Шахматы судьбы. Глава 35. Новая любовь или?

Любовь и ревность переплетаются словно водоросли на дне реки, цепляясь за один и тот же камень. Любовь и ненависть ходят рука об руку глядя в разные стороны. Сколько жгучей боли поднимается на поверхность реки жизни, когда тот кому ты верила, на кого рассчитывала оказывается не таким, как ты ожидала. Оказывается обычным человеком, который не может отказаться от своих физических влечений. 

И что делать если волна обиды и ненависти толкает тебя в объятия другого, которые оказались тебе по нраву?

И так из воплощения в воплощение идет игра и ты не можешь выйти за ее пределы. Пока.. пока не придет осознание всех этих “печатей” клятв и обещаний и… “печатей” принятия этих клятв и обещаний. Итак….

 

 

Трейси взяла со стола изящную фарфоровую чашечку немецкого фарфора. На ней  в золотом вензельке прелестная дама с глубоким декольте в корсете цвета бордо и пышной кружевной розовой юбке кокетливо протягивала ручку своему кавалеру.  Стройные ножки с тонкими щиколотками выглядывали из под воланов ее наряда, соблазняя розовыми туфельками на каблучках и шелковыми лентами шнуровки. Молодой человек явно ей подмигивал, намекая на продолжение свидания где-то неподалеку в беседке пышно обрамленной цветущими кустами роз. Пасторальная идиллия изображения, добавляла в кофе в чашке тончайший, невидимый вкус изящного флирта. 

-Итак – произнесла Кэролайн, чухая за ушком серого кота-британца, что свернулся  огромным клубком у нее на коленях – он вернулся. 

-Ага – задумчиво протянула Трейси и легонько качнула ногой в розовых тапочках. Пушистые мимишные помпоны завертелись на своих шнурочках словно юркие мышки Кот скосил взгляд на розовые шарики, но не двинулся с места. 

Трейси поправила выбившийся из собранных в пучок волос локон, ловко заправив его за ухо, сделала глоток кофе и потянулась к еще теплому грушевому тарту.   

-Тебе сладкое полагается только после того, как расскажешь обо всем с чем явилась. – с улыбкой потянула блюдо к себе Кэролайн.

-Ладно. Остывший он еще вкуснее. – тапок с ноги Трейси шлепнулся на пол. Кот не выдержал и спрыгнул с колен Кэролайн. Затем осторожно прикоснулся лапой к помпонам, понюхал их и убедившись, что это не розовые мышки уставился в окно делая вид, что разговор ему совершенно не интересен. Только метущий невидимую пыль на серых плитках пола влево и вправо пушистых хвост говорил о том, что он внимательно следит за речами. 

-Итак, мужчина, с которого год несколько лет назад ты снимала клятвы и обеты, которые он дал тебе когда-то в прошлых воплощениях, вернулся в твой город. – подытожила предыдущий разговор Кэролайн. 

-Ну да – протянула Трейси. 

-И ты поняла, что вам нужно обязательно встретиться?

-Угу. И я хочу твоего тарта. 

-Сначала подробности, а потом тарт. Тем более, что я его делала исключительно для тебя полностью и целиком. И он никуда не убежит с этого стола. 

-Но у меня уже полный рот слюней, я буду рассказывать и брызгаться, как твои любимые французские бульдоги. 

Кэролайн рассмеялась:

-Бери, умеешь ты меня уговорить ненасытная сладкоежка.

-Не правда. Это у меня только на твои кулинарные изыски такая реакция. 

Трейси радостно подвинула тарелочку с грушевым тартом к себе и взяла десертную ложечку с фигуркой русалки на ручке. Серебряные глазки морской дивы словно широко распахнулись от такой бесцеремонности, когда кончик ее рыбьего хвоста нырнул в сливочную желтизну ванильного крема. 

