Паломничество в Гластонбери. Глава 5. Св. Дунстан – победитель дьявола.

Св. Дунстан. Манускрипт в British Library: Harley 315 f.15v

Святой Дунстан стоял в своей увитой плющом Башне,

Alemnic ( перегонный куб,), тигль – все было там;

Когда пришел Ник, чтобы подшутить над ним,

Под видом девушки, проходящей мимо ярмарки.

Каждый знает, как идет история:

Он взял щипцы и схватил того за нос.

Р. Х. Бархам “Слово о святом Данстане”1840 г.

 

О Magnum gloriosi presulis meritum, qui meruit vivens videre angelorum visiones vocesque mirabiles eorundem audire! 

Как велики заслуги этого славного епископа, который еще при жизни счел пригодным видеть видения ангелов и слышать их чудесные голоса!

 

А сейчас мы погрузимся удивительный 10 век, когда святой Дунстан со своими друзьями Этельвудом (Æthelwold of Winchester) и Освальдом (Oswald of Worcester) изменили монастырскую жизнь Англии.

Страшный, полный кровавых набегов грозных викингов девятый век остался позади. Десятый век принес относительное умиротворение на разоренные земли Англии. 

Королевские дома древних родов поднимают вновь свои знамена и начинается строительство нового мира, где викинги, англо-саксы и бритты живут в единой стране. Время, когда королевские дома нуждаются в тех, кто может помочь объединить людей в единый народ. И более всего им помогает в этом христианство и его служители, многие из которых сами происходят из знатных семей.

Но и здесь не все ладно. После жестоких набегов викингов монашеская жизнь в стране практически замерла.

И тут на сцену мадам Истории выходит наш герой. Сначала это мальчик обладавший  высокой чувствительностью и медиумическими способностями, затем талантливый юноша, музыкант и литератор. ставший высокообразованным, умнейшим мужчиной, который обладал уникальным виденьем будущего не только монашеской жизни в Англии, но и всей страны и ее народа.   

 

Семья Дунстана. 

Его отца звали  Хеорстан (Heorstan), а мать and Кинесридис (Cynethrydis).  Известно также имя его брата Wulfric и его родственников Элфига (Elfege) и Кинесига (Kinesige). 

При этом мальчик был не из простой семьи. Его дядей (брат отца) бы сам Æthelm – первый епископ Велса, что рядом с Гластонбери, а впоследствии и архиепископ Кентерберийский в 923-925 г.г. 

Иллюстрация из манускрипта Royal 10 E IV

А исходя из приставки в имени дяди Æthel – Дунстан и сам должен был быть очень благородных кровей.

Да и Гластонбери на тот момент, согласно первому манускрипту о жизни святого Дунстана, созданного анонимным автором (которого называют “автор B”) – был “королевским островом”. 

Кроме того, в доме на заподной стороне гластонберийской церкви проживала некая вдова из королевского рода – леди Æthelflæda (Ethelfleda), которая получала гранты от королей Этельстана ( Æthelstan) и Эдмунда (Edmund) на земли для Гластонберийского аббатства. Она вела аскетическую жизнь, построив себе дом рядом с церковью. И Дунстан был ее компаньоном вплоть до ее последней болезни. Предполагается, что она могла быть его родственницей и оставить ему богатое наследство. 

Возможно жившая в Гластонбери дама была племянницей короля. Потому что сохранилась легенда об открытии бочки меда в честь посещении королем Этельстаном его племянницы в Гластонбери.

Также существует версия, что Дунстан родственник королевы Эгвин (Ecgwynn), матери короля Этельстана. 

Интересная семья не правда ли? Сплошные близкие к королю высокопоставленные церковные лица и реформаторы монастырской жизни. Не удивительно, что мальчика в будущем ожидала успешная карьера при королевском дворе.

И из легендарных подробностей, предвещающих рождение будущего святого по версии Аделарда Гвентского (Adelard of Ghent, биограф св. Дунстана 11 век), мы знаем, что в гластонберийской церкви, во время февральского праздника Сретенья, внезапно у всех прихожан погасли свечи. И только свеча матери будущего святого вновь запылала.

Хотя историки исследователи считают это чудо весьма позднейшей вставкой в житие нашего Дунстана, мне эта легенда нравится. Ведь первые дни февраля это время святой Бригитты и ее свечей.

И если бы Дунстан родился на парочку веков раньше, то предсказание могло быть таким же, но не в христианской парадигме. Ведь это Гластонбери. Тут любят чудеса.   

 

Место рождения Дунстана.

Но обстоятельства рождения будущего святого и точное место – в хроники не попало. Хотя предполагается, что место его рождения это Балтонсбороу (Baltonsborough), что в нескольких милях от Гластонбери. Эта деревня известна из хартии 744 года, в которой подтверждается передача этого участка аббатству Гластонбери. 

И хоть это было первое историческое упоминание, легенды говорят о том, что жители Балтонсбороу присоединились к королю Артуру в его войнах против саксов еще в 6 веке (The Ancient Landscape around Glastonbury. Palden Jenkins). А значит корни истории этого удивительного места, вероятно, уходят во времена бриттов. 

Николас Кейдж прогуливается по Гластонбери.

Сегодня эта небольшая деревня насчитывает не более 1000 жителей. Однако это не делает ее малозначимой. Скорее наоборот. Она популярна у паломников, которые обязательно посещают церковь св. Дунстана построенную в 15 веке.

Но не только паломники облюбовали эту деревню. Здесь теперь живет Николас Кейдж , американский киноактер. И я думаю он не просто так выбрал это место. 

Если вы посмотрите на карту, то увидите совсем рядом “энергетические зоны”, которые у эзотерических паломников вызывают множество чувств. 

