Песни вельвы. Глава 2. Двери в мир богов.

Йеруна быстро схватывала все, чему ее учила Хейд. Она не нуждалась в объяснениях. Просто смотрела и повторяла все за своей учительницей. Правда, кроме помощи в ритуалах, ей приходилось еще стирать, убирать, колоть дрова, собирать грибы и ягоды, делать сушеное мясо и вялить рыбу. Все то, что надо было, чтобы выжить на краю болота двум женщинам.

Но Хейд старалась не брать ее в поселок. Не стоило склавинке лишний раз встречаться с ярлом Бьяртом. Никогда не знаешь, что у мужчин на уме. Вернее, старая ведьма прекрасно это знала. И именно поэтому она предпочитала, чтобы девчонка сидела на болоте.vikingi-zhenshhiny

Йернуна быстро выучила язык своего нового дома. И однажды в летний вечер за несколько дней до праздника летнего солнцестояния, когда билль, ущербный месяц, был почти на исходе,  Хейд спросила ее о стране, где Йеруна родилась.

-Зачем ты хочешь знать откуда я?

-Я никогда не была за пределами нашей земли. Мне любопытно, какая магия еще существует.

-Я не магичка. Это здесь я стала ею благодаря тебе. Дома я ничем таким не занималась.

-Но ты ведь не из простых.

-Мой отец был великим воином.

-А мать?

-Я ее не знала почти. Она умерла, когда я была совсем маленькой

-Откуда в тебе тогда то, что я вижу и чувствую? Расскажи мне о месте где ты выросла.

Зеленые, как бездонный водоворот уносящий викингов на дно во время кораблекрушения, глаза Йеруны стали темными словно ночь великанши Нарви.

-Там на высоком берегу над рекой стоял наш град. Обнесенный стеной в три твоих роста. Отцовский дом был в три этажа, не то что у конунга!  Резные окошки, дубовые двери, белые скамьи. И тепло. Зимой было тепло от печки. Я сидела на шкуре волка и играла золотым Солнце-Коником и Додолой в расшитом платье. Как у моей куклы платье было, так такого нет и у жен конунга. Я дочь великого воина! И я не собираюсь забывать это!

-Хорошо – мягко направила разговор Хейд – а кто же тогда из женщин дома заботился о тебе?

-Маткина мама. Летом было тепло и я помню огромные луга. Мы играли там, собирали цветы из которых она учила меня плести венки и рассказывала сказки о травах и духах, которые жили вокруг нас.

-Вот оно! Бабушка! – старая вельва отчетливо ощутила на губах вкус магии.

-Я уже мало, что помню о том времени и о ней. Только, что она не хотела меня отпускать с отцом в тот раз, когда… – девушка сжала губы – когда я попала сюда.

-Выдохни. Все, что случилось было предопределением богов и судьбы.

-Мой отец не верил в судьбу! Он говорил, что мы решаем сами и сами делаем выбор. А бабушка считала богов подобными нам, только немного другими и старше. Но не лучше чем мы. И еще она говорила, что боги смертны как и мы. И духи, которые живут рядом с нами тоже могут умереть и исчезнуть. И предки исчезнут, если мы не дадим жизнь новым детям.

-В чем-то она права. – старая вельва глубоко вздохнула – Но все же когда-нибудь ты поймешь, что все намного сложнее. Когда научишься видеть то, что невидимо для других.

-Ты все время мне это говоришь, но я до сих пор ничего не умею.

-Скоро билль-месяц совсем исчезнет с неба и наступит твое время. А пока иди, набери сухих веток, чтобы заварить травы. Но недалеко. Темнота всегда таит опасность.

 

Девушка вышла за порог, а старуха задумалась. Нити ее внимания уходили далеко за горизонт видимого мира. Вкус магии, который она ощутила на губах был сладким как кровь. Магия по крови. Именно это она ощущала в своей ученице. Не зря сети Норн привели ее к ней. Ну что же. Пусть в темную луну девушка ощутит в себе зов крови. Умудренная опытом Хейд ясно ощутила, что время пришло.

 

Обойдя хижину Йеруна оглянулась. Старая ведьма осталась в хижине и девушка была за домом одна.  Более тонкие ветки были уложены вдоль стены поверх толстых чурок. Сучками-носиками они словно обнюхивали поляну на предмет выявления чужой магии, а колца-глазки внимательно смотрели на Йеруну.

