Шахматы судьбы. Глава 26. Лебединая песня.

Рядом с переправой к холму Лабиринта, что на священном холме, стоит небольшой храм Брайди. Тут останавливаются паломники перед тем, как отправиться к святилищу Авалона. Здесь можно переночевать, чтобы очиститься от накопленной скверны её огнях и увидеть вещий сон, посланный богиней.

Сюда пришли все жители Инисвитрин, чтобы Богиня Брайди сделала свой выбор и приняла одного из них в своё лоно. У каждого в руке белый камень.

Рядом с тремя огнями в белых одеяниях взывают к небесам Тибия и Ноола, раскачиваясь в молитве. В такт песне-заклинанию качаются на головах короны из белых лебединых перьев, священной птицы Брайди, а огни меняют свой цвет. И только тяжёлые целительские пояса сестёр-жриц священного огня, не дают им взмыть белыми птицами в небо.

Белый, красный и сине-зелёный. Три луча, три потока. Земля, море и воздух. Тело, ум и дух. Любовь мудрость и правда.

Каждый участник ритуала подходит и кладёт свой камень меж огней. А затем укутывается в плед, чтобы получить сон-пророчество Богини.

До утра жрицы из далёкого Килдар будут петь свои заклинания-песни. До утра будут литься три луча с небес, отражаясь в водах, окружающих священный Авалон.

 

 

Укутайтесь в плед и растворитесь в тепле, — голос Милены звучал чарующе в храме Гластонбери. — Погрузитесь в тепло, словно в оперенье огромного лебедя. Белое, нежное сияние мягкого лебединого пуха, расслабляет, укачивает, словно колыбель и настраивает на путешествие в миры Авалона.

И пусть священная птица отнесёт вас в Килдар. Сквозь пространство и время увлечёт вас к девятнадцати сёстрам-жрицам, поддерживающим огонь в святилище.

Откройте себя богине Брайди. Расскажите ей о себе и своих желаниях. Доверьтесь её мудрости. Войдите в её огонь. Пусть он выжжет всё, что мешает вам раскрыть свои таланты.

И когда вы выйдете из священного огня, то жрицы Брайди поднесут вам шкатулку с драгоценными жемчужинами. Это светящиеся перламутровые капли вашего опыта из прошлых воплощений. Брошенную кармой песчинку, обволокли тонкие слои боли и печали, любви и радости. То, что вам нужно вспомнить в нынешнем воплощении. То, что необходимо для вашего пути в здесь и сейчас. Каждая жемчужина — это дар богини. Это ваши способности и таланты, которые вы можете применить в этой жизни.

Выберите из них три и вплетите в ваше ожерелье судьбы.

 

 

Под песни жриц Брайди Ноолы и Тибии, Джени в своём сновидении плыла в лодке под белым парусом по огромной реке среди жарких песков незнакомой, далёкой страны. Огромные, неведомые ей чудища раскрывали свои пасти и громко захлопывали их, создавая волны, которые раскачивали лодку. И от этого внутри её тела рождался ритм. Ритм стихов и песен, которые должны через неё прийти в этот мир. Шёпот голосов трав и деревьев обретал смысл. Мелодии, сплетённые из серебряных струн арфы, бередили душу и слезами катились по щекам. Она будет участвовать на весеннее равноденствие в конкурсе бардов в лесу Фогдаун, к чему бы её это не привело. Она больше не может держать строки песен в себе. Они хотят выйти в мир и быть спетыми.

 

 

Утренние лучи принесли пробуждение и ясность. Огни потухли. Под глазами жриц Брайди легли тёмные круги. Ночь ритуала не прошла для их тел даром. Много энергии отдано, за тысячи заклинаний Богини.

Люди подходили и вынимали из пепла священного костра свои камни. Вот, в тёплых углях Джени откопала свой камень. Вот Рйан достал свой белый кусок мрамора, привезенный от источника Сулис. Только Брина не может найти свой.

— Только не Брина, молю тебя о Всеблагая, только не Брина. — шепчет Джени и умоляюще смотрит на Ноолу.

 

— Великая мать выбрала посланницу к ней! – кроткий голос Ноолы звучит неумолимым приговором. -Брина! Ты отмечена Богиней, в качестве жертвы на её алтарь! Ты будешь отправлена в мир Авалона, в небесные сады тремя способами, как сакральная жертва. Повешение, утопление и удар копья. Попрощайся с подругами Брина, чтобы обрести радость в стеклянном замке.

 

 

Последнее объятие,  последнее прости подруг. 

— Я буду продолжать охранять тебя и из иного мира. Не плачь. Мы ещё встретимся в будущих воплощениях. — Брина смахнула слезу с щеки Джени. Затем она повернулась к Нооле. Та уже расплетала завязки на своем шерстяном трехцветном жреческом поясе. 

— Ноола. Я поручаю её тебе. Помоги ей в лесу Фогдаун. Подготовь её к состязанию. А я принимаю свою судьбу и белым лебедем взмою в небеса. Не каждой дано принять тройную смерть и встретиться с Богиней  Это большая честь, быть избранницей.  

 

 

Дженивер не могла поднятся с циновки, куда ее усадила Ноола. Она рыдала взахлеб и ее подруга могла только вытирать ей слезы, которые градом катились по щекам жрицы.  