Это деревня Батли (Butleigh) под которой по легендам находится “слепой”, без выхода на поверхность,  источник в виде спирали, охватывающей всю деревню. В ней же находится церковь, где место священной ограды, восходящей к кельтским временам железного века.

Местные предания говорят, что именно церковь св. Леонарда в Батли была, одной из первых,  передана Иосифу Аримафейскому, когда он прибыл в Гластонбери в 64 году королем Арвирагом. 

(Об истории визита Иисуса в Гластонбери со своим дядей, торговцем оловом, а затем возвращением Иосифа уже с чашей Грааля, с Марией и учениками, мы подробно поговорим с вами в следующих главах.) 

В Парквуд (Parkwood), возле  Butleigh, находится центр Гластонберийского Зодиака, согласно книге Mary Caine, “The Glastonbury Zodiac”.  По легенде тут (или в соседнем лесу Butleigh Wood) раз в год рыцарь сражается с гигантским змеем и отрубает ему голову. 

Неподалеку расположились остатки некогда большого леса Dundon Beacon, в котором по преданиям священнодействовали друиды. 

И совсем недавно Батли связали с королевой и друидессой Боудикой. Преподобный Э. Ф. Синдж в своей книге «Батли: Тысяча лет прихода Сомерсета» сообщает, что вариантов названия деревни было около восемнадцати. И в книге “Судного дня” (1086 г.) есть версии Boudcherie, Bodcherie, Buddekaulegh и др.

Автор считает, что самое раннее и интересное для его теории это название Будика (Budica). Версия маловероятная с одной стороны. Но с другой стороны, находящееся неподалеку  городище Кэдбери, было уничтожено римлянами за поддержку восстания иценов, которых возглавляла Боудика.

И никто не может исключить возможности того, что Боудика лично прибыла сюда к друидам или отправила своего посланника. Тем более, что к тому времени римляне уже разрушили множество друидских святилищ и уничтожили клан друидов и их школу на священном острове Мона (совр. Англси). А здесь все еще были нетронутые кельтские святыни. И тогда Батли становится местом с историей не менее 2000 лет. 

Вот такой это регион. В нем все время возникают новые и новые легенды. 

И не мудрено, что ребенок знатного происхождения, имеющий склонность к поэзии, музыке и родившийся  в таком месте в 10 веке, мог обладать высокой чувствительностью ко всему выходящему за пределы обыденного человеческого опыта.  

 

Детство святого Дунстана. 

Когда мальчик подрос он был отправлен в Гластонбери (909?-924 г.г.). Ему повезло оказаться в одной из самых старинных, даже для того времени, школ. Здесь он получил свою тонзуру клирика и служил в церкви св. Марии. 

В Гластонбери хранились реликвии валлийских и ирландских святых св. Индракта, св. Бригитты, св. Давида (St Indract, St Bridget, St David), что привлекало сюда паломников из Ирландии, которые привозили книги и другие материалы для обучения, как это отметил историк Уильям Мальмсберийский (1190-1143). 

А христианские монастыри Ирландии того периода были островами учености, которые хранили и распространяли знания, которые в темные века были утрачены даже на континенте. Поэтому у мальчика были прекрасные учителя, которые готовили его не только к богословской карьере, но и политической.

Освоенные им кузнечное дело, ювелирное искусство, знание литературы, истории, поэзия, музыка, игра на арфе, изучение священного писания и христианство, как основная религия правящих королей и народа – все это было требованием времени и уходило корнями в правление короля Альфреда Великого (844-899 г.г.).   

Единственной проблемой для Дунстана было здоровье. Он был очень болезненный и с этим ему пришлось справляться всю свою жизнь. Святость и успешная церковная карьера – еще не значит крепкое здоровье.  

Кроме того у мальчика были яркие, иногда пророческие сновидения, да и видимо просто видения.  Известно, что он у него были частые лихорадки и он ходил по крыше церкви во сне. Возможно он страдал лунатизмом.

Но то, что в миру назовут безумием, в религиозных кругах могут назвать святостью. И это мы увидим дальше. 

 

Представление к королевскому двору.

И вот в 924 году молодой клирик представлен ко двору короля Этельстана (Æthelstan) своим дядей Этельмом (Æthelm). Но таланты и благочестие нашего героя оказались не ко двору и Дунстан при дворе не прижился.

Его успехи в музыке, поэзии, его грамотность и интерес к оккультным знаниям привели к конфронтации с другими молодыми придворными и он покидает двор, видимо в 927 году.

“Те, кто раньше заявлял, что любит его так сильно и, казалось, поддерживает с ним постоянную дружбу во всех вопросах, теперь начали завидовать продвижению Дунстана.”

Мало того, его обвинили в черной магии из-за чуда с арфой. А дело было так. Одна благочестивая дама пригласила его к себе, чтобы он сделал ей эскиз для палантина, который она собралась вышить золотом. Арфу он повесил на стену и вдруг инструмент сам по себе стал играть антифон “Души святых, пошедших по стопам Христа, радуются на небесах; и поскольку они пролили свою кровь из любви к Нему, то таким образом они будут вечно радоваться со Христом”.

Эдмер (Eadmer of Canterbury, Lives and Miracles of Saints Oda, Dunstan and Oswald) пишет:

“в то время как остальные были захвачены прослушиванием простого звука струн, Дунстан один понимал, что предвещалось и о чем предупреждала музыка. Ибо он знал по тому, что играли на арфе, что, если он желает вечно радоваться со Христом, он не должен бояться пролить свою кровь за него, если вынужден по необходимости, и его душа не получит радости на небесах, если он не следует по стопам Христа. Он признал, что выступление действительно было вызвано музыкой ангелов, чтобы он мог быть научен, как если бы в реальном присутствии Бога, что должно быть сделано им в будущем.” 