-Сгиньте! – словно живым, бросила им склавинка.

Она подошла к торчащему из земли пню. Побуревшие от долгих лет и зим, останки дерева были затянуты бархатным ковром темно изумрудного мха. Парочка малюсеньких рыжих грибов, яркими каплями примостилась у корней. Оглянувшись еще раз, девушка засунула руку под пень и достала маленький диск с изображенным на нем солнечным знаком. Прижав медальон к груди она зашептала на родном языке:

-Мати Слава Птице Небесни, тато Даждьбог, Родин та Бережки, мати Макоша. Не кидайте мене. Вернить мя додому. Не дай ме в чужом крае ведьмою стати.

Поцеловав маленький диск девушка снова засунула его под корни. Оглянулась, чтобы убедиться, что Хейд ее не видела. И взяв несколько веток заспешила к дому.

 

Но вельва на то и провидица, чтобы видеть даже то, что за пределами ее дома. Но это не повод вмешиваться, если не пришло время.

 

Темнота заполняла лес своими щупальцами. Аккомпанируя теплой летней ночи солнцестояния, шорохи и рычание смешивались со звуками лопающихся пузырей на болоте. После праздничной церемонии летнего солнцестояния в тинге, старая ведьма в сопровождении своей ученицы возвращалась домой. Хейд vikingi-kto-etoнедовольно ворчала:

-Я же говорила, что тебе нельзя разговаривать с мужчинами. А особенно нужно избегать ярла Бьярта.

-Но она сам подошел. Если бы я не ответила, то навлекла бы на себя его гнев.

-Его гнев и кое-что другое ты уже давно навлекла на себя. А сейчас только усилила.  

-Я не хотела.

-Все женщины так говорят: я не хотела, я не виновата, он сам. А потом -приносят в подоле младенцев, якобы от альвов. И что если он придет сюда, а меня не будет? Что ты сможешь сделать?

-Я убегу на болото!

-И ты думаешь, что он тебя там не найдет? Когда мужчина хочет, он как пес идет по следу на запах самки.

-Я напущу марево и он увидит, что я дурнушка.

-Что хотел, он уже видел. И неужели он не знает, что ты будешь использовать альвовские уловки? У нас остается только один шанс. Сегодня ты получишь проводника. И тогда станешь частью сейда. После этого он не сможет взять тебя силой, не став утлаги-изгоем без прав и защиты.

 

Собирая нужные предметы для ритуала старуха кряхтела и бурчала.

-Взяла ученицу себе на голову. Надо было брать кого-то из своих да понекрасивее. Вон Ердинг страшная, как причинное место Хель. Так никаких проблем с мужчинами бы не было. Или Уна, дочь Финны. Стала бы прекрасной вельвой, хоть и хромая. Нет на свою голову я взяла эту склавинку. Гордая и строптивая. Боги, боги, за что мне это?

 

Красная охра для защитного круга, таблички-таув с руноставами призыва и защиты. Травы: полынь, вереск, зерна мака, крутилик, черный колокольчик. Протирая  таблички-таув с руноставами, старуха тяжело дышала и пришептывала нужные слова, чтобы оживить все, что может понадобиться.

 

-Давай руку.

-Но у тебя нож. Ты хочешь мне ее отрезать.

Йеруна завизжала и отдернула руку.  

-Ой дура, дура. Ну сама тогда сделай надрез. Без твоей крови оно не будет работать. И смешай с кровью земли.  

 

-Черти круг на полу в свой полный рост.

-На полу? Но я же потом не отмою.

-Черти дура, иначе потом некому будет отмывать пол.

 

-В кругу во все стороны пиши руны защиты.

 

-А теперь я нанесу руны на ступни, колени, живот, ладони, горло и лоб. Ложись в круг и больше не двигайся.

 

Все подготовлено. Круг очерчен. Нужные руны прописаны.

 

-Теперь я расскажу тебе куда ты отправишься

Голос Хейд смягчился.

-Сегодня твой путь будет в Ванахейм. Там живут фюльгьи. Только встретившись со своей животной частью, с фюльгьи-хранителем, ты станешь полноправной вельвой. Только животное силы даст тебе возможность путешествовать, куда захочешь. Оно будет тебе защитником и помощником в твоих магических делах.

-Я смогу улететь домой?