Тончайший вкус сладкой и ароматной груши, смешанный с нежнейшим французским кремом, покрытый темно-коричневой корочкой потрескавшейся от огня сахарной глазури, срочно требовал быть доставлен прямо в рот. Трейси наслаждалась этим великолепным произведением кулинарного искусства своей подруги. Но после первой ложки она отодвинула тарелочку, чтобы продолжить рассказ.   

-Несколько лет назад я с него сняла клятвы и обеты, которые он мне дал в верности и любви в нескольких воплощениях. И которые нарушал неоднократно в различных же жизнях. Причем обращаю твое внимание – я нигде не нашла и следа, чтобы я от него требовала эти обещания и обеты. Он давал их мне сам, добровольно и от чистого сердца. А потом… потом так складывалась ситуация, что он предпочитал их нарушить. Последствия? А кто когда нибудь думает о последствиях давая клятвы и обеты? . 

 -И что же ты хочешь от меня? – спросила Кэролайн. 

-Разговаривая с тобой мне проще понять, что происходит у меня внутри и найти ту ниточку, которая ведет к выходу из ситуации, даже если она завязалась множество воплощений назад.

-И ты опять хочешь туда заглянуть? – губы Кэролайн поднялись вверх в улыбке , а уголки глаз заискрились то ли лучиками света, то ли морщинками.  Кэр любила, когда ее неугомонная подруга ныряла в Пески Времени, чтобы найти ответы на вопросы. Все что было нужно это открыть портал между мирами воплощений. А что такое любые двери для ключницы и привратницы? 

 

Дженивер с трудом сдерживала эмоции. Ведь вроде все было хорошо, почему же тогда Сиге с такой скоростью сбежал из сада под предлогом, что у него утренняя молитва? Да, этой ночью встречать вместе рассвет не полагалось. Время богини заканчивалось перед восходом солнца и все возвращались к обычной жизни, забывая своих партнеров священного времени. И все равно ей было обидно. 

Она вышла из сада и вместо того, чтобы пойти в дом, где жили жрицы, повернула в противоположную сторону. Туда где лежала древняя дорога, которую проложили когда-то римляне и где на вершине холма, все еще виднелись руины их храма. Она часто приходила сюда, хотя это не особо одобрялась старшими жрицами. Но сегодня все отдыхают после ночного ритуала и никто не увидит ее на тропе, что вьется между усыпанными цветами кустами боярышника. 

Сияющие девственной белизной  мраморные колонны на вершине напоминали ей о чем-то давнем, но до безумия близком. Словно сны, которые для тебя важны, а ты никак не можешь их вспомнить утром. Ночью мрамор светился в свете луны, как живой, оставаясь при этом ледяным белым потоком. А днем, когда не частое  солнце согревало привезенные издалека глыбы, он становился нежным теплым дорогим шелком, в который хотелось закутаться и самой стать такой же. 

Узкая тропинка на вершину холма была мокрой от росы и скользкой. Дженивер периодически вынуждена была хвататься за колючие ветки, чтобы не упасть.  Но это только еще больше разжигало ее ярость. И когда она подошла к двум колоннам, которые когда то служили входом в портик римского храма она была полна внутреннего огня. Вернее она ощущала себя ярким пламенем, которое пылало во все стороны пытаясь сжечь все, что у него на пути. Ей казалось, что достаточно одного выдоха и ярко зеленая, сочная трава станет серым пеплом. 

 

Адэликс тихонько притаился под упавшей колонной. Густая трава не позволила бы никому открыть его тайное убежище из которого он следил за нашей героиней. По земле рядом с ним сплетались в сеть огоньки. И только в глубокой тени эти огоньки начинали переливаться неоновыми оттенками принимая змеиный облик драконессы Грибницы. 

– Ну вот, наша девочка стала женщиной и теперь у нее появится множество новых прав и обязанностей как полноправной жрицы. – поправляя кружевные манжеты, сплетенные из белоснежных паучьих нитей, тихо произнес эльф. 