В результате покидает королевский двор наш герой очень неприятным образом. На него напали, связали руки и ноги и выбросили в грязь. Однако и тут чудо не оставило его одного. Откуда ни возьмись появилась стая собак и его обидчики разбежались. Но на громкий лай сбежались люди и, согласно Эдмеру: 

“обнаружив, что произошло, они презирали тех никчемных людей, которые к тому времени рассеялись в бегстве, и, вытащив Дунстана из грязи, они вернули его в свои дома, чтобы заботиться о нем.”  

 

Принятие монашества. 

Итак наш Дунстан, покинув столь малоприятным, но одновременно и чудесным, образом королевский двор, отправляется в Винчестер к Альфеге Ælfheah the Bald (Альфеге Лысый, епископ Винчестера с 934\5 г. ум. 951 г.) который возможно был его родственником.  И тот уговаривает его стать монахом.

Мы не знаем личных обстоятельств, которые привели к тому, что Дунстан принимает монашество. Известно только, что это произошло после тяжелой болезни. Не исключено, что болезнь была следствием того, что его кинули в грязь. И нет никаких известий о наличии несчастной любви или чего-либо подобного. Но зная склонность нашего героя к мистическому опыту видений, думаю здесь без них не обошлось.  И возможно, страница с одной из старейших копий первой книги Овидия  “Ars Amatoria” или  “Искусство любви” была написана, в конце концов, рукой нашего героя. 

 

Человек короля. 

И уже будучи в монашеском сане Дунстан становится близким человеком короля Этельстана (Æthelstan, правил 927-939 г.г. ) и занимается восстановлением института монастырей в Англии. 

Короли сменяются – Дунстан при делах. 

Но не всегда все проходит гладко. И вновь, по навету подданных, сменивший Этельстана король Эдмунд I (Eadmund I 939-946 г.г.) в какой-то момент лишает нашего супергероя всех его почестей и должностей. 

Но тут опять на помощь приходит чудо. Король в одиночку охотился на оленя в Чеддере. И внезапно его конь взбесился и неуправляемо понесся к глубокому обрыву. В этот момент в голове короля проносятся мысли о том, что он обидел Дунстана. И в эти страшные для Эдмунда мгновения он уже готов признать свою неправоту. Внезапно лошадь останавливается на самом краю обрыва, чудом не рухнув в пропасть вместе с королем. Поняв “намёк свыше”, его величество возвращает благосклонность к нашему чудотворцу.  

Скорее всего после этого прецедента Дунстан получает от короля (940 год?) земли:  Cristemuleford 20 hides, Kingestane 8 hides, Wudefune 5 hides, Watelea 4 hides, Wringtone 20 hides.

“В 942 году Эдмунд, блистательный король Англии, окончательно вырвал из рук данов пять городов – Линкольн, Ноттингем, Дерби, Лестер и Стамфорд и обратил в свою власть всю Мерсию. Он был величайшим и славным благодаря слуге Божьему Дунстану и его советам, и тот был возвышен им разными почестями и поставлен аббатом в Гластонбери, в котором вырос.”

 

Аббат Гластонбери.

Тогда же, около 940 года, король Эдмунд I вверяет Дунстану Гластонберийское аббатство. Дунстану 31 год и он на пике своей активности как социальной, так и мистической. Как аббат он появляется в хартиях в 946 году. Аббатство будет под его руководством до 956 года. Эти 16 лет станут основой для его будущих реформ обустройства монастырей по всей территории королевства. 

В самом же Гластонбери он не только руководит, но и занимается обучением. 

Одной из реликвий того времени, которая по мнению исследователей содержит пометки сделанные лично рукой Дунстана, является рукопись MS. Auct. F. 4. 32 в Оксфорде, (Бодлианская библиотека) “St Dunstan’s Classbook Liber commonei codex Oxoniensis prior” – “Классная книга святого Дунстана”. 

В позднее средневековье эта книга была собственностью Гластонберийского аббатства и дополнения могли появиться в тексте как раз в 943-957 году, когда тут главенствовал наш герой. 

Если вы посмотрите на изображение монаха распростертого перед Христом, то над ним есть надпись:

 Dunstanum memet clemens rogo, Christe, tuere / Tenarias me non sinas sorbsisse procedurellas[«Я прошу, милосердный Христос, чтобы ты защитил меня, Дунстана, чтобы ты не позволил тенарским* штормам утопить меня»]. 

*Тенар был бурным входом в подземный мир в Стациях, Фиваида.

Эту надпись от первого лица и приписывают руке нашего удивительного святого. 

Исследователи обычно называют надписи, сделанные предположительно Дунстаном – “рука D”. Той же рукой добавлено краткая эпиграмма из “De bono pacis”  Евгения Толедского (ум. 657) на листе. 1v.

Так же  руке “Hand D” принадлежит два параграфа датировки Пасхи (fol. 20r lines 26-29) и вставной лист Fol. 36. 

Но для меня более других говорит о Дунстане страница 47r. Ведь она относится к одной из старейших копий первой книги Овидия  “Ars Amatoria” или  “Искусство любви”.

О чем он думал, когда писал эти строки я не знаю, но для меня это значит, что ничто человеческое было не чуждо нашему аббату. И даже если история и не оставила нам ни слова о его любви, я думаю – она в его жизни была. 

 

 

Ведь не просто так он столь яростно вводил в жизнь бенедиктинские правила и изгонял женатых клириков из церковного служения, не позволяя связанным узами брака, достигать высшего сана. Он считал, что церковь – вот его жена. И возможно, древний культ богинь Авалона тут каким-то образом связан. Но про богинь это уже мои домыслы. Хотя… ох слишком много совпадений. И вы увидите это дальше в разделе о чудесах и видениях Дунстана. 

