. Было ли это как-то связано с событиями минувшей осени? Утро вечера мудренее. Посмотрим, что день грядущий ей готовит, а пока что можно было еще выпить рождественского эля и горланить джинг белз, в обнимочку с гоблинами, феями, оленями и Санта-Клаусами местного паба.

Британский музей всегда вызывал у Трейси легкий трепет. Здесь были собраны удивительные артефакты со всего мира. Англичане знали толк в магических предметах и умели их отлично прятать от глаз профанов. Она хорошо помнила, как они с Соней в прошлый раз искали хрустальный череп. Он был в зале, через который они ходили множество раз. Но пока им не сказали, что череп именно здесь, они даже не могли предположить, что этот загадочный артефакт находится в этом зале. Они три раза обошли зал, пока Трейси не включила “виденье”, чтобы отыскать нужный стенд. Увидев его прямо в левом углу от входа,они после никак не могли понять, как же они его не замечали.

И это был не единственный случай, когда совершенно уникальные артефакты с помощью игры света и тени, скромной витрины и других уловок прятали. Трейси забавляло, что для этого использовали те же законы выставления товаров, что и в супермаркетах. В любом случае это работало. И обычно возле таких предметов не было никого. Что, впрочем, устраивало подруг, давая им возможность поисследовать артефакты в полном одиночестве.

Но с египетской выставкой побыть вне толпы не получалось. Погруженные в полутьму и закрученные в лабиринт выстроенные из перегородок коридоры были наполнены людьми. Мягкое освещение создавало эффект таинственности и погружения во что-то очень загадочное.

– Молодцы. Как всегда отличное воздействующее на психику шоу. – подумала Трейси, проходя чек-ин и вступая в полумрак выставки.

Ее всегда восхищало умение британцев ярко и вкусно подавать что-либо, будь то современное искусство или IMG_0056древние артефакты. На входе детям выдавали значок с изображением скарабея, для защиты от мумий и небольшой буклет “Дневник путешествия по таинственному Египту” со списком заданий. Так что для детей и их родителей выставка становилась интерактивной игрой. Поэтому везде носились дети, разыскивая тайные знаки и собирая штампики о выполнении задания в дневник путешествия, но при этом сама атмосфера таинственности оставалась в полном объеме. Дети словно становились неотъемлемой частью обстановки путешествия в прошлое.

Выставленные в витринах предметы быта и культуры древней станы Кемт фонили различными потоками. Словно завороженные Соня и Трейси бродили по выстроенному темному пространству от стенда к стенду, вылавливая вторым вниманием важные для каждой из них нюансы. Трейси попала в мир своих грез о древнем Кемт. Она узнавала предметы, символы, украшения, словно что-то повседневное и обычное для нее. Она не могла восхищаться ими, как не стали бы мы с вами восхищаться, например микроволновкой, если бы попали на выставку будущего через 2000 лет от сегодняшнего дня. Она просто была где-то совсем рядом с домом. Где все привычно и знакомо. И когда они вышли, то у нее совершенно не было никакого восторга, в отличии от Сони, которая, немедленно, с жадным блеском в глазах, понеслась в магазин сувениров покупать копии древнеегипетских украшений.

Трейси примеряла вместе с Соней копии с древних ювелирных изделий и понимала, что они в чем-то неправильные. Слишком легкие, камни не натуральные. Форма сохранена, но наполнения не было. И от этого она ощущала себя опустошенной и не понятно было, зачем она сюда пришла.

Внезапно раздался звонок телефона. Сонин супруг спрашивал, когда она собирается домой. Потому что завтра они собирались съездить к его родителям в Эдинбург.

-Трейси поедешь с нами?

Эдинбург, Шотландия. Трейси еще ни разу не ездила на север. Обычно она исследовала южную часть острова. И… внезапно яркий образ проявился отчетливо в ее осознании. Нейл! Ведь в Эдинбурге живет Нейл. Они не виделись после занятий, однако у нее был его телефон и приглашение, если она будет в их краях выпить чашечку кофе.

Сама судьба ведет ее по своему загадочному и непредсказуемому пути. Поэтому, не откладывая на потом, она достала телефон и набрала номер Нейла.

Мягкий, бархатный, словно темный эль голос ответил буквально моментально. Да конечно, он будет рад ее увидеть завтра вечером. Он с удовольствием приглашает ее выпить с ним по бокалу пива, если она не возражает. Так как это рождественский вечер и пабы будут закрыты, то он рад пригласить ее к себе домой, чтобы она составила ему компанию.