-Шшшшш – змеиным шепотом отозвалась Грибница. – Но этот парень сбежал из сада без понятных ей объяснений. И даже не укрыл пледом. –  в шипении Древней зазвучал оттенок металла. –  Естественно, что ее тело пробудило внутренний огонь, чтобы согреться. 

-Ну и зачем ей такой мужчина рядом, который будет от нее бегать к своим христианским молитвам и для которого законы какой-то далекой от нас церкви важнее ее Богини? – не отрываясь от своих манжетов криво улыбнулся старый Эльф. 

-Ты прав. Но и Рьяну она больше не будет доверять. 

-Значит нам нужно найти ей другого! – Аделикс радостно потер ладони в предвкушении нового приключения. От этого движения его манжеты снова сместились со своего места и эльфу пришлось начать все сначала и  своими тонкими, словно сухими веточками пальцами пытаться расправить путающиеся между собой паутинки на место. 

 Древняя внимательно всматривалась в их подопечную, сканируя ее тело.

-Пока что нам надо помочь ей скинуть избыточный огонь, пока он не повредил ее тело. Я сделаю траву еще холодней, а ты попросили своих коллег устроить нам легкий ветерок, только не очень холодный, а то вода и огонь могут устроить конфликт, который просто порвет ее тело и она надолго сляжет и может потом и не встать с постели. Разве что дойдет до могилы и там и останется. И… ты слышишь?  

 

По древней римской дороге медленно тянулся караван. Низкорослые кони не спеша тащили тяжелые повозки нагруженные амфорами с вином и маслом из далекой, заморской земли. 

На телегах сидели в основном мужчины, угрюмо укутавшись в теплые одежды. Но кое-где попадались и яркие платки, завязанные в искусные узоры, создавая на головах их владелиц пестрые, красочные замысловатые шатры, в которых красовались булавки разных металлов и достоинств. 

 Молодые мужчины с мечами на поясах гарцевали рядом с караваном. И столь редкое в Туманном Альбионе солнце забавлялось отражаясь в навершьях мечей, отполированных в схватках на множестве путей древнего мира.  

А у дороги уже одна за одной, приподнимали серую от росы траву, белые шляпки. Грибы образовывали круг, который неумолимо пересекал край римской дороги. 

 

Тяжелая телега наехала на белый бугорок и …  громко хрустнуло дерево, колесо резко отклонилось от своего пути и покатилось в сторону холма. Повозка накренилась и грузный мужчина скатился с нее прямо в круг нежных грибных шляпок.  

-Стой! – властный мужской голос зазвучал над дорогой. – Стой же я сказал! 

Караван замедлил свой ход и повозки одна за одной начали останавливаться. 

С одной из телег медленно и цепляясь пыльные мешки полные товара, слез пожилой, грузный мужчина. Его длинная верхняя одежда была из толстой коричневой шерсти да еще и подбита мехом. Тонкий пояс из разноцветных дорогих шелковых нитей не давал ей распахнуться. Он явно был не с островов, потому что местные жители привыкшие к прохладным туманам и дождям такое не носили. На его голове был накручен белый кусок ткани, из под которого на висках колечками закручивались жгуче черные локоны. Нос крючком торчал над густой седой бородой. 

Два мужчины, головы которых также были были обмотаны кусками белой ткани спрыгнули со своих коней  и тоже подошли к телеге, которая потеряла колесо. 

Парни были столь разные и в то же время невыразимо похожи. Один очень высокий, с мускулами рельефно очерчивающими его тело Его курносый нос и полные губы показывали, что он откуда то из утопающих в болотах земель, где поклонялись богине Нетхалении (1*). Второй наоборот, невысокого роста, крепкий, но с мягкими, переливающимся волнами подкожного жира, телом. Черные, вьющиеся бороды и локоны у висков явно указывали на их принадлежность к иудеям, которые давно освоили торговые пути, перехватив их у исчезнувших в потоке времени финикийцев.  Другие страны нуждались в олове с островов, а острова давно привыкли к вину и оливкам. 