Caesarius of Arles , Expositio in Apocalypsim. Bodleian Library MS. Hatton 30

Что же мои читатели, сегодня мадам История через меня, подарила вам уникальную возможность прикоснуться “к руке” святого Дунстана. Для меня это безмерно удивительно. Ведь прошло более 1000 лет, но мы можем это сделать.

Но при всех пышных рассказах о гластонберийской библиотеке при Дунстане, на самом деле из всех известных манускриптов в Гластонбери точно был создан только один, который сейчас хранится в Oxford, Bodleian Library, под названием Hatton 30, SC 4076 и датируемый 940-947 годами. То есть именно тогда, когда всем в аббастве заправлял наш герой. 

Но невероятно любопытно, что испытывал Дунстан, с его тонким медиумическим восприятием, когда держал в руках эту книгу и читал об апокалипсисе и символах его приближения. 

Так же есть исследования сообщающие, что еще две книги, которые были написаны в другом месте, были привезены в Гластонбери.  А James P. Carley пишет, что еще две книги могут претендовать на то, что были в монастырской библиотеке. 

Итого у нас всего лишь 5 книг из библиотеки, которая называлась величайшим собранием своего времени.  

И именно в это время пребывания в Гластонбери в 945 году, Дунастн свершил наиболее известное чудо о котором впоследствии напишет Осберн в его  Vita s. Dunstani, archiep. Cantuariensis. Но об этом я расскажу в части, посвященной чудесам святого, а пока о его реальной жизни. Ведь без этого не понять основы чудотворения.  

Долго ли коротко влияние при дворе, но жизнь распоряжается по своему. И  королевские милости оказались не вечны. Не смотря на всю поддержку святого чудотворца, в 946 году король Эдмунд Великолепный убит. Убит вором, защищая своего верного слугу. Героическая смерть, но мне не совсем ясно, почему при всех своих способностях к борьбе с дьяволом и предвидений, наш герой не смог уберечь своего друга короля. Но жизнь распорядилась так, как это произошло и не мне судить.

А верный аббат отвозит останки своего короля и друга в Гластонберийское аббатство для погребения. 

И я вот думаю, каково должно было быть его влияние, если он решал, где будет погребен король!  

Короля Эдмунда I первого сменяет его брат Эадред (Eadred, правл. 946-955 г.г.). Но наш Дунстан “на коне”.

Если хотите воочию увидеть дело рук нашего героя этого периода, то зайдите в церковь св. Дунстана Stepney’s church.  в Лондоне. Стоявшую тут деревянную церковь наш герой в 952 году заменил каменным собором.  

И все же судьба любит приносить испытания своим любимчикам, даже если они обладают провидческими и медиумическими способностями. И в 955 году на трон восходит новый король – сын Эдмунда I – Эдвиг.    

 

Ссора с королем и ссылка. 

Гравюра 18 века Samuel Wale. Дунстан, король и две дамы в королевских покоях.

И вот тут Дунстан показал, что несмотря на всю свою образованность, он может быть и достаточно грубым. Так он оскорбил юную даму Эльфгифу (Ælfgifu), гулявшую с королем Эдвигом (Eadwig 955-959 г.г., сын Эдмунда I), назвав ее громогласно шлюхой.

Собственно история была весьма на самом деле романтично-драматична. После коронации король покинул банкет с  Эльфгифу и еще одной дамой, чобы развлечься: “очевидно для того, чтобы присоединиться к нему или вступить в союз с ним в законном браке”.  Дунстан и епископ Синезиге силой вернули короля обратно к его дворянам. 

Эльфгифу же, впоследствии, став законной супругой короля, приложила все усилия, чтобы Дунстана отправили в ссылку с конфискацией имущества. 

Есть предположения, что нашего героя “облико-морале” возмутило то, что эта пара находилась в дальних, но родственных связях и поэтому подобный брак был недопустим по церковным правилам ограничения степени родства.

Но кого из королей это останавливало?  

И наш, столь рьяно защищающий церковные законы герой, отправляется за море в далекий Ghent (ныне Бельгия)  в 955 (956) году, где три года с пользой проводит время изучая устав и образ жизни бенедиктинцев. 

А брак короля был таки расторгнут архиепископом Одой (Archbishop Oda) как раз на основании того, что супруги были в пределах запрещенного церковью кровного родства. 

 

Возвращение из ссылки.

Но короли не вечны и сменяются. И вот уже в 959 году на трон восходит другой сын Эдмунда I – Эдгар (Edgar, 959- 975 г.г.). 

Это был образованный молодой человек, образованием которого занимался ученик Дунстана с еще гластонберийских аббатских времен – Этельволд (Æthelwold). Поэтому, как вы понимаете, в своем воспитаннике друг Дунстана заложил почтение и восхищение к нашему герою. 

И Дунстана срочно вызывают обратно к королевскому двору, где в 959 году он рукоположен, как епископ Вустера, а затем Лондона.

И уже в 960 году неутомимый реформатор назначен в Кентербери, что означает высочайшую должность в королевстве. И на первой же его мессе, в качестве архиепископа Кентерберийского, появляется Голубь Святого Духа, что все сочли очередным чудом святости нашего героя.

Ритуал коронации святого Дунстана. 

Насколько значим был Дунстан при дворе мы можем понять по тому, что именно он разработал ритуал коронации для короля Эдгара известный как ‘Ordo of St Dunstan’.