Вот так неожиданно для себя Трейси на следующий уже ехала с друзьями в Эдинбург навстречу новому приключению. И после обеда с родственниками Сониного мужа, принарядившись в рождественскую шапочку “ведьмовской Санта-Клаусы” наша героиня уверенным шагом пошла на встречу карме.

Рождество в Эдинбурге всегда отмечают с размахом. Город светится, словно наряженная огромным количеством гирлянд, рождественская елка. В каждой витрине эльфы, гномы, колдуньи, Санта-клаусы и олени. Можно было часами рассматривать эту зимнюю сказку, если бы не ледяной ветер, который сегодня словно сорвался с цепи.

Закутавшись в теплый шарф Трейси, старалась не думать о Томасе. Ведь она идет на встречу с Нейлом. Зачем ему знать о ее чувствах к его коллеге. Мужчины они такие. Инстинктивная конкуренция может проявиться независимо от уровня магии и осознанности и тогда, возможно, она не сможет получить ту энергию внимания, на которую рассчитывала.

Нейл ей нравился и как маг и как мужчина. Был в нем внутренний стержень такой силы, которую в других мужчинах Трейси никогда не встречала. Он ей напоминал огромную каменную глыбу, которую никто не сможет сдвинуть с места.

Может ли он также как Томас читать мысли? Этого она не знала, но на всякий случай лучше перестраховаться. Те практики, которые она выполняла последние три месяца, позволяли становиться пустым сосудом и утихомиривать мысленный поток. Удастся ли ей удержаться в этом? Встреча с Нейлом была экзаменом, который она надеялась выдержать.

Она почти пришла к месту встречи и остановилась перед светящейся витриной магазина детских игрушек, чтобы настроиться. Маленькие феи и эльфы весело подмигивали из искусно созданного для них заснеженного леса. Мишки Тедди в разноцветных шапочках и шарфиках кружились в хороводе, двигаясь по кругу на маленькой механической платформе вокруг лоскутков пламени игрушечного костра, которые смешно суетились под струйками воздуха снизу. Блестящие, украшенные узорами кельтских спиралей сани СантаКлауса стояли в центе витрины, а сам хозяин рождества весело махал ей рукой.

Словно завороженная, маленькая девочка Трейси наблюдала за сказочной картинкой, пытаясь настроиться на пустоту и убрать мысли о Томасе настолько, насколько это возможно.

Несмотря на ледяной ветер на улицах города, внезапно внутри живота начало растекаться тепло. И, спустя мгновение, в стеклянном отражении витрины появился силуэт Нейла.

– Мда – подумала Трейси – умеет же он управлять энергиями.

Нейл обнял ее и она начала проваливаться в тепло, словно его объятья были мягкой пуховой периной.

-Привет малышка. Пошли. А не то совсем замерзнешь, любуясь детскими игрушками.

Поднимаясь по лестнице на второй этаж дома, где жил Нейл, Трейси старалась не думать ни о чем. Ни о прошлом, ни о том, что ее здесь ждет и уж тем более не о будущем.

А после бокала имбирного пива, сидя на диванчике под переливы колокольчиков рождественской музыки Трейси совсем расслабилась и легко парила в пустоте безмыслия. И только грохот праздничного фейерверка заставил ее вернуться в физическую реальность и то, только затем чтобы подойти к окошку и высоко в небе увидеть россыпь ярких цветных искр от фейерверка над древним городом.

Нейл смотрел на ее силуэт на фоне окна в ожидании хоть какого-нибудь намека на возможное продолжение давным давно забытых отношений из древнего прошлого их Душ. Он знал, что можно никуда не спешить в этом воплощении. В любом случае есть еще невероятное количество будущих. Но, что будет в них, зависело от их выбора в данный момент. Он мягко подошел и стал позади нее на расстоянии, которое могло ровняться нескольких атомам, а могло и нескольким вселенным. И ждал, когда она примет решение, так же как когда то…в древнем храме на восходе звезды Изиды…

Трейси не хотела принимать решения. Всем телом она ощущала поток тепла и абсолютную безопасность, исходящую от этого большого, похожего для нее на огромную скалу, загадочного Мастера.  Она согласна была стоять неподвижно, зная и чувствуя его рядом целую вечность, так же как когда то… в древнем храме на восходе звезды Изиды…

Так же как и сейчас ей надо было сделать выбор. Юноши и девушки, опьяненные священным напитком богини любви Хатхор, постепенно погружались в тонкие видения мира. Каждый видел свою реальность. Иногда их реальности пересекались, и тогда возникала вспышка, объединяющая пару.

