Пески времени. Глава 1. Лабиринт Минотавра.

Трейси рывком вскочила с постели. Всю ночь ей снились неясные сны, поэтому она ощущала себя ужасно уставшей.

Все, что она могла вспомнить из этого сна, это был какой-то неясный лабиринт улиц, по которым она бродила, но никак не могла выйти на центральную площадь старого города. Булыжники ночных улиц поблескивали в свете тусклых фонарей и чей то голос что-то шептал неразборчиво на ухо. Периодически ее внимание привлекали какие то символы на стенах и дверях, но не было никакого желания их рассматривать.

Дневники ведьмы. История 5. Лабиринт МинотавраЕй захотелось грязно выругаться — она проспала, поэтому теперь надо будет бежать, чтобы успеть вовремя на автобус. Быстрыми движениями она натянула джинсы и легкий свитер, на ходу всунула ноги в старые, розовенькие кеды и подхватив рюкзак с вещами, собранными накануне, пулей вылетела на лестницу.

Хорошо, что она собралась с вечера и как у приличной ученицы в ее рюкзаке были основные необходимые для сегодняшних занятий предметы:

Коврик из шкуры кенгуру- подарок друзей из Австралии;
Магический жезл из ветки бузины, обвитый медной проволокой с бурым и розовым турмалином – работа знакомого мастера, давно и безуспешно в нее влюбленного;
Обсидиановое зеркало — случайная покупка на барахолке в Париже;
Маленькая металлическая чаша, украшенная яркими агатами красных оттенков, привезенная подружкой из Индии;
Голубой мешочек с различными магическими мелочами типа бус, ракушек, камушков и монеток.
Вы можете спросить почему такой странный набор?

Дело в том, что год назад Трейси получила «передачу» от своей бабушки , когда та переходила в мир иной. И теперь у нее не было особого выбора. Разобраться с той силой, что была получена, сама она была не в состоянии. Поэтому и приходилось бегать по разным курсам, чтобы хоть как-то разобраться, что происходит. Или вернее даже так ЧТО ДЕЛАААААТЬ С ПРОИСХООООДЯЩИМ?????!!!!!

К сожалению, тех, кто получил передачу по Роду было очень мало и они не хотели никого и ничему обучать. А ее бабушка, увы, научить ее ничему так и не успела. Как минимум сама Трейси никогда не проявляла интереса к ее образу жизни. Да и у мамы были достаточно сложные отношения с бабушкой Мартой.
В те редкие дни, когда они приходили к ней в гости, мама старалась строго следить за их разговорами. Наверное поэтому чаще всего бабушка просто садилась рядом и брала ее за руку. Бабушка спокойно разговаривала с мамой о житейских делах, крепко держа в руках ладошку сначала маленькой девочки, потом уже подростка.

А когда выросла и уже могла сама приходить к Марте в гости, не оборачиваясь на реакцию мамы, то ей постоянно не хватало времени зайти к бабушке надолго и поговорить. Все время были какие-то дела. Колледж, магистратура, работа, бойфренды.

Да и Марта не особо настаивала. Ей было достаточно если Трейси забегала просто на чай. Тогда она убирала книги с кружевной скатерти круглого стола возле окна. Ставила старинные фарфоровые чашки, с танцующей на них изящной пастушкой в круглом вензеле, и садилась напротив. Она почти ничего не говорила, просто слушала и смотрела на свою внучку.

Трейси очень нравились эти чашки. От них веяло волшебством. Маленькой девочкой она представляла себя такой пастушкой, играющей на свирели и танцующей в стране фей. Тогда каждый приход к Марте казался сказочным и немножко запретным и опасным событием.

Они втроем пили чай за круглым столом, а потом бабушка брала ее за руку и вокруг них словно возникала мерцающая сфера. Все вокруг приобретало другой цвет и форму. Она вдруг начинала слышать невидимую музыку внутри себя, а внешний мир преображался, становился зыбким и призрачным. Казалось, что его можно было проткнуть пальцем, как нарисованную картину. Или начать размазывать краски, меняя форму и цвет окружавших ее предметов. Но каждый раз бабушка, словно услышав ее мысли перехватывала ее пальчики и крепко сжимала их в своей ладони. Теплые бабушкины руки. Наверное это то, что она будет помнить всегда. Особенно тот последний раз, когда бабушка уходила.

Но сейчас было не до воспоминаний. Она опаздывала причем категорически опаздывала.