И этот ритуал до сих пор используется в Британском Королевстве. То есть коронация современной нам королевы Елизаветы также проходила в своей основе по ритуалу, разработанному святым Дунстаном. Вы можете себе такое представить?!  Вот это и есть традиция! 

 

Реформатор монастырской жизни Англии. 

Помните о ссылке Дунстана? Так вот время в изгнании Дунстан провел не без дела. Следуя бенедиктинскому уставу и изучая его не на словах, а на деле, он привез эти правила жизни монахов в Англию и начал успешно внедрять вместе со своими друзьями и сподвижниками.  

И вскоре после назначения Дунстана в Кентербери, его собратья по духу и сотоварищи Этельвуд и Освальд (Æthelwold, Oswald) получают и свои назначения в  Винчестер и Ворчестер (Winchester, Worcester) 

В королевстве теперь три главных дома церковных реформ. Это Гластонбери, Абингтон и освальдовский Вестбури-он-Трим (Glastonbury, Abingdon, Westbury-on-Trym), которые становятся школами для монахов. 

В 964 году король на Пасху король утверждает основание новых монастырей.  Церкви получают в свое пользование огромные земли. 

Время женатых церковных клерков уходит и в обновленные и новооснованные монастыри приходят монахи, которые живут новым уставом – бенедиктинском. 

“В 969 году Эдгар, миролюбивый король Англии, приказал святому Дунстану, архиепископу Кентерберийскому, блаженному Освальду, епископу Вустерской церкви, и святому Этельвольду, епископу Винчестерской церкви, чтобы они, изгнав клириков, разместили в главных монастырях, построенных в Мерсии, монахов.” Historia de regibus anglorus et danorum.

Теперь к должности епископа высокие требования. Для получения этого звания надо быть образованным и передовым человеком. (И неженатым!). 

И в 973 году в Винчестере собирается большой синод и принимается, унифицирующий монашескую жизнь на всех уровнях, устав монастырской жизни: “Regularis Concordia Anglicae nationis monachorum sanctimonialiumque”. 

Дунстану 64 года. Для того времени это серьезный возраст. Он и его друзья-соратники Æthelwold и Oswald совершили чудо, реформируя монастырскую систему Англии. Но и королевская жизнь более не будет как прежде. 

Король отныне имеет титул “Добрый пастырь” монахов и его королева Ælfthryth теперь защитница сообществ монахинь. 

Аббаты и аббатисы выбираются с королевским одобрением. Король теперь обладает не только светской, но и квази-священнической властью. Кроме короля никто теперь не имеет власти над монашескими общинами. Никакой лорд, никакой знатный вельможа не может более безнаказанно обидеть монахов, которые находятся под личным королевским покровительством. Дунстан заложил основы того, что в будущем станет английской реформацией в 1534 году. 

Но спустя пять веков король Генрих VIII сожжет любимое “гнездо” святого – Гластонберийский монастырь, а его последнего аббата растерзают. 

А в 10 веке об этом еще никто не задумывается. И Гластонберийское аббатство одно из самых богатых и привилегированных. Здесь получают образование молодые люди, сюда стекаются пожертвования со всех концов страны. И до святого Бекета – наш Дунстан самый популярный святой Англии о котором ходит множество легенд .

Перешел он в мир иной в 988 году и был погребен в Кентерберийском соборе.

В нынешнем Гластонбери, в память об этом талантливом и удивительном соотечественнике, средняя школа носит его имя. На стене висит мемориальная доска и на школьной эмблеме изображена арфа.

Так же его имя носит одна из улиц Гластонбери. 

А у исследователей средневековья теперь имеется отдельный термин “Хартии  Dunstan B” – настолько плодовитым церковно-государственным деятелем был наш герой. 

 

Чудеса святого Дунстана. 

Но это все официальная часть. Как насчет магии-мистики? Ведь Дунстан считался значным чудотворцем. 

Эту тему поднимает в своей “Vita et Miracula Sancti Dunstani” автор жития святого по имени Осберн (конец 11 в.). Его рассказ о Дунстане дернувшем дьявола щипцами за нос, сделал нашего героя не просто значимой фигурой своего времени, а супергероем. Скульптуры святого с щипцами стали появляться даже в церквях. 

 

Итак история гласит, когда Дунстан жил отшельником в Гластонбери он построил себе маленькую келью напротив церкви святой Марии. И в этом отшельнической обители он играл на арфе и занимался различными ремеслами. Особенно ему удавалось кузнечное дело. И вот однажды вечером к нему заявился старик и попросил сделать ему чашу. Монах отложил в сторону все дела и начал работу над чашей. Но внезапно его заказчик начал менять форму. Он сначала превратился в молодого парня, потом соблазнительной женщиной. Наш святой был не глуп и понял, что это дьявол его искушает, поэтому сделав вид, что ничего не замечает, продолжал работать. Но положил на пылающие угли щипцы. И как только они раскалились до красна, он выхватил их из огня и схватил дьявола за нос. И когда дьявол был усмирен, то Дунстан выкинул его из своей кельи. А тот побежал по улице крича “Горе мне! Что этот лысый дьявол со мной сделал? Посмотри на меня, бедняга, посмотри, как он меня замучил!”. 

И когда удивленные жители пришли утром к келье монаха и спросили: “Что это было?”

Он им ответил: “Это уловки бесов, которые пытаются заманить нас в ловушку, когда могут. Но если мы будем твердо служить Христу, мы легко сможем победить их с Его помощью, и они в замешательстве убегут от нас”. 

Но Дьявол не остановился на этом. Он вновь и вновь пытался отвлечь святого от молитв. 

Однажды дьявол обернулся волком, который рычал и грозно скалил зубы. Но это не отвлекло монаха от его молитв. Тогда дьявол обратился в забавного маленького лиса, который прыгал и играл, пытаясь отвлечь нашего героя, чтобы тот засмеялся. Но вновь сосредоточенность Дунстана одержала верх над происками врага человечества. 