У обоих молодых мужчин были миндалевидные глаза и смуглая кожа привыкшая к яростному средиземноморскому солнцу. Это и множество других черт, говорило об их кровной связи. Хотя, видимо, их матери были из разных народов. 

Пожилой мужчина присел на корточки возле отвалившегося колеса и что-то забормотал периодически вскидывая руки к небу. 

-Аба (Отец). Нам тут нужна крепкая палка, а не только молитвы. – неожиданно низким, срывающимся в хрип, голосом произнес высокий парень. 

-Дорогой Алон – второй парень улыбнулся, но так чтобы отец не увидел его улыбки и обратился к сводному брату. Да, эти молодые люди были сводными братьями. И их отец сейчас молился, дабы получить помощь от Всевышнего в починке колеса, как можно скорее. – Он будет теперь молиться перед осью, пока она чудом не починится.  

-А его молитвы реализуем обычно мы. – теперь уже улыбнулся брату Алон, и продолжил – Вдоль дороги только кусты.  Боаз, идем на верх холма, может там найдем что-нибудь полезное. 

 

Адэликс сидел на белом камне, который валялся тут с момента, когда его откололи от мраморного блока, приложив к глазу листок подорожника, как платочек. 

-Они попытались раздавить одного из твоих малышей. О моя дорогая, эти люди такие жестокие существа. 

-Аделикс, ты зачем устраиваешь этот спектакль? – Грибница приняла вид радужной змейки, что спряталась под белой колонной. – Они растут и исчезают, чтобы раскинуть мои споры, когда нужно. Это мои дети, но у каждого из них своя судьба. Этот оказался под колесом телеги и мои споры упали в щели между камнями. Так что он выполнил свое предназначение. 

-Но он был так мил, так мил… Его шляпка была так крепка, так крепка…

-Хватит дорогой, хватит. Ты прекрасно сыграл свой спектакль для меня. Дело сделано и сюда идут двое. Посмотрим, что будет. 

И парочка из иного мира с любопытством замерла в ожидании продолжения истории. 

 

Дженивер присела на белый мрамор и положила на него ладони. Она скидывала внутренний гнев и жар в холодный камень пытаясь справится с нахлынувшими чувствами. Вдох и выдох через ладони в камень. Вдох-выдох. Ни на что не обращаем внимание. Вдох-выдох огня в камень. Но этого ей было мало и она вскочила на белую глыбу, чтобы охладить ступни и яростно стала топать ногами вгоняя внутренний хаос заморскую белизну далеких стран.

И внезапно на нее нахлынуло странное воспоминание, откуда-то из далекого прошлого ее души. Там она танцевала на нагретых яростным солнцем белых плитах. Каждый ее шаг отдавался во всем теле вибрацией, которая протряхивала все ее нутро, каждую частичку тела. И каждый шаг сопровождался хлопками ладоней. В ее видении эта вибрация пронзала незнакому красную землю под белыми камнями, наполняя ее незнакомой песней, которая странными, гортанными звуками вырывалась из ее рта. Всеми своими чувствами она ощущала, что эта неизвестная для нее земля принадлежала ей по какому-то древнему праву и она не отдаст ее никому и никогда. Она настолько погрузилась в это переживание, что совсем потеряла контакт с физической реальностью.   

Алон и Боаз, услышав странные звуки с вершины холма направились к ним, осторожно ступая по мокрой траве. Раздвинув ветви цветущего терна они увидели девушку, которая яростно впечатывая каждый шаг, танцевала на  основании давно упавшей колонны языческого храма римлян. Это был странный танец. Ее тело было словно натянутая между небом и землей струна, на которой хлопки ступней и ладоней играли ритм, который пронзала землю и растекался круговыми волнами включая в свои вибрации все вокруг.