Хлопнув дверью парадной она выскочила в маленький квадратный дворик с высокими стенами и идущими вдоль них лестницами и балконами. Посмотрев вверх, подумала:
-Кажется хоть с погодой мне повезло.

Ясная погода, словно небесный ювелир, огранила квадратный кусочек над ее головой, в удивительный голубой аквамарин, обрамленный старыми стенами, увитыми зеленым кружевом переплетений виноградной лозы. Одна единственная лоза разрослась и стремилась добраться повыше. Она словно змея опутала металлические поручни лестниц, украшая их изысканными гирляндами листьев. Затем цепляясь за стены, словно на невидимых подвесках шла дальше, создавая уютные маленькие беседки на балконах. И достигала апогея своих высот почти под крышей, где жадно ловила солнечный свет. Но не смотря на это, виноград был кислый и привлекал теплой осенью во двор только ос. Так что каждую весну лозу подрезали, но она упорно не хотела сдаваться. И эта битва продолжалась каждый год заново.

Терпкий аромат кофе доносился из открытого окна второго этажа. Ну вот, ее соседка Ума уже встала и варит свой утренний напиток. А значит уже не меньше 8 часов и она категорически опаздывала на встречу с Эрин.

Чистые вымытые улицы, словно сами ложились под ее старые кеды. Она неслась по старому городу пересекая его по прямой, не глядя по сторонам. Надо было успеть на трамвай идущий к древнему кургану Ванды. Бросив взгляд на ратушу она успела отметить, что стрелки показывали двадцать минут девятого и у нее было еще 10 минут, чтобы добежать до остановки. Итак она все успевала.

Красный трамвайчик как раз подошел, когда она запыхавшись подбежала к остановке. Влетев в почти пустой вагон, она села и закрыла глаза. У нее были пол часа, чтобы отдышаться и привести в порядок мысли.
Она успевает и Эрин не будет сердиться. Хотя она никогда не видела, чтобы Эрин сердилась, но доводить дело до этого ей не хотелось. Кто его знает. Вдруг та откажется ее обучать, а других вариантов пока что на горизонте не предвиделось. Все к кому она обращалась за помощью разводили руками и говорили, что ей нужно искать кого-то другого. Мол родовики это не их епархия. Так что Эрин была ее единственной надеждой понять кто она и что ей делать.

Глядя в окно трамвайчика, на проносящиеся за окном дома в ее внимании всплыл сегодняшний сон. Трейси попыталась вспомнить, кем же был тот неясный образ, который шептал ей что-то на ухо всю ночь. И она словно снова провалилась в лабиринт ночного города, выпадая из реальности солнечного утра. И только резкий голос водителя, объявляющего ее остановку, вытащил ее из мягкого, окутывающего транса.
-Не хватало только проехать курган и тогда точно опоздать. – с раздражением подумала Трейси.

Курган Ванды был древним холмом на окраине города. О нем ходило множество легенд и сказаний. Но ей было наплевать на сказки. Ее сюда привлекала возможность провести время вдалеке от суеты города на высокой вершине. Туристы в эту даль редко добирались, а для местных это была просто еще одна достопримечательность района. Так что обычно тут было пустынно и в солнечный день это было идеальное место поваляться на траве и повтыкать в небо.

Выйдя из трамвайчика она сразу же увидела силуэт Эрин, уже стоявшей на вершине холма. Она стояла раскинув руки, словно собираясь взлететь. Ее рюкзак казался сложенными крыльями, которые вот вот раскроются и она покинет землю словно птица. Трейси залюбовалась этой картиной. Жаль, что нет под рукой фотоаппарата, чтобы запечатлеть такую яркую картинку. Можно будет выложить на фейсбуке, под какой-нибудь умной цитатой.

Но словно услышав ее присутствие Эрин опустила руки и повернулась к ней. Дневники ведьмы. История 5. Лабиринт МинотавраТрейси всегда немного пугала эта способность Эрин ощущать ее присутствие, даже если она стояла к ней спиной. И все же Эрин согласилась ей помочь, поэтому страшно или нет было уже не важно. Решение принято и у нее есть проводник. Тем более что Эрин ей нравилась.

Что-то в ней было напоминающее ее бабушку Марту. Несмотря на ее возраст она была очень подвижная и активная. Она красила волосы и любила изящные символические украшения. Но это было то единственное, что на физическом уровне их могло бы объединить.

В отличии от Марты, у Эрин было множество учеников и она часто проводила ритуалы для групп, которые интересовались языческими корнями нашей земли. Долгие годы она изучала историю, много ездила, была членом множества международных сообществ. Вообщем, классический пример учителя нью-эйдж. Однако она была книжницей, а не родовиком.