-Этого я не знаю. На все воля Дис и Норн. Но учти, что сначала Ванахейм, а потом уже куда пожелаешь. Ты должна найти своего помощника, своего проводника, свою неотъемлемую составляющую для путешествия по мирам. Запомни руны, которые могут понадобиться в путешествии:

Сначала зажжешь огонь руны Fе. Она даст тебе толчок к началу и поможет выйти за порог.

Синяя руна валькирии Yr, защитит и снимет наваждение духов, прикроет щитом богов.

Не лети резко вниз – попадешь к темным альвам. Они не любят, когда их тревожат. В крайнем случае используй руну Thur . Она опалит огнем и отбросит их.severnaya-magiya-runy

Руна Ass даст ясно виденье и приведет к устью реки Вид, которая течет в мире богов. Ее направление приведет тебя в Ванахейм. Она же откроет тебе двери в палаты Фреи.

Sol осветит путь и не даст потерять себя в мире духов. С ней ты не забудешь кто ты. Только тогда ты сможешь вернуться и не остаться в болотных палатах Фрейг.

Эваз позволит тебе принять любую форму и притянет твое животное-фьюльги. Только осторожней. А то кроме призыва животного силы, она может отправить тебя и замуж.

Старуха криво улыбнулась и продолжила:

-Что для вельвы может обернуться бедой.

Каждого, кто встретится на пути, проверяй используя Yr. Толкни руну в сторону существа. Любого кто опасен, она уберет. Только твой фьюильги останется с тобой и вернется в круг.

И пусть Дисы хранят тебя в твоем путешествии и приведут целую и невредимую обратно.

Выпей из чаши. Это настой из черного колокольчика и полыни. Он остановит тело, чтобы освободить душу.

Девушка скривилась от горького напитка.

-И черный мухомор?

-Не без этого. Все. Дальше ты сама. Я буду ждать тебя за кругом.

 

Хейд кинула траву на тлеющие угли на алтаре. Дым тонкой струей начал подниматься к потолку. Ведьма выпрямилась, подняла руки к небу и начала петь песню дороги в Ванахейм. Она будила силу рун призывая Богов.

 

Йеруна ощутила, как ее тело стало холодным.Затем очень холодным. Девушка словно окунулась в прорубь в йольский мороз. Ледяной холод сковал тело. И вот она уже превратилась в кусок льда на котором тонкие линии магических символов, нанесенных на обнаженное тело, начали пробуждаться красным сиянием. Сначала это было легкое жжение.

-Ничего ужасного – подумала склавинка – даже приятно, тепло так. Согреюсь.

Но спустя мгновение руны раскалились и огненными змеями нырнули ледяную глубину, жаля и опаляя каждым своим движением. Если мгновение назад ей тепло казалось спасительным, то теперь жар ярко-красных аспидов стал болью..

Девушка закусила губы, но не издала ни звука.  Пот выступил на лбу. Двигаться нельзя. Это может стереть защитные знаки. И тогда она не вернется ни сюда ни домой.

Надо переждать, вытерпеть. Дышать, дышать, все медленнее и медленнее. Так будет легче – это советовала перед ритуалом Хейд.

Дышать болью, дышать огненными змеями, растворятся в этой боли, стать самой болью, ее сердцем, ее дыханием, ее сущностью.

И почти теряя сознание, где-то на самой грани между бытием и небытием она вдруг увидела нечто удивительное и странное…

Огромное пространство было залито солнечным светом и по раскаленному песку к ней шла женщина. Ее голова была головой львицы. И вся она словно излучала ярость и гнев.

Йеруна видела такую. Давно. Очень давно. Дома. Где зеленые луга после разлива реки расцветали буйством жизни. Где лелеки свили свое гнездо на вершине старых деревьв у колодца. Где бабушка пела ей колыбельные, а отец баловал свое дитя подарками и заморскими игрушками.

Одна из золотых подвесок на ожерелье с яркими бусинами агата и прозрачного хрусталя. Она играла ею, когда отец разрешал брать материнскую шкатулку с драгоценностями. Сейчас ей казалось, что все это было так давно, словно в другой жизни.

Отец всегда шутил и смеялся при этом. Говорил, что материнская шкатулка будет ее приданым, когда она пойдет замуж. И замуж она выйдет только за того, кого сама выберет.

Давно. В прошлой жизни до Севера. Когда она была еще Милославой, а не ученицей вельвы в хижине на краю болота.