Хека-Нейт видела это словно тонкие золотые нити, выходящие из пупка, которые ощупывали коконы каждого из участников ритуала и если находили пару, то проникали в друг друга, чтобы слиться в едином энергетическом шаре. С этого момента их серебряные Нити Жизни начинали свой танец, скручиваясь в многомерный узел над головами ослепленных напитком и страстью юноши и девушки.

На высоком постаменте сидел юный жрец. Его тонкие пальцы перебирали воздух, но на самом деле он помогал неофитам найти свою пару. Он словно направлял золотые нити, помогая им найти дорогу к нужному кокону.

Хека-Нейт, а вместе с ней и Трейси, как завороженная, смотрела на возникающий танец золотых и серебряных узоров магического полотна ритуала. Сам ли он это делал? Было ли это действие напитка, но собирая все свое внимание на фигуре юноши-жреца она начинала различать вокруг него контуры Тота, Владыки Магии и Ритуала. А вот и семь Хатхорит владычиц судьбы, парящие над залом храма и наблюдающие за полем судьбы, чтобы переплетения были совершены в согласии с законами гармонии Маат.

Чем больше Нейт-Хека собирала свое внимание и направляла на жреца-управителя-ритуала, тем больше она видела созданий  божественного плана. Все они принимали свое участие в управлении потоками энергий через тонкие пальцы жреца, которого в нынешнем воплощении Трейси знала, как Томаса.

Увлеченный своей работой он не замечал ее внимания, с восхищением следующего за его невидимым управлением. Словно растворяясь в пустоте, она становилась невидимой для него, но проявленной для Божественных Сил все больше и больше. Она становилась пустым сосудом, подходящим для ритуала, Tantraприглашая в свое тело Великую Богиню Женских Судеб.

По небесной нити в юное тело спускалась бирюзовая энергия Прекрасной Матери Любви Хатхор, превращая ее в свое воплощение. Чьи-то руки крепко обняли ее и прижали к жаркому мужскому телу.

Трейси уже не понимала, где она находится в далеком прошлом или в нынешней реальности. Кто на самом деле с ней: Нейл или жрец Хекареш, который встретил ее на пороге храма, чтобы затем стать партнером в ритуале посвящения. Ни тогда, ни сейчас это не имело уже значения. Серебряные Нити Жизни, переплетаясь, брали свой узор из прошлого, чтобы выткать полотно вероятного будущего.

Сколько раз после этого ритуала она и Нейл встречались в храме, чтобы вновь и вновь плести вероятности встреч в будущем?

Множество. Она могла до мелочей вспомнить, как он помогал ей исчезать во время страсти, чтобы уступить в своем теле место Божеству, отдавая как подношение сладостные капли нектара наслаждения, рожденные ее телом. Он обучал, не прося ничего взамен и не отдавая ей себя во владение. Он показывал, как можно стать единым целым, но после разделить поля, чтобы оставаться самой собой. Он позволял любить, но не привязываться друг к другу.

И открывая в своей памяти прошлое, Трейси понимала, что ей хорошо с ним, как с другом и очень близким ей человеком. Но она не хочет больше сливаться в единое целое, используя страсть и секс, как проводников. Они теперь могут делать это напрямую, используя нити поля, чтобы расплести узлы Хатхорит.

Нейл словно услышал ее и неподвижно стоял, обняв своими все чувствующими, нежными руками. Они вместе погружались в состояние пустоты и небытия, наблюдая как тонкие нити судьбы из полей прошлого, создают полотно их будущего. Возвращая себе память о том, как любить и быть едиными, но оставляя за собой право выбора, следовать инстинктам плоти или позволить духу воспарить над завязанными в прошлом узлами кармы и растворить их безусловной любовью и обьединением в пустоте.

А потом было утро, и Трейси улетела домой. Она так и не задала Нейлу ни единого вопроса о Томасе.  В этом больше не было необходимости. Томас сам найдет ее, когда придет время. Есть то, что важнее, чем слепая страсть к Мастеру. Человеческая любовь и дружба сплетенные золотой и серебряной нитями Семи Хатхорит на вечных дорогах Владычицы Судеб Нейт.

И это уже совсем другая история…

©Эжени МакКвин, 2016.

 

Читать дальше. Глава 10. Кармический гештальт.

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться соцсетях.

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.