-Хороша – прошептал Алон. – я бы взял ее третьей женой. 

-У тебя уже есть две – парировал Боаз. – А у меня ни одной. Лучше она будет моей женой. Я возьму ее прямо здесь и по “праву обладания” она станет моей. 

-Клянись! – засмеялся тихо Алон. – Кто первый ее возьмет, тот и станет ее мужем “по праву обладания”. 

-Клянусь! 

-Клянусь! 

Две клятвы всколыхнули воздух и растворились в невидимом поле кармы, связывая невидимыми нитями девушку на белом мраморе и двух мужчин. Либо просто еще больше завязав те узлы, которые привели всех троих сюда в нужное время. 

Внезапно Джени остановилась. Ее тело словно ощутило присутствие зрителей, сделало глубокий вдох-выдох  и вынырнуло из иного измерения памяти ее Души.

Мужчины не спеша вышли из своего укрытия и направили свои шаги к девушке, которая замерла на своем постаменте, словно древняя богиня, которую застали смертные за священнодействием. 

Они уже предвкушали удовольствие, которое можно получить погрузившись в женское тело. Возбуждение охватывало тела стирая все другие мысли, оставляя животные инстинкты и желания. Схватить, подмять под себя, впиться в тело и не останавливаться пока не изольется семя. 

Но внезапно с другой стороны вершины холма, словно духи, бесшумно появились четыре женских фигуры.

Одна из них высокая, с коротко остриженными черными волосами, которые отливали синевой словно вороново крыло держала в руках копье, готовое отправиться в полет и найти себе жертву. На ней были вязаные в кремово-коричневую полоску штаны и такая же кофта в обтяжку. Ее тонкую талию охватывал широкий кожаный пояс, за которым виднелись навершия двух огромных кинжалов, которые также можно было бы назвать и небольшими мечами.

Вторая, такого же роста и с такой же короткой стрижкой, но волосами темно русого цвета. За ее плечами был колчан, а в руках натянутый лук со стрелой, готовой сорваться и впиться в того, кто не угодил ее госпоже. Кожаные штаны  обтягивали стройные ноги женщины. Ее живот был оголен, но кожаный лиф плотно охватывал небольшую грудь позволяя ей легко выхватывать стрелы при необходимости.

Третья была миниатюрной блондинкой с ярко голубыми глазами. Ее волосы светлыми локонами спускались ей на плечи. Ее одеяние из льняного полотна состояло из широких штанов и блузы перетянутой поясом. Низ штанов, края рукавов и горловина ее одеяния были густо украшены вышивкой красной и черной нитью. Она казалось столь нежной и хрупкой, но за широким поясом, в несколько слоев обернутым вокруг талии и сплетенным из множества разноцветных нитей, прятались небольшие острые метательные ножи и мешочки с перетертой в пыль ядовитой травой. 

У четвертой копна седых волос была перетянута кожаными ремешками высоко над затылком. Ее темно-синяя шерстяная туника доходила до колен. Но высокие разрезы по бокам никак не мешали ее движениям, открывая мускулистые ноги. Ее пальцы крепко сжимали два кастета с головами воронов, чьи клювы могли легко раздробить челюсть при сильном ударе в близком бою. Только тоненькая сеточка морщин возле глаз выдавала ее возраст, иначе никто бы не предположил, что она намного старше своих подруг.  

Ни одна из них не носила щита. Возможно они не считали необходимым защищаться в бою ибо в их бесстрашии мог сомневаться только безумец, который решил, что он бессмертный. 

Братья не были безумцами, поэтому остановились еще не решив, что делать дальше.  

В воздухе замерла тишина и нерешительность в том, куда дальше развернется ситуация. 

-Простите дамы моих братьев ибо не ведают, что творят. – мужской низкий голос, подобный драгоценному мягкому бархату, пророкотал над древними руинами. На вершину поднимался еще один путешественник из далекой страны. 