На все эти попытки, святой улыбнулся и сказал: 

“Вы показываете, как вы обычно ведете себя: своими уловками вы льстите неосторожным, чтобы вы могли их сожрать. Теперь убирайся отсюда, негодяй, потому что Христос, сокрушивший льва и дракона своей пяткой, победит тебя Своей благодатью через меня, будь ты волком или лисой”.

Но все это уже более поздние версии. А оригинальная история Осберна звучит так: 

Впрочем, дьявол не пощадил его убожества; сначала он преследовал Дунстана в богатых палатах, а потом старался изгнать его и из бедной хижины. Этот отец лжи, приняв на себя вид человеческий, под вечер явился к кельи юноши, и, просунув голову в окошко, облокотился. Видя, что Дунстан занять ручною работой, дьявол попросил у него занятий для себя. Святой, не заметив ухищрения сатаны и не видя ничего предосудительного в самой просьбе, выслушал его. Между тем дьявол завел соблазнительный разговор, упомянул несколько женских имен, заговорил о богатствах, потом переходил к религиозным вопросам и снова возвращался к тем предметам. Тогда подвижник Христа догадался и, положив в огонь железные щипцы, шепотом призвал имя Христа. Увидя, что концы щипцов зарделись, он захватил ими рожу дьявола и, упершись ногами, потащил его в келью. Но дьявол удержался за стену, вырвался из рук и убежал с дикими завываниями: «О, что наделал мне этот лысый» ! Рано утром, к Дунстану собралось немалое количество соседнего народа, и все расспрашивали, откуда происходил этот шум, напугавший их во время сна. «Это был рев дьявола, отвечал он; сатана не дает мне нигде жить и пытается теперь выгнать из кельи. Берегитесь его; если вы не могли перенести голоса раздраженного дьявола, то каким образом выдержите свидание с ним»? С того дня Дунстан оставался, так сказать, в оборонительном положении; он утомлял дьявола, в борьба с ним, своими добродетелями, тело истощал голодом, а душу укреплял молитвами. Ему было известно, что, по слову господню, дьявола можно осилить только одним: постом и молитвою. Так он приобрел целомудрие для тела и чистоту для сердца, и дьявол не мог более скрывать от него своих коварных замыслов.” (Осберн. Vita s. Dunstani, archiep. Cantuariensis.)

Собственно чудная история. На фоне истощения и депривации и не такое может привидеться. Особенно если есть включение в религиозную традицию. 

 

Чудо в Мэйфилде. 

Но подобные чудеса творил наш герой не только в Гластонбери. И я не могу не упомянуть о них. Так к примеру, когда в Мэйфилде (Сассекс) строили монастырь, дьявол пришел к святому и предупредил, что снесет все дома в деревне. Дунстан заключил с дьяволом сделку, что дома на которых будет подкова, тот не тронет. И таки святой быстро успел каждый дом обеспечить подковой.

Разозленный демон отомстил тем, что смещал все время ось Восток-Запад в строящейся церкви Мэйфилда, а святому приходилось все время исправлять это, подталкивая здание плечом.  Возможно эта история стала церковным объяснением традиции вешать подкову над входом.

Но возможно отсюда появляется и разновидность истории, где Дунстан подковал дьявола и поэтому тот обходит сторой дома, где над входом есть подкова.

Кстати, Мэйфилд также претендует на собственную историю схваченного щипцами дьявола. По преданиям, когда святой уже был архиепископом Кентерберийским, он не бросал любимое дело. И работал в кузнице именно тут в Мэйфилде. И вот однажды к нему явилась прекрасная девушка и заговорила с ним о делах духовных, но затем начала флиртовать. Но Дунстан увидел у нее под юбкой копыта и раскаленными щипцами ухватил дьявола за нос. Дьявол принимал формы ужасных монстров, но в конце концов принял свою настоящую форму. 

Истории о изгнании демонов Дунстаном с помощью молитвы были так популярны, что некоторые современные исследователи (Daniel Anlezark) считают, что именно Дунстан автор знаменитого “Диалога Соломона и Сатурна”. Где  Соломон объясняет Сатурну, как молитва “Pater Noster” борется с демонами, фактически превращая молитву в живое существо, которое успешно сражается с демонами. Кстати очень рабочая схема формирования мыслеобраза.  Обратите внимание, как ярко прописаны образы, чтобы повлиять на читателя. А с такой верой оно будет однозначно работать. 

 

Голоса и видения. 

 

Но главное – наш благочестивый Дунстан слышал “голоса”.  И об этом мы знаем не только из легенд, а из официальных хроник. Таких как “История королей англов и данов” Симеона Даремского (Historia de regibus anglorus et danorum).

“В 943 году, когда блистательному королю Эдмунду его супруга, святая Эльфгива, родила сына Эдгара, святой аббат Дунстан слышал будто бы в выси голоса певших псалмы и говоривших: Мир для английской церкви, во время родившегося ныне мальчика и нашего Дунстана.”

“В 955 году Эдред, славный король Англии, в 10-й год своего правления заболел и потерял всякую надежду. Отправив спешное послание, он призвал своего духовника, то есть святого отца, аббата Дунстана, и тот, когда спешно шел во дворец и проделал уже половину пути, то услышал, как в выси ясно прозвучал голос: «Король Эдред ныне покоится в мире». При этом возгласе конь, на котором он сидел, не в силах вынести тяжести ангельского голоса, упал на землю и издох, не причинив, однако, вреда седоку.”

