Пески времени. Глава 15. Священная Кобра и дети Хаоса.

Утро принесло дождь за окном. Огромные капли стучали по подоконнику, выбивая свой собственный ритм музыки грозовых облаков, разрываемой на такты громом и молнией.

Небесные барабаны выбивали торжественную дробь предстоящей церемонии в двух измерениях. В плачущей за прошлым, утопающей в подступающем шторме Венеции и жаркой, молящей о жизнедающей влаге земле Кемт. Натянутая между воплощениями нить времени звучала тончайшей музыкой сфер, смешиваясь с запахом кофе из кухни и ладана в комнате для ритуала.978ca46ca1cde5bd9600b72988f5e29b

Миры столкнулись  под литавры небесного грохота и рассыпались тонкими песчинками воспоминаний о столь далеком прошлом, что от него не осталось ни дворцов, ни храмов. И только невидимая нить сплетаемая богинями судьбы сквозь время связывала память Трейси с ее прошлыми воплощениями, с теми, кто шел с ней рядом через времена и пространства разных жизней в этом самом странном из миров: планете людей по имени Земля.

 

Меритмаат проснулась от абсолютной тишины. Ни звука, ни шелеста песков. После двух ночей ритуала, каждая клеточка ее тела корчилась от боли при малейшем движении. Ей хотелось остаться лежать тут в комнате и больше никуда не выходить. Никаких ритуалов и преображений. У нее нет больше сил. Она умрет, если нужно будет снова переживать себя сосудом для кого-то из мира иных. Пусть свершится воля Богов и она уйдет на запад великой реки Кемт в мир мертвых. Ей все равно, будет она съедена чудовищной Амат или отправлена в мир предков сияющей в ночи звездой. Ей было ВСЕ все равно. Сил больше нет, есть только тишина, в которой хотелось раствориться, чтобы не чувствовать боль от поднимающейся вверх и вниз груди, от вдоха и выдоха.

 

– Я Сути. Тот, кто от Сетха.

Хриплый мужской голос прорезал пространство и отозвался физической болью во всем теле. Сначала Меритммат подумала, что уже умерла. В дверном проеме, освещенная заходящими лучами светила Ра-Атума, стояла фигура бога проводника Анубиса.

– Я умерла – подумала девушка – и вот проводник Душ умерших пришел за мной.

– Вставай! Я отведу тебя к Повелителю Ночных Порогов Мира Хаоса!

Меритмаат попробовала встать, но острая боль снова кинула ее на каменное ложе.

-Значит, я не умерла? О Изида, Мать Превращений! А я уже думала, что все. Лучше наверное умереть, чем вновь идти туда. Я не хочу в храм, я не хочу становиться жрицей, я ничего не хочу, дайте мне умереть здесь в тишине. Отдайте меня на съедение шакалам пустыни, только остановите все это. Пусть я не выдержала испытание, пусть! Я никто, я ничего не могу и не умею, я всего лишь одна маленькая песчинка в громадном пространстве хаоса Сета.

– Маленькая сияющая песчинка в этой огромной тьме пустыни Сета.

Девушка не заметила, что произнесла свои мысли вслух. Совсем тихо, но в этом пространстве тишины ее шепот был единственным звуком и достиг ушей ее провожатого.

– Маленькая сияющая песчинка в этой огромной пустыне Сета – повторила фигура. И весь мир состоит их таких светящихся песчинок принадлежащих Великому Сияющему Ра. Мы все его дети. Мы все светимся, но каждый по-своему. Поднимись и следуй за мной.

Он повернулся к ней спиной и звуки его голоса понеслись над песками к горизонту принадлежащему богине Нефтиде, где гасли последние лучи Светоносного Божества, готовящего к схватке с ночным чудовищем змеем Апопом.

Медленно, словно собираясь из стеклянных кусочков хрустального сосуда и двигаясь как поломанная кукла, девушка стала вставать со своего каменного ложа. Ей казалось, что вот-вот она упадет и исчезнет в мареве тумана в ее голове.

Но звуки голоса проводника, нараспев произносящего слова древних текстов, словно становились объемными и обволакивали ее тело, утихомиривая боль и стирая усталость последних двух ночей.