Его голос вывел из оцепенения Джени и она резво спрыгнула с белого камня на зеленую траву и в несколько быстрых движений оказалась за спинами воительниц и начала внимательно рассматривать нового игрока в этой сцене.

Мужчина был не так высок, как один из его соплеменников, но и не таким низким, как второй. Его движения напомнили ей дикого кота. Ленивая гибкость и сила, которые не демонстрируются пока не наступает необходимый момент. Собранный и расслабленный одновременно. Однозначно воин, но не демонстрирующий свое истинное нутро. Она чувствовала в нем хитрый ум и умение обходить острые углы в спорах. Он был ей интересен. Да! Она не могла оторвать своих глаз от него. Образы и чувства к  Рйану и Сиге утонули и сгинули в потоке ее интереса в этому необычному мужчине. 

Это было словно приглашение к игре. Кто кого, но в этом “кто-кого” не было прямой битвы и борьбы, здесь не было победителя, украшенного венком и проигравшего. Это было нечто, что она не испытывала до этого. Ей хотелось стать рекой и течь переплетаясь с ним, но оставаясь самой собой. Накатывать волной и отступать. Если он дикий кот, то она дикая кошка. В ее теле просыпалось странное чувство гибкой, кошачьей сексуальности или сексуальной кошачьей гибкости. Она не смогла бы описать свои ощущения ибо для них у нее не было слов. Но этот мужчина охватил все ее внимание и она захотела увидеть его внутреннюю суть. 

Что ей говорил отец, когда вводил в прямое знание Огама? Щит Фиона может быть не только щитом, но и окном. 

И по ее воле энергии деревьев начали собираться в круг священной рощи, чтобы дать ей возможность узнать то, что могли увидеть только друиды.  Увидеть духов, которые были хранителями человека. Ибо каждый, кто был рожден в Туманном Альбионе принадлежал тотемному клану, который оберегал и вел через леса и тропы. У кого-то охранитель был один, у кого-то их могло быть больше. Но это было священное знание доступное только друидам. Но ведь и Джени дочь друида и у нее есть право! 

Окно Огама легкой невидимой тенью зависло перед ней и через его центр она, с легкой улыбкой, посмотрела на незнакомца. Но за его спиной не было лесных хранителей. Не было там ни ундин, ни драконов или небесных птиц. За его спиной стояли три крылатых существа, которых она никогда до этого не видела. Внезапно она вспомнила, что мельком видела такое. Крылатый защитник легкой световой фигурой присутствовал у Сиге. Но он был настолько слабый и неясный, что она не стала обращать на него внимания. 

А здесь это были мощные, сияющие существа, которые вызывали у нее восхищение. Ох уж это женское магическое любопытство. Любовь к мужчине, или все-таки страсть к познанию, захватывали ее все больше и больше? 

Направив “око” на двух его товарищей, она увидела и возле них по одному светящемуся крылатому. Но в отличии от них, у новоприбывшего было три светящихся существа защитника. Один, такой же как у его собратьев, и два огромных, воинственных, многокрылых потока. 

Джени почувствовала, что она отчаянно хочет остаться с ним наедине. И не важно к чему это все приведет. Ощутить, включиться в его поток, соединиться с ним. Прикоснуться к его защитникам, познать их силу. Тонкими линиями силы она потекла сквозь окно Фиона к мужчине…

Клюв ворона холодным металлом прикоснулся к ее руке и резко выдернул друидессу из состояния виденья. Седовласая воительница обращалась к ней тихо, не отрывая глаз от мужчин. 

-Не делай этого. Никогда не начинай знакомство с мужчиной вливаясь в него, не понимая что ты делаешь и зачем. Кроме того ты не видишь, что тут присутствует четвертый и внимательно наблюдает за тобой. Эти два не очень умны, третий хитрый лис и опытный воин. Но если бы ты увидела четвертого, то увидела бы не только крылатых, но и еще кое-кого не из ваших краев.

