Пески времени. Глава 6. Любовь сквозь время.

Де́нис любовался этой странной рыжеволосой женщиной. Он понимал, что она старше его, но никак не мог понять на сколько. Иногда ему казалось, что перед ним сидит совсем юная девушка и хихикает смущаясь от его взгляда. Но в какие-то моменты в ней проглядывала древняя старуха. И  в эти моменты по коже пробегал холодок.

Он обратил на нее внимание в музее в египетском зале. Она стояла вытянутая как струна, в напряжении застывшая между небом и землей, которая может в любой момент сорваться.

Де́нис был музыкантом, поэтому сравнение Трейси со струной ему показалось совершенно естественным. Правда музыка была для него скорее хобби, чем способом зарабатывать на жизнь. Ему нравилось играть вечером на улицах Тель-Авива с друзьями, но основной работой были компьютеры. Он прилетел в Париж к брату на выходные и думал провести с его семьей эти дни. Но сидя в уличном кафе с этой девочкой-женщиной, кем-бы на самом деле она не была, он совершенно позабыл о своих семейных планах.

Она непрерывно пила кофе с молоком чашку за чашкой и болтала о музеях, картинах, книгах и еще каких-то местах, которые ей нравились во Франции, а он думал только о том, чтобы сжать ее руки и привлечь ее к egyptart8себе. Но у него не хватало духу это сделать. Вдруг она оттолкнет его и уйдет? Нет, он не хотел, чтобы она ушла. Ему хотелось сидеть с ней в кафе, бродить с ней по Парижу, ходить в ее любимые музеи или просто сидеть на берегу Сены и закрыв глаза вдыхать ее запах.

Он молча слушал ее голос ощущая в нем невидимый ритм. Ему казалось, что в ее словах проскальзывали джазовые синкопы и голос иногда  разделяется на несколько. Тогда она звучала для него как мелодия с многоголосьем. Он впервые встречал такое. Это была какая-то магия музыки совершенно непонятная для него. И он понимал, что ему все больше и больше хочется, чтобы она не ушла во тьму ночного города, а подольше оставалась сегодня с ним. Завтра… Завтра будет завтра, а сегодня он хочет просто быть рядом и ощущать ту музыку, которая исходит от нее.

 

Трейси болтала ни о чем. Кофе с молоком помогало ей заземлиться и она дула его чашку за чашкой вперемешку с сигаретами. Де́нис ей чем-то нравился, хотя он был совершенно не в ее привычном формате мужчин, которым она отдавала предпочтение. Она видела его восхищенные глаза и ей это нравилось все больше и больше. Она давала себе отчет, что в какой-то момент надо остановиться с кофе и что-то делать дальше. Но Де́нис ничего не предпринимал. Он просто молчал и слушал.  Как магу ей было ясно, что встреча не случайна. Но что делать дальше?

Звонок прервал поток ее мыслей. Это был Мэтт. Он был где-то рядом и предлагал встретиться. Он уже своим, “загадочным” образом был в курсе ее похода в Луврский музей и хотел с ней обсудить это. Причем настаивал он больше чем всегда. Это насторожило Трейси. Мэтт обычно “снисходил” до встреч с нею, а тут он был просто сама любезность и настойчивость.

-Ну нет – подумала Трейси – он не получит сегодня меня ни за какие круасаны и шоколад. И достаточно резко заявив Мэту, что она занята и не может с ним сейчас разговаривать, пусть позвонит завтра и отключила телефон.

Мэт что-то знает и хочет, но он это не получит. Пусть лучше это получит… Де́нис.. а почему бы и нет? Я ему нравлюсь и это видно не вооруженным взглядом. Надо только его немного подтолкнуть. Маг я или нет?  Кармический узел в наличии. Влечение соответственно тоже. Осталось только слегка подтолкнуть ситуацию в нужном направлении. И вслух произнесла:

-Де́нис. Я обычно вечером перед сном совершаю прогулку к реке. Как насчет прогуляться?

Денис был рад, что Трейси сама предложила продолжить вечер. Был ли это сигнал для него? Он пока был не уверен. Может ей действительно хочется просто прогуляться? Тем более они только познакомились было бы странно сразу .. но почему странно?