Но то что Эрин была проводником в этом сомнения у Трейси не было. Где и от кого она получила этот дар — неизвестно. Но он был и явно ощущался словно портал, в котором бурлила воронка энергий разного спектра. Она была дверями в другие миры. А это не так легко для человеческого существа быть каналом, который ты не можешь использовать для себя, но только для других. Слишком много обязательств по внутренней чистоте и соблюдению правил «нашего» мира.

Трейси не знала проводила ли Эрин «темных» через врата или только «светлых». Привратники не имели права отказывать ни тем, ни другим. Но ей хотелось надеяться, что Эрин все-таки предпочитала «светлую» сторону. Однако спрашивать ее она никогда бы не решалась. Ведь это могло нарушить ее представления о хранителях порталов. А она была еще не готова ни морально ни эмоционально к такому «открытию».

Хотелось все-таки верить в то, что мир устроен по «светлому» принципу. Однако, она уже давно знала и видела, что нет «светлых» и «темных». Есть просто люди со своими заморочками и автоматизмами. И мало кому удалось выбраться за пределы этого, что бы кто ни говорил и писал в своих книгах. Но Трейси продолжала пытаться цепляться за свои убеждения о «белом и черном», добре и зле. Хотя прекрасно понимала, что это все это до поры до времени. Принять реальность придется и это будет часть ее работы.
В любом случае она доверяла Эрин. А это было самое важное в сегодняшнем путешествии.

Погода явно благоволила к их намерению. Теплое весеннее солнышко приятно ласкало тело, приглашая снять свитер и устроиться на вершине позагорать.

Однако ее сегодняшний проводник указал рукой не на вершину кургана, а на место где-то посередине холма на западной стороне. Солнечный свет туда еще не дошел и там еще царила легкая прохлада, которая должна была смениться, чуть позже, теплым потоком послеполуденного солнца. Весенняя трава уже плотным покровом накрыла землю, создавая мягкий, шелковый ковер с яркими вкраплениями маленьких желтых одуванчиков, первыми из цветов, украсивших старый холм. Поэтому идти через портал, тут было просто удовольствием.

Трейси сегодня предстояла встреча с очень далекими предками, а может и еще дальше, поэтому западная сторона древнего кургана была самым приемлемым направлением для открытия портала. Она доверяла интуиции и знаниям Эрин, поэтому развернула свой коврик и устроилась поудобнее, мягко начиная погружаться в осознанное трансовое состояние.

Эрин села рядом, взяла в руки четки из полупрозрачного берилла и ее лицо стало медленно меняться. Она словно превращалась в мифического сфинкса, готового в любой момент раскрыть крылья, что поднять тебя в небо. Но в то же время это существо было готово защитить тебя от любого посягательства на твое пространство со стороны существ как физического, так и тонкого мира.

Голос Эрин вел Трейси все глубже и глубже в расслабление. Окружавшие их звуки превращались в далекий шепот, где то на грани восприятия. Трейси казалось, что она начинает проваливаться вглубь холма. С закрытыми глазами, словно зачарованная, она наблюдала за проносящимися в ее внутреннем зрении картинками. Вот она уже может видеть корни трав, а затем погружаясь все глубже и глубже в землю, слой за слоем ощущать как сменяются времена и эпохи, проносясь над поверхностью холма. Где-то там наверху жгут костры на Троицу последователи католической веры. Их молитвы словно шорох травы остались здесь в тонком пространстве. Затем их песнопения сменились криками и плясками древних язычников, радостно приветствующих Богиню Мать и ее брак с Богом летнего солнцестояния.

Все дальше в глубь времен вел ее тихий шепот Эрин и вот уже жрецы в белых одеждах льют молоко и вино к подножию величественного дуба.

Картинки проносились в ее воображении одна сменяя другую. Древние воины сжигают тело своего, погибшего в битве вождя, на вершине и вместе с ним в костер уходят его жены и наложницы. Кровь жертвенного белого коня льется в поминальные чаши. Все это есть для нее реальность и в то же время это все происходит в ее воображении. Но Трейси чувствовала свою неразрывную связь со всеми этими людьми. Всеми, кто тут жил до нее. Все, что они пережили, стало и ее памятью, ее неотъемлемым опытом жизни.

Колесо времени завращалось с неимоверной скоростью и во внезапно наступившей тишине она ощутила холод каменной плиты под собой.

