Песни вельвы. Часть 2. Глава 31. Новый путь.

Омытый утренней росой ночной разгром, осветило лучами восходящее солнце. Не так все было страшно, как казалось ночью.

Дома расправили плечи и повылазили из своих ям. Собаки бодро виляли хвостами  и уже пытались гавкать на соседских кур, забравшихся в поисках зерен на завтрак в чужие дворы.

Люди вышли на улицы, убирали мусор, соскребали толстый слой грязи с деревянных мостовых. Шепотом обсуждали возможные причины ночного побоища.  

Тишину разорвал громкий звук рога.

-Волхвы вернулись! Гобино собрано! Жертв ведут!

Народ бросил лопаты да грабли. Кто пошел, а кто и побежал на рынок, где в обычные дни стояли торговцы , а в праздничные собирались на братчине-пиршестве всей округой. Тут же и идол бога славянского стоял посредине. Его немного покосила буря, но из земли так и не выдрала. А мужчины уже поправляли его выравнивая и смахивая с его усов пыль и паутину.

С длинными бородами до пояса с заплетенными в косы кончиками, в белых одеждах с замызганными подолами, возле идола расположились волхвы. На телеге, стоявшей рядом, лежали мешки с подношениями собранными по окрестным поселениям. На тюках с добром сидел старик столь древний, что казалось вот-вот рассыпется. Рядом стояли две юные девушки. Распоясанные, босые, с распущенными волосами, без украшений-звякалок, без лент-очелий на лбу, но в венках из дубовых листьев, они держали волов за упряжь.  

-Люди добрые. Собрали мы жертву-гобино богам нашим. Сегодня здесь будем благодарить Высших, а затем в путь дорогу длинную пойдем. На три заветные горы отеческие отправимся. Белобогу и Чернобогу там жертвы принесем и помолимся о благополучии нашего Нового Города. Кто хочет, может к нам присоединиться, чтобы поклонится в месте священном и обет исполнить, у кого какой есть. – провозгласил один из волхвов, пока остальные бережно помогали старику слезть с повозки и усаживали его в деревянное кресло возле идола.

-Если у кого есть к нам просьбы о совете или рассудить кого, или богов волю хотите узнать подходите. На все вопросы ответим!

Красные глаза Бьярта слезились от усталости. Много дум передумал он за ночь грозовую. Нелегкое решение для себя принимал. Кто бы совет дал мудрый. У кого спросить пророчества. К Йеруне он обратиться не мог. А тело ее старшей наставницы, готовили к погребению. Вынесло его волнами к пристани утром. Надо бы ведьме кости переломать, да голову отрубить, чтобы не дай бог не вернулась духом-омороком. Да потребовала Йеруна ее огню предать, как жрицу Фрейи.

И как ему Йеруне сказать, что детей он хочет. Если не она, так вторую жену возьмет. А если откажет? Кто ее знает, как магичка отреагирует. Много рассказов ходит, как жены-вёльвы мужей в жаб оборачивали, если что не по ихнему. Или привязывали цепью невидимой к кровати супружеской. Йеруна вроде не такая, но кто знает, что бабе в голову придет. Нужен кто-то умудренный, чтобы посоветоваться.

И что там за шум на том берегу у словен?

 

Унге налила поминальное пиво в чашу с драконом.

-Ну что? Эй Хейд? Слышит твоя душа нас? За твой легкий путь пьем! – жрица-кривс подняла чашу в небо, а затем опустила и сделала глоток.

-На теперь твоя очередь. – и передала сереброкрылого дракона Йеруне.

-Пусть ее путь будет легким, где бы она не было, куда бы она не отправилась – продолжила слова подруги Йеруна и пригубила чашу.

-Я завтра уплываю с северянами. – произнесла Унге – Доберусь с ними до Вика, а там и до холмов Кернаве рукой подать.

-Ты оставишь меня на растерзание словенам? А если они опять решат, что я порчу навела?

-Ты и сама словенка по крови. Чего тебе их боятся. Да кстати, ночью когда ты металась в сновидениях, девочка белокурая с зелеными глазами от бури у нас укрылась. Замерзла под дождем, ледяная была. Я ее пыталась отогреть, но только чуть чуть согрела. Айти ее звать. Сказала, что словенка. песни пела, чтобы грозы не боятся. Сначала такую жалобную затянула про то, как князь молодой стрелу из дуба священного на берегах Данапра вытащил, да проклят был.  