Голос, его голос был до боли знаком. Но этого не может быть. Так не должно быть. Это не может быть… ее учитель…Хекареш… тут?!

Они не виделись с момента, когда она завершила обучение во втором храме. И это за ней пришел Анубис с его головой шакала пустыни. Он играет с ней, говоря голосом Хекареша.

Молитва закончила звучать и в гостевую комнату вползла темнота надвигающейся ночи. Фигура проводника растворилась в этом черном мраке еще не пронзенном ни одним лучом звезд, детей Матери Неба Нут.

Пошатываясь и держась за стены Меритмаат пошла в комнату для омовений. В полной темноте она шарила руками по полу. Ни светильника, ни натра, ни песка для очищения. Ничего!

Скрип песка под тяжелыми шагами проводника прервал ее поиски.

-Иди сюда.

Знакомый голос. Она отбрасывала мысль, что Хекареш мог быть здесь. Это просто ее желание, чтобы так было. Чтобы хоть кто-нибудь любящий ее и знакомый помог.

В темноте она нащупала мужскую руку. Мягкое прикосновение и знакомый  нежный и в то же время резкий, с возбуждающий оттенком огненного мускуса запах. Ее память верна. Это Хекареш, ее учитель и наставник.  Все будет хорошо если он тут, и она обессилено упала ему на руки.

Подхватив легкое тело, Хекареш прижал ее и зашептал ей очень тихо прямо в ухо. Слова звучали где-то на грани звука и дыхания и она с трудом различала слова.

– Глупышка, милая моя девочка, ты сможешь. Я не зря тебя учил. У тебя есть силы. Иди вглубь себя. Доверься себе. Ни богам, ни людям, ни духам, а только тому, что есть у тебя внутри. Свету внутри себя. Найди его. Облики Иных иллюзия. Свет, иди на свой свет.000

Я не должен тебе это говорить. Видимо на то воля богов, если я случайно оказался сегодня твоим проводником. И никогда и никому не говори о том, что я тебе сказал. Есть тайны, которые не должны быть даны не посвященным. За их разглашение покарают нас обоих. Меня за то, что я сказал, тебя за то, что ты услышала. Но ты была лучшей из моих учениц и я верю, что ты сможешь. На все воля Великой Девятки и Семи Бирюзовых Хранительниц Судеб. Найди свет внутри и открой семь Изречений Великой Изначальной Матери Вселенной, творящих мир…если сможешь.

Лицо Хекареша было скрыто маской Анубиса, но воображение Меритмаат уже рисовало под ней знакомую улыбку своего учителя по храмовым ритуалам Бирюзовой Хатхор. Усталость растворялась в теплоте его рук и, словно из ниоткуда, в ней проснулись силы и вера в то, что все будет правильно.

Выпрямившись, она отпустила его руки.

Подожди еще мгновение – прошептал жрец. Горячие, словно опаляющий полдень пустыни, ладони легли на чуть выше ее талии. Два горячих потока растеклись в две стороны, охватили огненным поясом ее стан, опустились по ее животу вниз и взорвались в знакомом ярко красном потоке в ее лоне, чтобы горячей лентой огня взмыть по ее спине вверх.

Это произошло в одно мгновение, но его хватило, чтобы она ощутила себя собранной и наполненной силой.

Маска жреца снова прижалась к ее лицу:

-Теперь иди, чтобы не ожидало тебя сегодня моя маленькая Хека-Магия. И пусть Три Великих Матери примут тебя в свои лона.

И он вытолкнул ее из темноты комнаты для омовений в … огромную звездную ночь.

Сияющий шатер обнаженной Матери Звезд раскинул свой прекрасный купол над огромным пространством пустыни. В этом бесконечном мире сияющих небесных духов, стены храма словно растворились и ушли в песок.

В маске бога Анубиса фигура жреца словно приобрела черты иного мира и стала частью этого небесного спектакля Матери Ночи. Он больше не был знакомым ей Хекарешем. Он стал проводником душ в иные миры, великим Анубисом. Хекарешь исчез, чтобы уступить место в своем теле Богу.