Она увидела и почувствовала, как обнаженная лежит на жертвенном камне на вершине кургана и только звездный шатер неба молча, не отрывая мириады звезд-глаз, смотрит на нее внимательно изучая каждую клеточку ее обнаженного тела. Она не испытывала ни капельки стыда от этой первобытной наготы, выставленной напоказ всему миру. Она очень ясно видела и понимала необходимость этого ритуала. Это была ее инициация в мудрость выходящую за пределы знаний обычных людей.

Боль и холод внезапной волной взорвались изнутри. Трейси увидела и почувствовала каждую свою косточку, каждую связку порождавшую этот ад и темноту. Ей хотелось кричать и выть от страха и боли. Не известно откуда, но она точно знала, что надо пройти через этот порог, чтобы выйти к свету. И в какой-то момент в самой глубине боли и тьмы, появились искорки света. Сначала слабые и почти незаметные, они пробивали свой путь через хаос ада изнутри наружу. Поток света становился все ярче, унося боль он приносил блаженство. Первыми ярко засветились ее кости. Она словно превратилась в образ прекрасной Белой Госпожи Смерти и из ее глаз потекли слез освобождения. Слезинки превращались в капельки света, которые погружались в землю благодатной влагой, пробуждающей жизнь.

Трейси ощутила глубочайшее умиротворение и спокойствие. Она возвращалась к своим истокам, к своей основе. К тому неизменному началу с которого когда-то все началось. И здесь можно было оставаться целую вечность. В безмолвии, спокойствии, бесконечности.

Дневники ведьмы. История 5. Лабиринт МинотавраНо где-то, на самом краю этой бесконечности, появился тихий, почти на грани звучания шепот. И, словно подчиняясь незримому приказу, из ее светящихся костей начали проявляться сначала совсем крошечные, а затем, все больше и больше увеличиваясь, яркие золотые нити. Они сплетались в спирали, затем в узоры. Они рождались в глубине ее костей и поднимались к поверхности ее тела, к коже уже сплетенные в символы и проявлялись в виде светящихся, золотых татуировок на коже. Символы и знаки разных традиций и времен словно огнем боли и блаженства отпечатывались на ее теле. Она с первого взгляда могла определить: вот на предплечьях это иудейские печати Соломона. А тут на сгибе локтей древняя арабская печать джиннов. Знак плодородия древних африканских племен и трипольцев закрыл область ее пупка и солнечного сплетения. Символ великого змея с другого континента опустился ниже пупка и охватил ее лоно. Она знала каждый знак, каждый символ. Она видела и чувствовала что означает каждая линия и точка. Ее тело стало всеохватывающей энциклопедией всех магических символов и знаков, когда либо существовавших в мире. И источник этого знания был у нее внутри, в ее костях.

Рациональный и ироничный ум не смог удержаться, чтобы не прокомментировать: ну вот теперь ты похожа на супчик с буковками алфавита из своего детства — помнишь такое? И как тебе это?
Я не потеряла чувство юмора- отметила Трейси – значит все ок. И снова нырнула в переживание происходящего.

Она играла в своем сознании с символами, словно искусный жонглер. Она их соединяла, изменяла, создавала новые комбинации. Словно маленькая девочка она играла ими создавая и уничтожая внутренние реальности.
Переключение в ребенка вызвало у нее образ бабушки Марты и внезапно ее озарило. Неужели это и есть ключи к той силе, которую она получила от нее. Это знание символов – знание идущее изнутри из самой их сути. Ведь теперь достаточно было представить любую линию и под ее вниманием она превращалась в символ или знак, который мог создать нужные перемены. О сколько дел можно теперь натворить…

Но резко, яростный поток боли снова пронзил все ее существо. Голос. Это был голос из ее сна. Только теперь он не шептал убаюкивая, а взрывался адской болью с каждым словом :
-ТЫ ГОТОВА?
Существо с телом мужчины и головой быка, красными глазами смотрел на ее обнаженное тело, украшенное татуировками. Он стоял облокотившись на один из огромных камней портала из каменных мегалитов на вершине холма. Она узнала его. Это был Минотавр — хранитель ЛАБИРИНТА ЖИЗНИ. Марта говорила, что ей когда-нибудь предстоит встреча с ним. Но когда и как Трейси так и не поинтересовалась. Ведь это был всего лишь МИФ. Кто мог знать, что она может стать когда нибудь частью мифа?
– ГОТОВА ЛИ ТЫ ВОЙТИ В ЛАБИРИНТ? ГОТОВА ЛИ НАЙТИ ЕГО ЦЕНТР?

