Песни вельвы. Глава 8. Дарна. Дар богов.

Старик замер перед входом в шатер, а женщины сделали шаг в мягкий свет внутри. Белое полотно не удерживало лучи, но создавало тонкую игру теней на своей поверхности. Тени от ветвей древнего дуба переплетались узорами, которые двигались в своем ритме, рисуя знаки и символы на тонкой ткани. Они танцевали, исполняя сложные па во славу божеств язычников.

Здесь пахло молоком и дубовым мхом. Восемь камней, расположенных по сторонам света, нежными ладонями поддерживали медную чашу в которой сгорали белые щепки. Мальчик, совсем еще ребенок, в одной белой повязке на бедрах не отрывая глаз смотрел в огонь. Он не поднял голову, когда жрица и вёльва вошли. Все его внимание было приковано к чаше.

-Ему нельзя отрываться от своей работы. Если огонь погаснет его предадут смерти. – прошептала Унге и встала на колени перед огнем. Йеруна последовала за ней.

Сложив руки перед грудью Унге произнесла что-то очень тихо, и неожиданно огонь вспыхнул, послав свое горячее дыхание прямо в лицо вёльве.

Но Йеруна не отпрянула. Она смогла удержаться от инстинктивного движения и огненный поцелуй оставил на лбу склавинки красную отметину.

Почему это было именно так? Может потому, что в шатре явно присутствовало ДАРНА. Неясное, но отчетливо ощущаемое понимание что надо делать, а что нет. То, о чем говорила жрица-кривс стало для вёльвы реальностью.

Никакие слова не передадут магию иного восприятия мира. Его можно получить только как дар при рождении или в дар от близкого и любящего тебя человека. Того, кто открывает тебе свое сердце и накопленный магический опыт. И только это можно взять с собой из воплощения в воплощение. Магическое виденье линий мира и иной реальности.

То за чем охотятся маги и колдуны во все времена и во всех пространствах, всегда рядом, в сердце тех, кто любит тебя из воплощения в воплощение. Его нельзя украсть или купить, но можно получить в дар.

Габия, Богиня огня поцеловала тебя. Боги готовы открыть свои лики.

Жрица-кривс потянула за тонкий серебряный шнур и полы шатра, обращенные к дереву распахнулись открывая огромное дупло в стволе древнего дуба.

Вроде бы просто деревянные болваны, без жизни и дыхания. Но рядом с Унге Йеруна ощущала, что это всего лишь ширма. Завеса, за которой скрывается тайна мира. И только ты сама можешь решить увидеть реальность мира богов или закрыть глаза и назвать их просто деревяшками.

Вёльва приняла решение видеть. И именно ее решение вдруг начало менять то, что она видела в физическом мире. Дерево открыло дверь в мир богов.

Шатер превратился в огромный шар, который начал расширятся с невероятной скоростью. И вот уже Йеруна парила в бесконечном пространстве, где извиваясь змеями, переплетались потоки света. Они меняли цвета и переливались один из другого, возникая из общей волны и возвращаясь обратно. Все возможные цвета и оттенки были тут. От безумно черного, поглощающего свет, до нестерпимо яркого белого, брызгами разлетающегося во все стороны, чтобы пройти весь спектр и исчезнуть в бархате абсолютной темноты.

Близкие по тону потоки сливались вместе, чтобы создать новый оттенок, а потом вновь разделиться на чистые цвета.

Внезапно кроме цвета, вёльва ощутила ритм. Каждый поток имел свой ритм. Свой узор и свою… музыку.

И вот уже не только свет, но и мелодия каждого светового потока играла в этой удивительной вселенной магического восприятия мира.

Затем она ощутила вкус. Да! Каждый поток имел свой вкус. И когда они переплетались музыка и вкус тоже смешивались, словно космический бармен смешивал и экспериментировал с невероятными коктейлями.

И через вкус и музыку проявлялась космическая форма Богинь с их свитами.

Немного колокольчиков, лайма и белого вина и вот уже танцует балтийская дейва протягивая руки Лайме.  

Красное пиво, трилистник белого клевера шемрока, капелька виски и тонкий перелив струн волшебной арфы рисует эльфинь островов, спрятанных в туманах, возвещая о приходе Белой Богини.

Часуйма с молоком, маслом и чаем, под звон караталов порождает дакинь во главе  с многорукой Гуаньинь, распевающих мантры на вершине заснеженных гор.

В бое барабанов и желто-белом вихре  танцуя со своими обнаженными поклонницами проявляется  Ошун, заполняя ароматом анисовой самбуки болота жарких джунглей.  