Изменилось все. И изменилась Меритмаат.

Она начала свое преображение, исчезая и становясь одной из участниц ритуала сегодняшней ночи. Это не ее посвящение и испытание. Она часть этого мира, и поэтому это инициация всей вселенной, ночи и дня, мужчины и женщин, всех живых и не живых существ через нее. Весь мир должен вместе с ней пройти испытание самого себя. От нее больше не зависело ничего и в то же время от нее зависело все. Взойдет ли завтра солнце, будут ли существовать Боги, будет ли создан и разрушен Мир. Все это было взаимосвязано и в эту ночь соединялось в этой точке времени и пространства.

Внезапно поток воды обдал ее обнаженное тело с головы до ног. Жрец-Анубиса потоком из кувшина охладил ее воображение. Но ее вИденье никуда не исчезло. Наоборот ясность и прозрачность ощущалась в ее мыслях и ощущениях и только усиливалась.

Жрец поставил опустошенный сосуд на песок. Форма кувшина была знакома Меритмаат. Ее использовали только для самых важных храмовых церемоний. В таких кувшинах хранился первый поток Нила начала года, смешанный с водой из 13 священных источников. Им омывали только божеств и использовали для ритуала месяца Хаяк, чтобы смешать землю с зерном для изготовления фигуры Осириса. Только для ритуалов смерти-воскрешения.

Значит, ей предстоит умереть. Сможет ли она возродиться, а вместе с ней и этот мир звезд со всеми Божествами и живыми существами, живущими в нем. Кто знает? Может мир, как существовал, так и будет продолжать быть. Но вот что будет с ней? Ее мир, который она видит и ее память, будут ли они и дальше быть частью мира земного или небесного? Кто знает? Может Боги? Или Жрец-Проводник Анубис?

Она оглянулась, но жрец исчез. Словно растворился в звездном небе или песке пустыни. Забрал с собой кувшин и… неважно, сейчас это уже было не важно. Есть только она и этот мир. Нет прошлого и нет будущего. Только сияние звезд и тепло идущее от темного песка.

И она сделала первый шаг, затем второй, затем третий…

Она шла по пустыне между небом и землей и все остальное было не важно. Только это, сияющее смотрящими на нее духами предков-звезд Ах небо и этот теплый песок.

Ее глаза начали различать множество оттенков небесного потока света и она с необычайной нежностью смотрела, как тонкие лучи каждый находил свою песчинку и та начиналась светиться в ответ.  Она легла на песок, еще хранящий тепло ушедшего дня и посмотрела в небо. Мириады звезд и одна из них ее. И свет звезды связывает ее с телом Небесной Матери Ночи Нут. Но какая из них ее ниточка в мир Иных?

Через весь небосклон протянулась река иного Мира. Звездный Нил. Он изливал свои потоки света и внезапно ей, до невыносимости, захотелось стать частью этой небесной реки.

Она вдохнула теплый ночной воздух, представив, что вдыхает звездное небо. Внезапно звезды siriusmanstarsстали ярче, а бархатный шатер неба ближе. Она начала вдыхать небо, каждым вдохом как магнитом притягивая его к себе. Млечный путь небесной рекистановился все ближе и ближе и внезапно память ее озарилась воспоминанием ее первой встречи с земной рекой жизни Кемт – Нилом. Когда завороженная движением его вод она неожиданно слилась с ним и отдалась во власть его ритма. Небесная река спустилась совсем низко над ней и … она оказалась вся в ярком потоке света, который нес ее по вселенным. Странные существа смотрели на нее из разных времен и миров, а она смотрела на них. Они проявлялись из волн света, чтобы затем снова раствориться в сияющем потоке. Это длилось целую вечность. Внутри нее извивался и танцевал поток света вместе с небесным. Огромные волны и ураганы сияли снаружи и внутри. Безумное наслаждение охватило ее тело и разум.

Но внезапно в этом безмолвном сиянии раздались тихие мягкие звуки чьих-то шагов. Не человеческих шагов.

Словно кто-то очень легкий быстро передвигался по песку. И он был не один.  Она всем телом ощущала эту пока еще далекую, но с каждым мгновением все ближе и ближе приближавшуюся волну отдающуюся эхом в песке.

