Шахматы судьбы. Глава 22. Ноола.

Девушки раскладывали пледы на кроватях в общей комнате.

— Ноола, а зачем вы прибыли? — спросила Брина Ноолу.

— Извини, но я не знаю, — ответила Ноола, поправляя подушку. — Я только получила инициацию и в дела старших жриц меня не посвящают. Ночью прибыл гонец, а утром Тибия приказала собрать вещи и отправляться к вам.

— А ты и вправду можешь исцелять? Ты не похожа на целительниц.

— Я седьмая дочь, седьмой дочери. Родители отдали меня в святилище, как только мне исполнилось семь. Я много училась, и меня посвятил огонь Брайди. У меня есть пояс, в который вложено множество заклинаний от разных болезней. Вот смотрите, это колесо Арианрод, чтобы повернуть болезнь вспять. А это лист дуба, чтобы придать мужество и дать силу исцеления. Эту заячью лапку мне подарила наша ключница. Каждый амулет заговорён. Ещё что-то надо, чтобы быть целительницей?

— Ну вообще-то дар от бога, — в разговор вмешалась Дженивер. — Говорят, что если его нет, то и посвящение не помогает. У тебя есть этот дар?

— Если честно, то не знаю. — Ноола смущённо покраснела. — Я получила посвящение в прошлую кварту луны. Я ещё никого не исцеляла.

— Значит, ты ещё не знаешь, если ли у тебя дар? А стихи ты умеешь сочинять?

— Немного. Этому я училась у друидов леса Фогдауна.

— О спой нам оду. Мы будем благодарными слушательницами, — и девушки уселись на одну из кроватей в зале.

— Я попробую,. — Ноола встала в дверях и расставила ноги по углам порога, а руки положила на верхнюю перекладину.

О Брайди. Древняя мать всего сущего. Дева тысячи заклинаний. Хранительница шкатулки с памятью воплощений. Одень меня в своё лебединое оперение. Дай мне голос от Неба и ритм от Земли. Окуни меня в воды реки Белой Коровы с красными ушами по имени Боян. О, открывающая врата детям помощница в родах. Сделай меня проводником мелодии своей волшебной арфы. Зажги свои огни на белых холмах, чтобы были они мне маяком днём и ночью. Ты, кто “голог”, что дарует наслаждение прошлым, настоящим и будущим. Исцели души тех, кто слушает твой голос через меня.

Девы с лебедиными шеями,

Надевшие венец из орешника

Страж врат миров и дочь священной рощи…

— Кто позволил тебе петь песню Ноола?! Кто дал тебе право выбирать, для кого создавать песню исцеления Брайди! — скрипучий голос, с плохо сдерживаемой яростью, принадлежал Тибии.

— Простите наставница. Я не подумала.

— Кто не сделал подношения храму, тот не может слушать песни Брайди. Если мы будем исцелять всех, кого попало, то храм рухнет, а жрицы будут скитаться нищими по поселениям. Никогда! Ты слышишь никогда, не работай без ответного обмена дарами. Баланс должен соблюдаться. Иначе этот мир рухнет.

Певунья виновато опустила голову.

— Иди за мной.

Притихшая Ноола тенью поспешила за своей грозной наставницей.

Когда шаги гневной жрицы стихли, Брин почти шёпотом спросила Дженивер

— Она пела о страже дверей миров и дочери священной рощи. Это о нас с тобой? — в тихом шелесте голоса Брины звучало удивление.

— Я страж, это понятно. Но дочь священной рощи? Так называют друидесс. Это она о тебе?

— Я не друидесса, ты же знаешь меня. Мы вместе росли. Какая из меня друидесса? Я боюсь темноты, а в тёмный лес ночью меня никогда не затащишь. Я там умру от страха.

— Но ты красиво поешь. Твой голос берёт за душу.

— Этого мало, чтобы быть друидессой. Надо уметь разговаривать с духами растений, вспарывая живот жертвенным животным делать предсказания и помнить тысячи сказаний о битвах и списки имён королей и великих героев. А главное сочинять хвалебные оды владыкам земель. А я могу, разве что, петь смешные песенки с детьми.

— Может ты просто ещё не любила, чтобы петь о любви? Или не встретила такого короля, которому хочется посвятить оду?

— Вот оды королям я точно не буду сочинять. Плюс не забывай, что барды-друиды это делают всегда за дары. И вообще, ты слышала когда-нибудь о женщине друиде, поэмы которой поют мужчины барды?

— Но если ты попросишь богиню Брайди? А весной на весеннее равноденствие в Фогдаунском лесу будет состязание бардов. Твоя грудь ещё не велика и мы сможем её затянуть полотном. Давай, напиши, попробуй.

— Но если поэма будет плоха?

— Ты рискуешь только тем, что поэма никому не понравится. Но это отличное приключение. Тем более, что никто об этом не узнает. Только ты и я. И… Ноола. Она нам нужна, чтобы помочь тебе обратиться к Брайди за помощью. Давай попробуй.

Жемчужинами воспоминаний

Наполнена шкатулка Брайди.

Вот, сверху, любовь моя первая,

А где-то на дне, спрятана последняя.

Каждая сияет улыбкой нежности,

Каждая омыта слезой неизбежности.

Три луча Брайди с неба падают.

Красный тело исцеляет,

Зелёный душу наполняет,

Белый дух пробуждает.

В воды реки Боян богиня меня погружает,

Знания тысячи заклинаний мне возвращает,

Огнями на вершинах белых холмов мой путь озаряет.

Славься, о Брайди, что мир пробуждает от долгой зимы,

Врата распахни, на порог взойди, Брайди, приди!

Неплохо Трейси, совсем неплохо для начала. Стихосложения в честь богини Брайди — это часть нашей целительской работы, — и Милена захлопала в ладоши вместе с другими женщинами, а Трейси смущённо принимала аплодисменты благодарных слушателей её безыскусного творения.

А теперь каждая из вас, должна сделать свой пояс целителя, свой пояс Брайди. И пока будете его делать и украшать пойте. Погружайтесь в своём воображении в воды реки Боян и впевайте тысячу заклинаний в пояс и амулеты.

Copyright©Эжени МакКвин 2018

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.