Так же на одной из встреч, где обсуждалась церковная ссора, Дунстан услышал голос, который, как полагали, исходил от фигуры распятого Христа, который говорил “Да не будет так; пусть так не будет”. (Osbern , 113; Will. Malm. Gesta Regum, c. 161), что в результате привело к победе в споре монашеской партии. 

Еще одним чудом посчитали спасение нашего чудотворца, когда :

“В 977 году в Восточной Англии, в вилле, под названием Кирдинг (Cirding), состоялся крупный собор. Затем, когда ещё один собор проходил в королевской вилле Калне (Calne), вельможи всей Англии, которые там собрались, за исключением святого Дунстана, упали с некой террасы. Одни из них погибли, а другие – едва избежали смертельной опасности.” 

И вы знаете, почему то меня это не удивляет. В Гластонбери многие слышали голоса, как вы поняли из предыдущих глав, даже в 20 веке. Так что уже говорить о “темном” средневековье. 

Не отказывал себе Дунстан и в пророчествах королям. Так под 1016 годом у Симеона Даремского в Истории королей англов и данов (Historia de regibus anglorus et danorum) значится наличие предсказания королю Этельреду (978-1013) при вступлении на трон:.  

“В это время, в 14-й индикт, 23 апреля, в понедельник, Этельред, король Англии, скончался в Лондоне после немалых трудов и множества треволнений в своей жизни, которые должны были обрушиться на него, как святой Дунстан и предсказал ему в пророческом духе в день его коронации, после возложения короны, заявив: «Поскольку ты приблизился к престолу благодаря смерти твоего невинного брата, которого убила твоя бесстыжая мать, то услышь слово Господне. Ибо Господь говорит: Не отойдёт меч от дома твоего, свирепствуя против тебя во все дни твоей жизни, убивая из семени твоего, пока царство твоё не перейдёт в царство чужое, обычай и язык которого не знает народ, которым ты правишь. Не искупится (разве только продолжительной карой) грех твой, и грех твоей матери, и грех тех мужей, которые были соучастниками этого нечестивого плана”. 

Magic Lantern Slide: св. Дунстан с арфой Вoss, Exeter Cathedral.

Опираясь на свои видения Дунстан даже давал “ценные указания” королю.  Так в 984 году, повинуясь видению святого Андрея , он убедил короля Этельреда (Æthelred) назначить Эльфхеа (Ælfheah) епископом Винчестера.

Но он “получал с небес” не только пророчества, видения и ценные указания. Во время одной мессы он услышал целое музыкальное произведение, которое ему спели ангелы с небес. Он сразу записал его и если вы захотите, то можете прослушать эту небесную музыку с названием “Kyrie Rex Splendens” или  De Angelis. Хотя некоторые источники пишут, что музыку он услышал во сне, а текст уже существовал до этого. 

В любом случае произведение “небесного происхождения” и музыка Дунстана побуждала других (включая короля Ательстана) к “медитациям небесной гармонии”.

Но некоторые из его видений были и печальны. Так в одном из них он видел мистического голубя возвестившего о смерти его дорогой Этельфледы (Ethelfleda). Не думаю, что это очень приятно получать таким образом  сообщения о переходе в мир иной близких тебе людей. Но тогда не было мессенджеров и святой таким мистическим образом получал известия намного раньше, чем приходили вести через обычные “средства связи”. Хотя… а не могли ли отправлять реального почтового голубя? А простые люди не зная об этом, слагали истории. Но и отрицать наличие “ясновидения” и острого предчувствия у Дунстана я тоже не могу.   

И даже отправка на континент не ослабила эти его способности. Находясь в ссылке во Фландрии, Дунстан предвидел брак своей матери и хор девственниц в доме святого Августина. 

 

Конкуренция пива и сидра.

Но не всегда Дунстан был “светлым и пушистым”. Так как он был искусным пивоваром, то у него были и конкуренты. По преданию это были те, кто готовили сидр. 

И вот однажды, когда Дунстан купил немного ячменя и сделал пиво, надеясь продать его по хорошей цене, то неожиданно перед ним явился дьявол и предложил осыпать местные яблони холодным инеем, чтобы урожай пропал. Вероятнее всего это было как раз, когда наш герой был аббатом в Гластонбери. Итак, Дунстан принял предложение. Но внес оговорку, что морозы должны ударить только 17-19 мая.

Эта история дошла до нас так же в виде рождественской песенки у Диккенса:

“Еще туманнее и холоднее. Пронзительный, ищущий, кусающий холод. Если бы добрый святой Дунстан прищемил нос Злого Духа прикосновением погоды, такой как эта, вместо того, чтобы использовать его привычное оружие, то  он бы истошно ревел и поделом ему.” 

И тут я вспоминаю о том, что пиво в средневековой Англии варили женщины. И отличительной чертой их одеяния была остроконечная высокая шляпа. А также то, что с яблоней связывают богинь Авалона. Не может ли быть эта легенда и рождественская песенка на самом деле отголоском конфликта аббата с женатыми клириками и его требованием к священнослужителям аскетами? Или его борьбой с некоей древней местной традицией, в какой-либо форме сохранившейся от кельтов? 

Не знаю. Мы можем придумывать любые легенды, но холодный ветер 17-19 мая действительно не редок в этих местах. 

И уход свой в мир иной наш герой обставил соответственно. Ангелы в видении сообщили ему, что он покинет бренный свет через три дня. Он отслужил мессу, трижды выступил с проповедью и объявил о своей скорой смерти. Затем выбрал место для могилы и слег. Утром 19 мая 988 года он собрал к себе духовенство, была отслужена месса, Дунстан принял соборование и умер. Его последними словами было: 

“Он вспомнил о своих чудесных делах, будучи милосердным и милостивым Господом: Он дал пищу боящимся Его.”