Меритмаат отпустила небо и вернулась в реальность ночной пустыни. Отдав все тепло дня, песок остыл и она ощутила его холод. Был ли это холод ночного пространства или холод страха, просыпающегося от этого ощущения опасности таящейся в темноте ночи Сета?

Девушка оглянулась. Шум легких шагов стал явно слышен и вот уже темные тени зашевелились, приближаясь к ней со всех сторон. Пары желтых огоньков уже не были звездами, творениями Богини Небосвода Нут.

Тело ледяной волной окатил страх. Шакалы! Дети Сета! Любой, кто оказывался в одиночестве во тьме ночи, был их легкой добычей.

Меритмаат оглянулась в поисках убежища, но видимо она далеко ушла от стен древнего храма. Ее окружали только барханы пустыни и холодный свет звезд. Одна и беззащитна перед ночными хищниками.

Хекареш! Но он запретил ей упоминать о том, что они в связи. Позвать его? Нет. Он же говорил, что она должна сама пройти испытание или умереть. Он не придет.

Она всего лишь песчинка. Маленькая и слабая. Одна из многих. Если она исчезнет среди этих песков, мир не разрушится. О великий Амон-ра! Херикеш помоги, появись из ниоткуда как ты умеешь!

Темные тени уже ближе. Ей казалось, что она слышит их зловонное дыхание.

Страх ледяным порывом уничтожил восхищение и единение с небесным светом. Меритмаат в один миг вернулась с небес на землю.

Ее ум заметался, рисуя жуткие картины.

-Они разорвут меня на части и смерть будет медленной и ужасной. Тело не будет отдано ритуальному погребению. Я навсегда останусь духом-призраком между мирами. Я не поднимусь светлым духом на лодку миллиона лет…светлый дух.. свет!!!

Свет! Хекарешь говорил нужно найти свет внутри себя. Дети ночного мира Хаоса боятся света! Найди свет в себе! Он учил меня быть пустым сосудом и призывать Богов во время ритуалов, но неужели я не могу также призвать и свет?!

Ноги погрузились в уже совсем остывший песок. Руки протянулись к небу. Встав в позу призыва, она обратилась ко всем детям Матери Ночного Неба Нут и Бога творца Амона-Ра:

– Я призываю свет моей звезды и всех звезд неба, свет духов предков Ах! Я призываю защиту моей матери Бирюзовой Защитницы Хатхор! Я призываю небесную реку небосвода наполнить меня бездонным и бесконечным светом! Я призываю мой внутренний свет соединиться с внешним светом всех миров, созданных великим творцом Амоном-Ра.

Ее пересохшие губы, словно сами шептали идущий из самой глубины ее сердца призыв ко всем созданиям света, призывая их соединиться в тонкой световой паутине мира, где она Меритмаат была пусть совсем ничтожной, но неотъемлемой частью и защитить ее.

Но вместо света, тьма поглотила ее.

И в этой непроглядной глубине темноты, из невидимой точки между ее бедер, тонкой извивающейся лентой подняла голову искрящаяся красным пламенем огненная Змея.

Каким-то внутренним, неведомым знанием, Меритмаат чувствовала, что в ее лоне просыпается священная кобра Иарэт. Великая Богиня Защитница. Женская ипостась солнечного диска, сияющего Бога Ра.croix-de-vie-temple-d-horus-a-edfou

Двигаясь внутри тела девушки и яростно шипя, огненная кобра поднималась все выше и выше.

Меритмаат слегка раскачивалась вместе с потоком, проснувшегося в ней огня. Кем она была в этот момент? Меритмаат или Богиней Иарэт? Кто был здесь богиней, а кто человеком? Пришла ли Богиня на призыв или это сила воображения Меритмаат изменила ее? Кто знает?

“Ведь если воображение хотя бы один раз помогло человеку испытать присутствие бога, бог просыпается в его собственном сердце. И после этого Бог слышит его еще до того, как он успеет вымолвить слово.”