Золотую фигурку привезли из далекой страны, из-за семи морей и говорили, что она очень древняя. Торговец-грек рассказал отцу, что ее раскопали в давно исчезнувшем городе среди песков.egypt999

Тогда Милослава, а не Йеруна держала в руках золотую фигурку и любовалась цветком в руках неизвестной богини из далекой страны золотых песков. Цветком, который был так похож на ее любимые белые лилий с речных заплав.

Младший брат летом часто приносил ей эти прекрасные цветы, а она смеялась, что за такой разбой его утащат русалки. Может поэтому она часто ходила к реке и пела речным девам с просьбой охранить ее брата от любой беды. Где ты мой Святик? Стал ли вместо отца во главе дружины? Ушел ли в поход за моря? Найди меня брат! Найди!

 

Богиня дальней земли протянула к ней руки и из них потекла красным огнем ярость. Гнев охватил склавинку. Нет она не умрет. Она выживет. И резким движением она встала.  

 

Сквозь щели в полу начал подниматься темно синий дым и закружился вокруг защитного круга, словно не решаясь переступить через него.

Старуха подошла к двери и резким ударом ноги распахнула ее.. Начертив над порогом в воздухе несколько знаков и хлопнув в ладоши она повернулась к телу девушки и громко пропела заклинание:

 

Дорога открыта

Но будь осторожна

Руками держи

Ногами беги

Сердцем узнай

Узду надевай

Кровью корми

Домой приведи

Потом отпусти

Но ключ забери!

 

От удара ведьмы о двери, синий дым вздрогнул, посветлел и сизым туманом устремился к двери, чтобы волной выплеснуться через порог и змеей потечь по тропе прочь. Со всех сторон  от корней деревьев к нему устремились извивающиеся белые аспиды. Они сливались вместе  закрывая поверхность земли, лианой поднимались по стволам деревьев, молочным покровом скрывали кусты. Самая короткая ночь года накидывала белый покров, чтобы никто не увидел ее тайн.

 

Хейд стояла на пороге и  пела, соединяя свою ученицу с землей и небом, с деревом Иггдрасиль несущим на своих ветвях миры, со всем сущим, видимым и невидимым.

 

Бьярт был зол и возбужден. Он хотел женщину. И не любую, а эту самовлюбленную склавинку. От нее так и сыпались искры, пробуждающие в нем неуемную страсть.

Он был со многими женщинами. Мало кто ему отказывал. Высокий, светловолосый, умелый любовник, сильный воин. Вдовец и стать его новой женой мечтали многие.  Да вот только сам ярл никуда не спешил. Он выгодная партия даже для дочери  конунга. А с другими можно и просто для сиюминутного удовольствия.

Если бы кто-то мог увидеть его мысли, то это был бы клубок ярких молний яростно летевших в разные
vikingi-molot-toraстороны.

-Как бы он поигрался с этой гордячкой тогда. Но девчонку у него из под носа  утащила это старая сука Хейд. А торговец тогда был прав. За несколько лет ученица вельвы  расцвела. Грудь налилась, волосы отросли и сегодня на церемонии пышной копной выбивались из под праздничного венка, когда она помогала в церемонии.

Увидев ее на празднике в тинге, желание Бьярта проснулось с новой силой. От нее словно исходила волна, вызывающая у ярла желание задрать подол ее платья и взять прямо здесь, у праздничного костра. Или немного подальшею. Сразу за кругом отблесков пламени.

-Но эта старая сука не отходила от нее ни на шаг. Стоило ярлу заговорить с юной вельвой, так ведьма сразу же утащила ее с праздника. Но она с ним говорила – это видели все. Она ему улыбалась – это видел жрец. Он держал ее руку в своей – это видел конунг.  

Что ему законы? А если она сама захочет этого, как другие? Тогда он тут будет не причем. Почему бы не обойти правила? А там глядишь, и она ему надоест. Женщин много и мужчине не следует себя ограничивать.

А если пойдет жаловаться, так у него тоже есть своя магия. Положит ей в питье руностав и будет вельва молчать как рыба.

И Бьярт повернул на темную тропу уходящую к болотам.
Ритуал мог длиться и ночь и день. Время в мире богов течет по другому, чем в мире людей. Поэтому Хейд пододвинула к себе мешки с травами и устроилась на них поудобнее в ожидании, но готовая в любой момент сделать то, что будет нужно.

 

Эжени МакКвин © 2016

 

Вернуться к оглавлению.

 

 

Поделиться в соцсетях.

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.