Этот призыв был столь сладок, сколь и пугающ. Один шаг отделял Трейси от новой тайны, но она была уже слишком уставшая от того, что было. У нее не было сил идти еще куда-то глубже. Она не готова к лабиринту. Не сегодня. Не сейчас. В другой раз, когда придет время.

И словно услышав ее «нет» Минотавр произнес уже обычным человеческим голосом :
– Я буду ждать тебя всегда. Тут возле входа в лабиринт. Когда ты будешь готова. Я буду ждать и тогда мы вместе…

Внезапно она ощутила как солнечный луч мягко прикоснулся к ее щеке, возвращая ее в реальность. И услышала тихий шепот молитвы Эрин, перебирающей четки. Жертвенный камень, вход в лабиринт, Минотавр все они исчезли, растворились в полуденном солнце, поднявшемся высоко в небо над древним курганом.

Прошло уже три часа с момента входа в древний портал. Эрин знала, что нельзя возвращать путешественника насильно. И хотя тело Трейси было холодным как лед, а дыхание почти замерло, она не смела его потревожить. Лишь изредка ее подопечная вздрагивала и что-то шептала на давно забытом людьми языке.
В какой-то момент, вторым зрением, Эрин увидела, как на теле у Трейси начали появляться и исчезать рисунки. Красные нити кровеносных сосудов создавали узоры на коже, чтобы затем исчезнуть также внезапно как и появились. Она залюбовалась игрой древних символов и знаков. Такого в ее опыте проводника еще не было. И ей очень захотелось узнать, что происходит. Но Эрин не имела права вмешиваться в путешествие . Она просто ждала, когда та вернется сама. Или не вернется. Она знала, что некоторые не возвращаются. Но надеялась, что у этой молодой женщины хватит сил и умений противостоять тому внутреннему аду и боли, через которые надо пройти, чтобы дойти до внутреннего света. Ее бабушка Марта была известной только в узких кругах высшего Совета, поэтому Эрин мало что о ней знала. Но по правилам после ее ухода, кто-то должен был занять ее место в иерархии хранителей. И обычно это была та, кому старшая по роду передала свою силу по праву крови. Поэтому она надеялась, что Трейси справится. Она видела что в теле этой, совершенно не похожей на мага, женщины течет кровь древних правителей, жрецов и праведников. Такому смешению могли бы позавидовать многие кудесники. Но это и ко многому обязывало, если она примет свою судьбу.

Дневники ведьмы. История 5. Лабиринт МинотавраСогласиться ли она стать тем, кем ей суждено? Хотя, если суждено, то как она сможет отказаться? Но ведь и свободу выбора никто не отменял. Поэтому искушение отдать свою силу обязательно будет. И прелагать взамен будут то, что для нее, в ее человеческой жизни, самое ценное. Справится ли она с искушением? Пройдет ли испытание соблазнами «тени»?

Только время сможет это показать. А его до перехода осталось не так уж много. Будет ли она готова когда настанет час? Не уйдет ли к «теневым» за «человеческим» счастьем? Ответа сейчас все равно не будет. Задача Эрин была провести через портал и закрыть портал после путешествия. Что будет с ее путешественницей, уже не ее дело. Другие поведут ее дальше. До следующего порога, до следующего испытания и так до последней черты перед ЛАБИРИНТОМ. И это будет ее последнее испытание в человеческом теле… как впрочем и всех других в этом воплощении…

Солнце поднялось высоко в небо и залило своими лучами западную сторону древнего кургана. Его теплые лучи прикоснулись к лицу, находящейся в глубоком трансе Трейси. Словно поцелуй сказочного принца, это пробудило ее и она сделала глубокий вдох.

Эрин тоже облегченно вздохнула. Завершено. Можно закрывать портал.

Пряча лицо от яркого света, Трейси уткнулась в колени Эрин и зарыдала. Словно маленький ребенок она плакала о своей человеческой жизни: о том, как скучает за ушедшей бабушкой, о своих неудачах в любви, о том, как сложно ей найти понимание с семьей и близкими. С этими слезами она словно отпускала свое человеческое прошлое и впускала неизвестность, непредсказуемость другого мира. Мира, которому она теперь полностью принадлежала по праву рода, по праву крови. Но это уже другая история…

Эжени МакКвин © 2016

 

Читать дальше. Глава 2. И на вуду бывает проруха.

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться в соцсетях.