Это сказал Хазрат Инайят Хана, суфийский учитель.  Человек из другой традиции, живший спустя тысячелетия после того как ушла со сцены истории цивилизация фараонов и жрецов египетских богов. Но разве важна линия времени для тех, кто живет с Богом в сердце?

Для Творца время существует только в человеческом восприятии. Словно огромный спрут раскидывает оно свои сети, чтобы поработить умы существ, воспринимающих мир только по течению одной линии. Сможем ли мы выйти за пределы ограничения  одного воплощения?

И пока Меритмаат проходит свое испытание, Кэролайн всматривается в лицо Трейси, которая вместе с юной жрицей проживает свое раскрытие памяти прошлых воплощений. Мягкое, спокойное путешествие в прошлое вдруг резко стало другим. После спокойного, глубокого  дыхания внезапно тело ее подруги стало ледяным, дыхание замерло. Затем спина выгнулась дугой и тело покрылось потом. Прикоснувшись к ее лбу, Кэролайн ощутила сильный жар. Возможно, ей пора возвращаться. Это становилось небезопасным. Но что-то внутри подсказывало, что Трейси справится. Что ей хватит осознанности и энергии пройти через путешествие вглубь себя и своего прошлого. Но даже самым сильным людям нужна поддержка и  помощь любящих их друзей.

И она взяла руку подруги в свои ладони, пытаясь передать послание туда, вглубь времен о том, что Трейси не одна во тьме ночи. Что ее возвращения ждут и будут ждать столько, сколько необходимо. Что если нужна помощь ей нужно только позвать.

Внезапно Меритмаат ощутила нежное прикосновение к руке и тихий, спокойный голос Сиамут зазвучал внутри Меритмаат:

– Девочка моя, помни, что все внутри тебя. И Хатхор, и Маат, и Изида, все мы часть этого мира. Все мы связаны невидимыми нитями Хатхорит Судьбы. Ничего не может с тобой произойти без их ведома. Даже Боги подчиняются нитям Полотна Жизни. Просто доверься происходящему. Стань той, кто ты есть. Я жду тебя на берегу Реки Жизни Кемт. И если надо буду ждать тут вечность. И даже, если ты не вернешься с испытания, я обещаю, что мы встретимся вновь в ином мире. Я люблю тебя моя девочка и всегда буду любить во всех мирах и воплощениях. И даже если я заслужу место в Лодке Миллионов Лет, я вернусь обратно сюда, чтобы быть рядом, когда тебе нужно. Я верю в тебя. Ты сможешь пройти испытание. Я не одна люблю тебя. Есть и другие, кто придет по твоему призыву на помощь и просто будет рядом с тобой. Если тебе нужно возьми свет любви тех, кто тебе дорог и кому дорога ты.

И уже не Меритмаат, а огромная кобра из яркого света вспыхнула огромным факелом во тьме царства тьмы Сета. Она танцевала, изгибаясь в неведомом танце и яростно шипела на черные тени, заставляя их отступать.

Но их было слишком много. Как долго будет длиться танец? Что произойдет, когда топливо закончится?  Сколько времени сможет ее человеческое тело удерживать этот поток оставаясь живым?

Танцевать и гореть. Это все что ей оставалось. Быть живым огнем отдавая себя до конца. До последней капли жизненных сил человеческого тела.

Но что есть жизнь и смерть? Что происходит, когда переступаешь границы между мирами? Откуда и куда ведет невидимая нить жизни?

Огненная змея внутри исчезла так же внезапно, как и появилась.

Тьма подступила и взяла ее за руку. И Меритмаат приняла неизбежность и … исчезла…

Стая ночных демонов пустыни окружила легкую добычу, неподвижно лежавшую на холодном песке. Звезды начали исчезать с небосклона.

 

В далекой, ветреной стране гор и скал, за тысячи лет от пустыни Египта Нейл вдруг вспомнил о Трейси. Он ее всегда видел как искрящуюся светом мягкой улыбки женщину. Где она сейчас? Что с ней? Почему где-то в области сердца вдруг заныла тревога и тоска. Может, ей нужна помощь? Почему ее голос звучит в моем сердце страхом и болью? И он погрузился в медитацию, чтобы отправить ей свое послание нежности и любви, сквозь расстояния и время. Зачем? Почему? Просто потому, что так надо. Вне логики и объяснений. Потому, что так правильно.