Она вообще вся странная. Дуть столько кофе на ночь. Это уже одно странное как минимум для обычного человека. А ее познания в древней истории? Как много женщин копаются в такой древности? Пусть будет, как будет. И он улыбнувшись ответил :

– С большим удовольствием мадам я продолжу наше знакомство и прогулку. Вдруг вам опять понадобиться моя рука.

 

Осенний вечер  укутывал в свои объятья улицы города и провожал влюбленные парочки  легким ветерком, который становясь все прохладнее, давал им возможность прижаться друг к другу поближе. Древний Египет и современный Париж делали все, чтобы Мэтт сегодня так и не встретился с Трейси. И оба они благоволили Де́нису. Потому что, когда они подошли к реке уже совсем стемнело и на набережной почти никого не было. Только такие же, как и они парочки прятались в тени деревьев.

Облокотившись на парапет, Трейси смотрела на темную гладь, в которой отражался город. Ей нравился IMG_7042запах и энергия Де́ниса. Его легкая робость и сдержанность. Что-то в нем было такое, что ее расслабляло и позволяло быть легкой и невесомой, словно ветерок. Детская игривость, которую он в ней возбуждал, вызывала хихиканье и внутреннюю озорливость. Приятное ощущение скинуть десяток лет.

Осень давала себя знать и холодный камень быстро остывал и требовал отдать ему частичку своего тепла. Трейси зябко провела рукой по своим предплечьям. Жаль, что она не захватила с собой теплую кофту или шарф. Но! Это был повод! Точно это был прекрасный повод!

– Де́нис я немного замерзла. Может .. может обнимешь меня? Она наклонила слегка голову и посмотрела на него снизу вверх и улыбнулась. Для гарантированного результата мысленно включила нижние восьмерки.

Словно проваливаясь в мягкую нирвану Де́нис обнял эту странную женщину. Ее запах. Он глубоко вдохнул запах ее волос и тела. Странный аромат проникал в него с каждым вдохом и он четко осознал, что хочет ее. Ему все равно где и как. Можно здесь прямо на набережной, можно поехать в любой отель. Только чтобы вдыхать этот странный, непонятный, ни на что не похожий запах ее волос.

Трейси поняла, что достигла своего. Запахи. О, она знала как ими играть, если хотела. Ее подружка Соня из Лондона часто дарила ей загадочные восточные ароматы. Но Трейси и сама знала толк в маслах. И она могла понять Де́ниса, который столкнулся с миром иных.

– Я живу недалеко тут, у друзей, но сегодня там никого нет, и мы можем пойти ко мне. Выпить чаю у фонтанчика во дворе. Я всегда вечером пью чай во дворике и молоко. Хочешь и тебе налью?

 

Как вы думаете мои дорогие читатели был ли у Де́ниса хоть какой-то шанс отказаться? Конечно же нет. И не прошло и получаса как старые-новые кармические знакомые уже были под крышей в маленькой мансарде в самом центре старинного города.

 

Для Де́ниса было странно так внезапно оказаться в подобной ситуации. Еще утром он и предполагать не мог, что уже вечером окажется  рядом с совершенно незнакомой женщиной в чужой квартире и будет пить необычный китайский чай из маленьких чашечек. Терпкий вкус с оттенком чернослива был столь же странным, как и его спутница.

Но наблюдать, как она наливает в малюсенький чайничек с чаем воду, затем переливает ее в похожий на молочник кувшинчик и разливает темно коричневую ароматную жидкость по еще более малюсеньким чашечкам, было настолько  необычным, что он просто  наблюдал за ее плавными движениями и впадал в странное состояние расслабления все больше и больше.

Ему казалось, что границы его тела приобретают другую плотность и растворяются в этом уютном пространстве мансарды.  Было удивительное ощущение, что он может прикоснуться к рыжеволосой новой знакомой, не прикасаясь физически. По крайней мере каждый взгляд, брошенный ею на него он ощущал всем телом. Почему же он не сможет сделать то же самое?

Все ощущения были для него необычными. Это слегка пугало, но и хотелось узнать, что будет дальше. Тем более, что почему-то он ей доверял. Доверял так, словно они были знакомы всю жизнь, но просто давно не виделись.