Цветущие ветки боярышника качнулись, словно указывая на кого-то кто сильно не хотел себя обнаруживать. Дженни внимательно посмотрела, но успела только мельком увидеть медного цвета шевелюру мужчины, который торопился исчезнуть с склона холма. 

Снизу, со стороны дороги послышались крики. Мужчины переглянулись. 

-Вы искали крепкую палку – вот она. – Белокурая воительница легким движением подняла из травы длинную жердь и кинула мужчинам. Тот, который вызвал столь огромное любопытство у Джени, легко подхватил  палку, а затем поклонился женщинам  со сладкой улыбкой:

-Я Дорон. А эти двое мои соотечественники Боаз и Алон. Боаз  быстро принимает решения, но не всегда умные. Алон  высокий и крепкий, как дуб. Но иногда он не столь мудр, как дерево, чье имя он носит.  (*2)   Я искренне прошу прощения у прекрасных дам за этот инцидент и в свою очередь хочу поинтересоваться кто вы и откуда. 

-Ты правильно его увидела. – шепнула Дженнивер седовласая. – Он осторожный и хитрый словно лис. Я встречала его в Лондиниуме. Он часто сопровождает своих соотечественников по вашим землям помогая повыгоднее продать товары. И женщин любит… очень любит… много и разных.  Будь осторожна. Даже если ты вкружишь ему голову, он не сможет остепениться. Поговаривают он шпионит в пользу Константинополя. В любом случае он старается ни с кем не связывать свою жизнь. Сегодня здесь, завтра там.  

Хрупкая блондинка сделала легкий поклон и ветерок заиграл в ее белокурых локонах. Голубые глаза широко распахнулись и пухлые розовые губы показали белые ровные зубы. О сколь невинно она выглядела а первый взгляд, но насколько жестко прозвучал ее голос с нотами металла: 

-Мы сопровождаем наследницу трона Приден (3*) принцессу Тегау Ануил (4*). Она прибыла сюда узнать у пророчицы брать ли ей третьего мужа. 

-Прекрасно, возможно она захочет приобрести у нас отличное оливковое масло, притирания и прекрасные изделия наших мастеров.

-Это не наша забота. Мы обеспечиваем ее безопасность и не более того. Вы можете сами с ней переговорить, если она захочет взглянуть на ваши товары. 

-А эта прелестная юная дева с вами? 

Тут в разговор вступила седовласая воительница. 

-Эта прелестная дева местная жрица. Посмотри повнимательнее на ее одеяния или ты не увидел ее жреческий пояс с узлами обетов? 

Дорон было недовольно нахмурился, но мгновенно взял себя в руки и улыбулся так сладко, что казалось сейчас всю пляну зальет медом. 

-А я тебя помню воительница . Мы встречались в Лондиниуме. Ты Валадамарка, наемница откуда-то из диких степей Данапра, где племена готов и гунов смешиваются с местными порождая лучших воинов на свете. 

-Как и мои спутницы. – Валадамарка с непроницаемым лицом слушала льстивые речи Дорона.

-Ходили слухи, что ты дочь последнего готского короля. – хитрый лис явно знал больше, чем того хотела бы воительница. 

-Это слухи. Я обычная наемница. 

-Но говорят еще, что ты искусная колдунья и последняя жрица легендарного племени амазонок. 

-Люди всегда что-то говорят. Не думала, что такой хитрый лис как ты верит слухам.

-Не верю, но предпочитаю проверить. 

-Не стоит. А теперь прощай. У каждого свои обязательства. Мы должны привести эту девушку в храм. А ты иди своей дорогой. 

 

Алон тянул за собой Боаза и шло шипел на брата:  

-Ты дурак, жениться на жрице этих диких племен язычников захотел. Сделать ее первой женой. Возьми ее и введи в свой дом, так ее быстро забросают камнями. Такие как она никогда не откажутся от своих богов. Развлечься с ней я бы хотел, но даже наложницей не возьму.  