Конечно же весть о том, что он был святым быстро разнеслась в народе. Возле его надгробия молились и просьбы исполнялись.

Воду, куда погружали его посох – использовали для исцеления.

Когда в 1029 году он был канонизирован, то легенды стали приумножаться еще быстрее.

Он стал известен чудесами спасения детей от жестоких побоев и исцелением мальчика от паралича, описанными Эдмером Кентерберийским.  

Согласно Уильяму Малмсберийскому (Gesta Pontificum Anglorum) святой спас вора, которого приговорили к смерти и во исполнение уже столкнули с высоких скал Дувра. Вор обратился с молитвой за помощью к Дунстану и тот чудесным образом появился перед ним, поговорил с ним, самолично снял с него повязки и помог выбраться наверх. 

Его призрак видели перед катастрофическим пожаром Кентерберийского собора 6 декабря 1067 года.

Кроме того, после перехода в мир иной, Дунстан оставил после себя еще одну загадку. Известно, что погребен он в Кентерберийском соборе и, после пожара  1074 года, его мощи были помещены в гробницу на южной стороне главного алтаря. Часть украшений сохранилась до сегодняшнего дня и их можно увидеть, если посетить собор. 

Однако в 1508 году монахи Гластонбери заявили, что во времена короля Эдмунда Айронсайда, останки святого перенесли в их обитель. 

Собственно думаю, что  они и раньше этого не скрывали, так как история находится в книге Уильяма Малмсберийского (1090-1143)  “De Antiquitate Glastoniæ Ecclesi”, которую он вероятно закончил в 1135 году. 

Оригинал не сохранился, а самая ранняя имеющиеся копия была написана лет через 60 после смерти Уильяма и в ней множество вставок. И, видимо, создание этой копии было уже после пожара (1184 г.) и находки “могилы короля Артура” (1191 г.). Поэтому говорить об этой истории, как о реальной практически невозможно. А вот как о “рекламной” однозначно, как по мне.  

Но она весьма прелюбопытна, поэтому привожу ее здесь:  

По гластонберийской версии в 1012 (11?) году, когда Кентербери ограбили и сожгли датчане, король Эдмунд прибыл в Гластонбери. Монахи умоляли его перенести мощи святого в “дом его юности”. И получив разрешение они отправились в Кентербери, где среди дымящихся руин нашли кости святого Дунстана, обернутые золотой тканью и вышитые шитьем.  

И вот тут это странновато, как датчане пропустили в грабеже такую драгоценную ткань? Но видимо таки чудо. 

Тем более, что на подъезде “святых останков” к  Гластонбери было не меньшее чудо. Колокола зазвенели оглашая “возвращение”  святого в родные пенаты. 

И дабы реликвии вновь не были похищены кентерберийцами (высокие отношения!), решили монахи укрыть их в месте, что будет известно только  двоим братьям. И когда один из них умрет, то тайна должна быть открыта новому преемнику, дабы не утратить сие святое знание. 

“Два монаха поместили кости в деревянный гроб, выкрашенный изнутри лазурью и киноварью. На правой стороне экстерьера они поместили S и на левой D, имея в виду , что буквы должны обозначать Sanctus Dunstanus. Он был похоронен возле чаши со святой водой у двери, через которую монахи могли попасть из монастырей в неф большой церкви, и был покрыт камнем. Там реликвии пролежали сто семьдесят лет, и нам рассказывают, как молодой монах вымолил секрет у старшего монаха, а затем рассказал остальным… Руины были обысканы, земля была вырыта, и в конце концов все было найдено, как описано. Реликвии были помещены в великолепную ферму из золота и серебра и стали объектом многих паломничеств. В начале XIV века аббат Брейнтон потратил 500 марок на святыню, и она стала настолько знаменитой, что вызвала зависть в монастыре в Кентербери, который постоянно посылал протесты Западному аббатству, но все без толку, пока архиепископ Уорхэм еще в 1508 году внимательно осмотрел гробницу, приписываемую святому Данстану, в своем (Кентерберийском) соборе, и в своем письме аббату Биру из Гластонбери он описывает, как он обнаружил в небольшом деревянном сундуке, опоясанном железом, свинцовый ящик, содержащий череп и кости, и свинцовую пластину с надписью «Hic Requiescit Sanctus Dunstanus, Archiepiscuopus», и он предостерегает аббат воздерживаться от любых таких требований.   Настоятель в своем ответе заявил, что святыня была установлена ​​в их церкви более двухсот лет с санкции его епархиальной церкви, имеющей право перемещать ее с места на место, из чего мы узнаем, что это была передвижная ферма.  В  конце концов архиепископ запретил аббату под страхом отлучения от церкви утверждать, что он владеет останками святого Дунстана.” (J. Charles Wall’s, Shrines of British Saints).

Эта история сыграла свою роль впоследствии в легенде о загадочной магической книге, алхимическом красном и белом порошке, которыми владел алхимик и оккультист, создатель магического ангельского алфавита Джон Ди. Об этом я также расскажу подробно в следующих главах. 

И хотя считается, что утверждение гластонберийцев было необоснованным, кто знает. Тем более, что поговаривают: иногда звуки его арфы носит по городу ветер. Хотя может быть это кто-то играет, а порывы сильного ветра, которые здесь нередки, несут мелодию на дальние расстояния и создают для нас  новую легенду. Но кто знает, где тонкая грань между иллюзией и путешествием звуковых волн во времени…

 

Copyright©Эжени МакКвин-2020

 

Вернуться к оглавлению

Предидущая глава: Глава 4. Часовня святой Маргарет – внучки Ярослава Мудрого. 

Следующая глава: 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.