-Унге, Айти не славянское имя! Это аварское! Бабку мою так звали. И глаза у нее были зеленые. Ее дух приходил!

-А я то удивилась, почему она никак согреться не могла.

-Что еще она пела?

-Богов славянских призывала, просила бурю-лосиху утихомирить.

-Бабушка, ты и тут меня не бросила. – Йеруна разрыдалась.

-Подожди. Кажется головоломка начинает складываться. – Унге сделала вдох-выдох и продолжила. -Князь вынимает стрелу из священного дуба. Он нарушает веление жрецов и его дети рано умирают. Хейд говорила про обетное дитя. Значит.. значит ты и есть обетное дитя?! Он дал обет принести девочку в жертву богам, чтобы у него был мальчик, наследник. Но ты попадаешь к северянам и, таким образом, обет не был исполнен. Ты обетное дитя славянским богам!

-Как я скажу это Бьярту?

-Мне ничего уже объяснять не надо. – В дверях стоял Бьярт, а рядом с ним древний старик кряхтя переступал через каменный порог, опираясь на резной дубовый посох волхва.

 

Йеруна сидела на своем кресле в пиршественном зале напротив Бьярта. Огонь в очаге отбрасывал длинные тени, создавая на стенах причудливые узоры из танцующих драконов и русалок.

-Ты мне больше не жена и огонь тому свидетель.

-Ты мне больше не муж и огонь тому свидетель.

-Ты вольна, куда направить свой путь и я не удерживаю тебя и огонь тому свидетель.

-Ты волен жить с кем пожелаешь и я не вольна перечить тебе и огонь тому свидетель.

-Клятва данная перед богами брачная, больше не действительна и огонь тому свидетель.

-Клятва данная перед богами брачная, больше не действительна и огонь тому свидетель.

-Все, кто за столом присутствуют свидетели.

-Все, кто за столом присутствуют свидетели.

-Каждый вокруг стола, кто пригубит чашу общую тому свидетель.

-Каждый вокруг стола, кто пригубит чашу общую тому свидетель.

Серебряная чаша с драконом пустилась в путь, передаваемая из рук в руки гостями почтившими пир в доме ярла.

-Слава Одину! Слава Фрейе! – неслось по кругу. -Слава Белобогу Святовиду! Слава Макоше! Слава Живе! – звучало с мест, где сидели словене.

Старший волхв встал и поднял чашу.

-Один брак сегодня завершился, другой начинается. Нежата, старейшина купцов Нового Города решил выдать свою дочь Гюряту замуж. Засиделась девка, пришло время ее отпустить. По совету волхвов отдает он ее за… – волхв закашлялся – за торгового человека, за Зайца с кривой улицы.

-Тятенька, да что же вы меня за вдовца с целым выводком детей от трех жен выдаете! Он же трех баб уморил и меня туда же отправит! – Гюрята, сидевшая вместе с женщинами за отдельным столом вскочила  и начала топать ногами.

-Так волхвы решили и их решение не обсуждается.

-Любим, братец старшой, ты же мне обещал!

Любим встал из-за стола, обхватил свою сестру крепкими руками и вытащил из зала во двор.

-Ты же Йеруну хотел, ты же мне свой сок ярый отдал. Я ж тебя поцелуем бавила.

-Не гоже мужчине в женскую магию ввязываться. Сливками скисшими обод чаши я смазал, а ты дура и поверила.

-Нет, так не должно быть. Я же любви и ключи хотела.

-А что, Заяц не зря зайцем прозывается. У него любви будет хоть отбавляй. А если что, колдовством воспользуешься.

-Будь проклята эта магия. Ничего она мне не дала, кроме обмана и доли погубленной.

 

Пир до утра идет. Мужчины свои разговоры разговаривают, женщины свои. Пока сон глубокий их по домам своим не разведет. 

 

-Йеруна, куда ты теперь? – Бьярт взял руку своей, уже бывшей жены, и сжал в ладонях. -Прости если что было не так, как ты ожидала.

-Мне не за что укорять тебя. Ни ты, ни я, ни даже Хейд не знали, что я обетное дитя. И если я хочу снова встретить брата живым, я должна выполнить обет отцом данный. Я поеду с волхвами на священные горы к родным богам. А там встречу свою судьбу, какой бы она не была.

-Одна?

-Мне нечего боятся в наших землях под защитой волхвов. И не одна я поеду. Томаш поедет со мной.