-А я бы уговорил ее отказаться от язычества и стать моей. Или пусть будет моей женой тут на островах. Отцу скажу, что просто наложница. 

-Ты глупее, чем я думал. Она никогда не будет покорной и послушной даже наложницей. 

-Посмотрим. Женщины должны знать свое место. Так сказано в священных книгах. И я всегда могу просить о помощи у…

-Заткнись. Не разбрасывайся словами. Не упоминай имя всуе. 

 

Дорон задумчиво шел за своими братьями, неся жердь. Что-то его во всей этой ситуации беспокоило. То ли те разговоры что он слышал о Валадамарке в Лондиниуме, то ли то, как на него странно посмотрела эта юная жрица, словно прикоснулась всем телом. Во всем этом было нечто, что он не мог определить словами. А когда он не мог понять чего-либо, то обращался к крылатым существам света, которых его народ называл ангелами.   

 

————

Примечания:

1* Нетхаления – богиня моря регионов, на которых сейчас находится Голландия. Культ Нехаленнии засвидетельствован вотивными дарами, обнаруженными на территории нидерландской провинции Зеландия, в месте впадения реки Рейн в Северное море.

2* Дорон имя имеющее значение “подарок”, Алон -“дуб”, Боаз – “быстрота”.

 3* В валлийской литературе пикты упоминаются как Pryden, а Британский остров — Prydain (Prydein). Вероятно Британией острова стали зваться благодаря пиктам. 

4* Тегау Аннуил  – пиктское имя, которое скорее всего означало “Очень Красивая Милая” 

5* В готском календаре 7 века, но составленном ранее, готы именовали себя , gutþiuda — «народ Гутов». Готов разделяли на вестготов и остготов. Так же была еще группа гепидов (неподалеку от карпатских гор). Их еще называли визиготы (V, Visigoþi). Вестготы известны также как тервинги (Tervingi). Они осели на север от Дуная. Tervingi означає «лесные люди люди» (готське , triu — «дерево»); Себя они сами называли Vesi, что означало нечто типа «благородного/доброго». Остготы осели в горле Днепра и Крыму.  Ареологические исследования предполагают присутствием готов на землях соврменной Украины – Черняховскую культуру.  Если вы хотите увидеть артефакты оставшиеся от пребывания готов на украинских землях, то можете посетить КИМ (Киевский Исторический Музей), где богатая колллекция артефактов. Знаменитый кувшин календарь с символами месцев колеса года, как раз скорее всего принадлежал готам, а не славянам. Он находится в музее на первом этаже.

6* Современное название Днепра происходит от готского Данпар (или Данапр). Столица готов  – называлась Данпарштадт (Данарштадт). Есть версия, что она находилась неподалеку от современной Новой Каховки. Также есть предположение, что она находилась так, где сейчас Киев. Данарштадт могло означать “Место Донара” , бога грома и войны, но и просто город над Днепром. Рядом со столицей гунов был знаменитый магический лес Мюрквід. Так же есть версия, что столица это урочище Белгород на правом берегу реки Ирпень (Білогородка Києво-Святошинського району). Так же столицу готов связывают с Таванню в Бериславе. Но мне более по душе версия Витачева в Киевской области. Археологические находки говорят о том, что  Витачев уходит корнями в 4 век. Гора Красуха как раз и была, вероятно, насыпана готами (есть версия антами) в середине 4 века, став знаменитой “прекрасной скалой”, где был похоронен Витимир сын Германариха. Одно из самых крупных поселений готов было обнаружено возле Харькова. 

 

Copyright©ЭжениМакКвин-2021

 

Вернуться к оглавлению. 

Предидущая глава 34. Луна Бельтайна.  

Следующая глава: В написании. 

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.