— Я уеду с тобой, с сёстрами Брайди. Рйан будет меня сопровождать. Мне слишком больно оставаться тут. Забери меня отсюда, умоляю, забери. Забери до ритуала, когда она уйдет в иной мир. Я не смогу на это смотреть. 

— Ты жрица Авалона. Ты всегда будешь ей. – – строгий голос верховной жрицы Гвави зазвучал над головой у Джени. – Нельзя так легко отказаться от предназначения. Твоя подруга не отказалась от своего и ее ждет Богиня. 

— Я могу служить Богине в Килдаре. Рассказывать там о ней. Призывать паломников посетить наше святилище и Тор.

— Призывать к нам паломников благое дело.  Чем больше паломников, тем больше возможностей у храма.

Гвави на мгновение задумалась и быстро приняла решение: -Я даю тебе на это своё благословение. 

Затем главная жрица положила свои ладони на голову Дженивер и величаво произнесла.

— Я поручаю её вам, сестры Брайди. Но она должна вернуться до конца года обратно. Здесь её служение.

 

 

Трейси выбирала жемчужины из шкатулки Брайди. Что же она хочет вернуть себе из забытого? Может вот эту? Уметь связывать нити в свитера и чулки. Или вот эту. Держать в руках оружие. Нет, лучше вот эту. Магические ритуалы для привлечения богатства. Но все они холодные. В них нет тепла жизни.

А вот эта. Она сияет всеми цветами радуги. Внутри её пульсирует ритм, и слова сами складываются в строфы. От неё по телу идут волны наслаждений. Я не могу её выпустить из рук. Я беру её.

А рядом жемчужина поёт музыкой волшебной арфы в такт дару слагать строки. Трейси положила её на ладонь, и сердце запело радостью

И на самом дне. Тяжёлая, отливающая розовым светом. Осознанные путешествия по тонким мирами и прошлым воплощениям.

Можно взять каплю способностей из прошлого воплощения, а можно взять способность проникать за пределы пространства и времени и брать то, что тебе нужно в любой момент. Дар поэзии и музыки и полет мысли вне материального мира и по линии времени. Выбор сделан.

 

 

В небе раздался голос лебедя. Практики Имболка и Богини Брайди в Гластонбери завершены. Белоснежный лебедь кружил над холмом Тора и пел свою песню в небе. И в этом было столько радости и печали для женщин, которые совершили свою третью ступень по Кругу Колеса Природы.

 

 

У реки степенно стояли двумя рядами жрицы Брайди. Каждая знала свое дело и ни у одной рука ни разу не дрогнула за долгие годы служения. А вот на тонком плане такого спокойоствия не было. 

— Эй, ты, в шляпе, Адэликс. Немного подтолкни руку той жрицы. Пусть удар копья придётся не в сердце. А ты, нимфа, плесни волной под ноги держащим верёвку. Пусть их руки не так сильно её тянут, — Грибница невидимой радугой кружилась рядом с выполняющим ритуал жрицами.

Тело Брины тяжело упало в воду.

— Нимфа, давай, быстро тащи её на глубину.

— Адэликс, открой ей рот.

— Брю, ну не тяни, плесни ей глоток своей голубой крови водяной магии.

Грибница сияющей паутиной опутала тело жрицы и проникла в её тело. Изменить здесь, и здесь.

Брина сделала глубокий вдох под водой.

— Я могу дышать водой? Я не умерла? Я не отправилась в свиту к Брайди в стеклянный замок?

— Ну что подружка, — нимфа реки взяла руку жрицы в свою.

— Приветствую в мире ундин.

— Я ундина-русалка?

— Как видишь — засмеялась Грибница.

— Эй, я должна сообщить об этом Джени и Нооле.

И сделав взмах серебристым хвостом, Брина молнией скользнула под водой и ухватила плавающего неподалёку лебедя за лапы.

Тот с криком поднялся высокого в небо и закружился над Священным Холмом Лабиринта.

 

 

Джени сквозь пелену слез смотрела на кружащегося над холмом лебедя. Ей казалось, что это Брина, как и обещала, возвращалась белым лебедем из Авалона, чтобы помахать ей крылом вослед.

Рйан дал Дженивер платок. Сквозь слёзы девушка улыбнулась воину и пришпорила коня навстречу судьбе. Ноола и Тибия тоже ускорили ход своих лошадей. Они спешили туда, где горел священный огонь Брайди, в Килдэр.

 

На дне реки нимфа Брю и новоявленная русалка-ундина перебирали светлые камушки и кидали их в норку рака. Тот подхватывал камушки и ловко сооружал себе из них домик.

— Брина только не пугай своих бывших коллег по жреческому ремеслу. Людям лучше не показываться. А то перегородят реку сетями и взбаламутят всё моё царство. А если тебя поймают, то проблем не оберёшься.

— А мужчины?

— В полнолуние ты можешь обретать свой земной облик. Но будь очень и очень осторожна.

— Значит с мужчинами я встречаться смогу, — и Брина радостно со всей силы подбросила камушек вверх.

 

Девушка, полоскавшая бельё на мостках, с удивлением увидела, как круглый белый камень высоко выпрыгнул из воды и громко плюхнулся обратно.

— Русалки шалят, наверное. Или рыбы, — и, быстро собрав бельё в корзину, поспешила в Инисвитрин.

 

Copyright©Эжени МакКвин 2018

 

Читать дальше. Глава 27. Лабиринт воплощений. 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.