-Он тебе по сердцу? – не смотря ни на что, тонкий укол ревности ощутил ярл в сердце. 

-Еще не знаю. Но Варда и Брайан со мной тоже пойдут.

-Они же христиане. Их быстро на алтарь ваших богов жертвою уложат.

-Брайан был друидом, до того как уверовал в Христа. Они с Вардой друидами пойдут. Язычниками прикинутся. Говорят, что хотят разведать земли новые для своего учения.

-Я знал, что боги северные, да и другие тебя не оставят без своей защиты.

-Поцелуй меня на прощание. По братски. И где-бы с тобой потом не встретились, я надеюсь мы всегда будем друзьями.

-Обещаю. Дружбу до скончания веков.

 

То ли богиня Соль северная, то ли Ярило славянский, то ли Сауле балтийская, но солнечный диск откликается на любое имя женское или мужское и поднимается над горизонтом, чтобы вдохнуть жизнь в природу земную.

Йеруна стояла на вершине кургана и смотрела, как по реке уплывает корабль уносящий Унге домой, к ее змеиным богам. Тела врозь, а сердца вместе сквозь воплощения. Узнают друг друга, что в чалме учителя кундалини йоги, что в венце ореховом жриц кельтских. Таковы игры кармы подруг в вечности.

Далеко, там где река сливалась с Ильменем озером, намыла буря остров. И там над ямой, куда бросили кости погибшей во время грозы Лоухи, уже возводили волхвы свое святилище славянских богов Перынь.

Ветер развеял прах Хейд, а ее душа, легким облачком зависла над курганом и весело смеялась глядя на славянку – дитя обетное. Ей оттуда было известно куда приведет ее ученицу эта дорога, только Йеруна еще этого не ведала.

-Думаешь она и там выкрутится и останется в живых – соседняя тучка в форме молодой лосихи легким, светлым пятном тоже остановилась над с курганом.

-Ее путь уже сплетен светлыми Дисами. И не нам в это вмешиваться. Как насчет отвара из трав небесных? Я могу добавить туда парочку звезд, для крепости.

И два облака растаяли в голубом небе.

 

-Милослава спускайся. – Томаш улыбался бывшей вельве и махал рукой, стоя внизу у дороги. Брайан и Варда одетые в белые балахоны, с друидскими жезлами в руках улыбались и тоже размахивали призывно руками.

Телега, тяжело нагруженная мешками с жертвоприношениями, медленно покатилась по дороге. Рядом с ней шли две босые девушки, выбранные по жребию для отправки от Нового Города посланцами к предкам в святилище. Сверху гобино мирно похрапывал старый волхв, смешно подергивая белыми, как снег, усами.

Далек путь к трем горам священным богов славянских. Но если ты в хорошей компании, то дорога покажется вдвое короче. Но это уже совсем другая история.    

А в нашем мире, встреча случившаяся в первой главе, тоже продолжилась. Пока писалась эта история, Дэн, с которого все и началось, позвонил и сказал, что придет снова на коррекцию. Я долго думала, рассказывать ли ему эту историю и поверит ли он в нее. Это не легко говорить мужчине о своих чувствах, да еще и об их истоках в прошлом воплощении.  Но я это сделала,несмотря на ужасный страх, что он посмеется над моими словами, не поверит да еще и обвинит в какой-нибудь глупости.

Но видимо решение, принятое в одном из воплощений, дает возможность изменить многое в будущих.

Я ему рассказала в общих чертах историю с приворотом и он согласился сделать коррекцию.

Прошлое очищено. И уже через несколько дней я не могла вспомнить даже черты его лица. А любовное влечение исчезло, словно его никогда и не было.

С Бьяртом  в этом воплощении мы друзья. Да и имя его в нашем мире конечно иное. Нить страсти нас более давно не связывает. Хотя влечение никуда не исчезло, но оно больше не заставляет нас принимать поспешные решения. Поэтому мы друзья, как и обещали друг другу когда-то.

Вы можете спросить, а кто же были Томаш и Варда и как продолжится их путь по землям славянским. Но эта часть моей жизни, пока только пишется их поступками и моими действиями.

И это уже совсем другая история. О которой я может быть тоже напишу. Тем более что на горах священных, я побывала этим летом и много интересного услышала от духов, там скрывающихся.

Поэтому я с вами не прощаюсь. До новых встречь на страницах моих книг.

Blessing be!

 

Copyright©Эжени МакКвин 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.