Если есть чувство, что кто-то близкий нуждается в помощи, то это ведь так просто, отправить ему или ей частичку своей любви, своего тепла. Это то малое, что иногда мы только и можем сделать. Но однажды, именно эта маленькая весточка ляжет на чашу весов Богини Маат и именно эта капелька света окажется решающей в тот самый момент, когда на кону вопросы жизни и смерти.

 

Шелковый звук тетивы натянутого лука прозвучал в тишине просыпающегося дня. Тонкий, почти невидимый первый луч восходящего диска прорезал небо и известил мир о приближающемся восхождении юного солнечного божества Хепри.

Дети ночи бросились врассыпную, прячась и растворяясь в исчезающих тенях барханов царства Сета. Жрец уже бежал к маленькой, свернувшейся в клубочек на песке фигурке девушки.

Опустившись на колени, он начал растирать горячими ладонями ледяное тело жрицы, прошедшей испытание Хаоса Ночи Сета.

-Давай, просыпайся, вернись в мир живых – шептали его губы. Не уходи, прошу тебя. Я знаю, ты меня слышиhathor_sethшь.

Слабые руки Меритмаат обвили шею жреца. Еле слышно она прошептала:

– Я здесь, я вернулась, у меня не отберут пектораль… я прошла?

– Жива – вздохнул с облегчением Херикеш – прошла да, ты прошла, ты стала держательницей пекторали двух Богов.

Жрецы не плачут. Поэтому мужчина сказал себе, что это песчинка попала в глаз. Он взял девушку на руки и прижав, казавшееся ему невесомым тело жрицы к груди, пошел навстречу теплым лучам разливающимся по небу потоком нового дня.

 

Мужчина нес женщину на руках. Так было в самом начале времен и так происходит на земле и сейчас. Словно драгоценный сосуд жрец нес жрицу в убежище храма и Восходящий Солнечный Скарабей вместе с Матерью Звезд улыбаясь, смотрели на них. На вечную историю, продолжающуюся сквозь все времена и по всех мирах.

А все Хранители Света протянули свои руки, включаясь в единый круг, приглашая в него одну из них, забывшую кто она в этой жизни. И спрятавшись на груди жреца, Меритмаат видела сны. В них множество людей света, посылали ей и друг другу ясный свет. Огромная сеть света сплеталась и двигалась вокруг земного шара, вращавшегося в бархате космоса. И она была одной из них. Хранительницей Света, как когда-то ее бабушка. Она встала на ее место в иерархии хранителей. Световая сеть земли, огромный кристалл поддерживающий баланс и равновесие между мирами Света и Тьмы. Пульсирующие волны океана божественной энергии Маат.

 

Чуть позже из храма отправился младший жрец, чтобы сообщить Сиамут о том, что ее ученица прошла испытание. Второй гонец был отправлен в город, чтобы пригласить высшего сановника-жреца и писца, сделать необходимую запись для храма Хатхор.

 

На причале стояла гордая за свою ученицу Сиамут. Невысокая, хрупкая женщина в белом платье казалась легкой бабочкой, которая вот-вот будет подхвачена порывом ветра и полетит над гладью темных вод.

Ее противоположностью была стоявшая рядом высокая фигура крупного мужчины по имени Рехмир.

Его историю знал каждый жрец в любом из храмов страны. Из мальчишки, сына одного из сановников, служившего Великому Дому Фараона где-то на самых границах великой Кемт, он стал одним из самых влиятельных визиров королевского двора.

Всегда вежливый и внимательный, он с одной и той же мягкой улыбкой вел ритуалы, выслушивал споры в совете и отправлял на казнь неугодных ему чиновников.

Рехмир был единственным из высших сановников, кто оказался в городе в районе храма. Несмотря на его занятость, он не мог отказать и был вынужден принять приглашение жрецов храма Сета для этой, пусть и небольшой, но важной церемонии. Он не стал надевать полное облачение, решив, что для формальностей достаточно белой туники и простого золотого обруча с символами его статуса. Какая-то неизвестная юная жрица должна быть и так счастлива, что сам великий Рехмир принимал участие в ее записи в храмовые списки.