В этом сплетении ритма, вкуса, света есть все боги и богини, которые когда либо приходили в мир и которые когда либо придут. Все они здесь в еще не проявленном, не выявленном временем и людьми состоянии. И только люди могут их призвать в проявленный мир. Придать им форму и значение.

Облики богинь заполнили разум, тело и виденье Йеруны. Она их знала и не знала одновременно. Она чувствовала, что может призвать из этого поля потоков любую из них. Она помнила их имена, видела их ритуалы, слышала шепот молитв-призывов к ним. Все они были в ней и в то же время вне ее.

ДАРНА. Это и есть ДАРНА. Когда боги напрямую говорят с тобой минуя посредников. Здесь нельзя долго оставаться в человеческом теле, но сюда можно возвращаться вновь и вновь, если ты хоть раз вспомнила об этом истинном мире. Единственно реальном во всех нереальностях материальных миров и воплощений.

Внезапно, тонкой ниточкой пульсирующего ритма Йеруна обнаружила в себе сияющую нить. Нить пути своей Души. Нить, которая пронзала стрелами восприятия космос и связывала потоки всех Богинь в единую, вспыхивающую в местах пересечения звездами, сеть.

И в этот момент она вспомнила, как читала мантры на снежной вершине с дакини в свите Богини Милосердия и ледяной ветер разносил священные слова эхом по крутым склонам ущелья вниз к бирюзовому колодцу озера.

Как в платье из темно-синего с золотом бисера, увенчанная короной из лотосов, танцевала с зеркалами для Богини Любви среди огромных колонн храма на берегу огромной реки, где распахнув пасть грелись на песке крокодилы. .

Как играла на флейте возле Черного Камня под шум ветра, приносящего запах моря под аккомпанемент чаек. Как любила во славу Богини мужчин, отдаваясь им без остатка.

Как наливала пиво в чашу для Белой Богини в священной роще под пение птиц, чтобы узнать грядущее.

Как испив самбуку до изнеможения кружилась  для Богини в жаркой ночи переплетенных лиан джунглей.

Перед ней мелькали разные страны, народы и времена. Она была всеми жрицами мира одновременно и вместе с ними призывала богинь, таких разных и одновременно не раздельно слитых воедино в этом пространстве космического бара магического измерения.

Но откуда шла нить? Где ее начало и где ее конец? Кто прял пряжу ее жизней и продолжает сплетать узелки с каждой из танцующих Богинь Мира?

Тонкий всплеск северного сияния где-то очень далеко, за возможностью человеческого восприятия, прозвучал тонким, мелодичным аккордом тихого шепота и отозвался эхом в ее голове:

-Рано, еще рано моя девочка. Еще не время.

И все исчезло. Йеруна снова стояла перед дуплом дуба, откуда на нее смотрели деревянные идолы мужских божеств. Такие далекие от того мира, в который она только что путешествовала.

Она старалась ухватить и удержать ощущения и образы Богинь в видении, но они исчезали из ее памяти, словно капли дождя на жарком песке.

Имена, молитвы, мелодии все это ускользало от нее, оставляя взамен острую тоску и желание снова, хотя бы на миг, вновь заглянуть в иное измерение. Вновь услышать космическую мелодию танцующих Богинь. Увидеть, как вспыхивают звездами переплетения струн космической паутины, порождая облики, столь разные в своем единстве и столь единые в своем различии цвета, мелодий, вкусов.

А главное, тот тихий шепот бирюзового северного сияния. Вернуться и слиться с ним навсегда.   

Но Боги приходят и уходят, оставляя в нашем сознании только тонкое ощущение прикосновения, к чему-то намного более огромному чем мы. И может быть, это и к лучшему. Ибо тоска по иному миру, отвлекает нас от жизни. Жизни, которую нам надо прожить, чтобы вернуться туда не как туристу, а как путешественнику.  Путешественнику из жизни в жизнь, чтобы когда-нибудь навсегда остаться в космической паутине своей мелодией, своим ритмом. Стать частью этой реки жизни бесконечного океана на равных с теми, кто уже там.

-Ты ощутила ДАРНА?

Мягкое прикосновение Унге окончательно вернуло Йеруну в шатер, где мальчик так же неподвижно смотрел в огонь, делая движения только, чтобы подбросить щепки в жертвенную чашу.

Что могла ей ответить вёльва? Молчание было лучшим ответом.

-Идем. Тебе надо отдохнуть. Я отведу тебя к реке.

Солнечная колесница Сауле завершала обход своих небесных владений. А две женщины сидели молча у реки. Унге держала Йеруну за руку ни о чем не спрашивая. Она просто была рядом. И вёльве ничего больше не было нужно кроме понимающего молчания ее подруги.

Но впереди был еще вечер. И новое испытание веры и дружбы.  

 

Copyright Эжени МакКвин © 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.