Третья фигура была чем-то средним между хрупкой Сиамут и величественным Рехмиром. В простой набедренной юбке, положив мешок со своими инструментами прямо на доски причала, писец из храма Тота по имени НебуНеФер готовился сделать запись на папирусе.

Никакой магии или мистики в воздухе, пахшем водой и илом, не было и в помине. Обычная процедура регистрации с указанием права доступа к определенным ритуалам и церемониям, согласно жреческой служебной номенклатуры.

 

Выйдя из носилок возле причала Меритмаат, все еще немного пошатывающаяся от усталости, подошла к великому визиру и преклонила перед ним колени.

-Подними голову и скажи свое имя жрица Хатхор.

– Меритмаат.

– Кто ты?

– Я храм для гнева львиноголовой Секхмет, поражающей врагов Земли Кемт. Я сосуд для Великой Небесной Подательницы Жизни Рогатой Матери Богов питающей сына Ра на земле. Я путь для огненной змеи защитницы Иарэт оберегающей Черную Землю от детей Хаоса Сета. Я маленькая светящаяся песчинка в огромном мире сети света Маат.

Лицо великого визира Рехмира исказилось гримасой недовольства. Жрице Хатхор не должно знать о Великой Сети Света. Это принадлежит жрицам Маат.

Он внимательно посмотрел в глаза, которые вдруг внезапно стали знакомыми. Неужели? Не может быть. Та девочка с далекой пристани, когда он только начинал свой путь к вершинам власти. Она посмела ему перечить. Она унизила его в глазах жреца-учителя.

Волны гнева и ненависти поднялись и вспыхнули недобрым огнем в его глазах.

-Она принадлежит храму Хатхор, но почему боги посвятили ее в тайны Маат? Разберусь с этим позже”- подумал жрец и заставил себя улыбнуться.

Склонившаяся перед ним Меритмаат не видела его лица. Сиамут же смотрела только на свою ученицу.

И только внимательно наблюдающий за всем скромный и тихий писец НебуНеФер увидел столь быстро изменившееся выражение лица Рехмира. Великий визир славился своей выдержкой и всегда надетой маской вежливости с улыбкой. Всего лишь никому не известная жрица храма Хатхор. Как она могла вызвать у него такую вспышку гнева? Может надо присмотреться к ней повнимательнее?

Стремление к знаниям писца было основано на его врожденном любопытстве. Поэтому он запомнил все, что слышал и видел, чтобы потом расспросить у своего дяди, который был жрецом храма Тота о словах девушки.

– Сделаешь копию записи для меня – тихо сказал ему Рехмир.

Это еще больше уверило писца в необычности происходившего. Склонив в покорном поклоне голову, он уже думал, как можно будет встретиться с этой жрицей вновь.IMG_8106

Качаясь на волнах, лодка неспешно начала свой путь обратно по Великой Реке Жизни Кемт, которую в наше время называют Нилом. А Меритмаат, прижимая к груди пектораль с двумя Богами двух сторон жизни Гором и Сетом, Светом и Тьмой, Порядком и Хаосом снова и снова ныряла в мировую сеть света, которая соединяла ее с другими, такими же как она хранителями поддерживающими равновесие мира. Ее голова лежала на коленях Сиамут, которая нежно гладила ее плечи, погружая в сон…

А за тысячи лет и миль, Кэролайн нежно гладила и укачивала в своих объятьях, плывущую где-то далеко на волнах времени, подругу. И вместе с ней возвращалась из путешествия по далекой Реке Жизни связавшей их нити в дружбе длиною в вечность.

Меритмаат погружалась в сон, а Трейси пробуждалась.

 

Провожая взглядом лодку, великий визир Рехмир  думал о том, как отомстить маленькой жрице за унижение и отдать ее крокодилам, а в другом мире выходил из комнаты для совещаний Мэт и набирал номер Трейси в телефоне. Но это уже другая история.

Эжени МакКвин © 2016

 

Читать дальше. Глава 16. Кофе с эклерами для трех магов. 

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться в соцсетях.

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.