А потом, потом она наклонилась и поцеловала его. Аромат ее волос тонкими волнами окутал его, пробуждая в нем страсть и нежность. Он сжал ее руки и .. исчез. Потому что то, что происходило потом, было в нереальности. Это было в каком-то странном пространстве более похожем на сон.

Когда он открывал глаза, рядом с ним была она одна, но если он их закрывал ему казалось, что его тело соприкасается с двумя, тремя или тысячами женщин одновременно. Ее руки были одновременно везде и было невозможно уследить, где заканчивалось прикосновение, а где начиналось. Он словно проваливался куда-то в странный сон, оставаясь наяву.

В какой-то момент его тонкий слух музыканта уловил ритм. Он ухватился за него как за ниточку, возвращающую его в реальность. Но в какую реальность? Ритм images (9)нарастал и с удивлением Де́нис понял, что он звучит внутри его тела. Ритм рвался из него, чтобы стать осязаемым и видимым. Все, что он знал и мог сделать, чтобы справиться с этой силой, это со страстью войти в эту безумно знакомую незнакомку.

И как только он это сделал, пульсации ритма словно устремились из его тела в нее. Он стал и ударными, и струнными, и духовыми, и всеми возможными музыкальными инструментами сразу, даже теми, о существовании которых он никогда не знал. Музыка внутри него играла все громче и громче пока не взорвалась  последним взрывом финального аккорда. И он исчез.

Только где-то на самом краю сознания он слышал странную незнакомую музыку. Как будто чьи-то руки перебирали огромную арфу с необъятным диапазоном звучания.

Волны, идущие от этих невидимых струн, проникали в его тело, а он  пытался запомнить мелодию, чтобы потом ее воспроизвести. Но мелодия неуловимо ускользала и исчезала где-то за краем сознания, становясь тишиной и .. пустотой в которой он был просто сияющей звездой среди таких же как он сияющих звезд ночного космоса.

И только огромный, еще более темный чем межзвездное пространство, еле различимый женский силуэт танцевал среди этой огромной вселенской пустоты.

И где то на краю сознания он понимал, что это она, его необычная подруга сегодняшней ночи.

 

Трейси лежала рядом с Де́нисом и нежно смотрела на него. Она  видела, что он путешествует по своим внутренним мирам. Возможно, он видит там и ее облик.

Жрец-Музыкант из ее прошлого. В ее долгой памяти воплощений всплыл образ его лица из очень, очень далеких времен. Она видела одновременно оба его тела нынешнее и прошлое. Словно два мужчины на одном месте, в одном теле лежали на кровати.  И она любила их обоих. Любила так, как можно любить своего старинного спутника по воплощениям. И ее собственная древняя память возвращала ей  ее судьбу.

 

Первое посвящение в храмовую танцовщицу. Первая ступень на пути к высшему воплощению Богини. Получение первого имени в храме. Как она волновалась тогда и как волновался ее наставник Мерикар, хотя старался не показывать своих чувств. Ведь от того, насколько она сможет все сделать истинно, зависело все ее будущее.

И многое зависело от Джау – храмового жреца-музыканта. Если она найдет с ним нужный ритм, если сможет выйти в нужное для подношения состояние, то получит зеркало Владычицы храмовой утробы, Небесной Матери Пробуждающей к Жизни и право участвовать в храмовых церемониях. Она должна пройти сквозь песок времени и стать той, которой предназначено. И она была готова на все, чтобы он играл для нее наилучшим образом. Даже на то, чтобы соблазнить его.

Откуда она знала, как это сделать? Этого Хека не понимала. Ею двигало желание стать храмовой танцовщицей и жрицей.  Глупая девочка с эгоистичными желаниями.

Сейчас Трейси могла давать Хеке любые оценки. Это все равно не меняло то, что уже произошло между ней и Де́нисом или Джау давным-давно и что снова свело их вместе в этом воплощении. Трейси надо было вспомнить что-то очень важное и поэтому их привели друг к другу древние боги или судьба.

Глядя на Де́ниса в ее памяти вплывал первый танец юной Хеки в храме. Ведь это был и ее Трейси танец. Такова игра памяти прошлых воплощений, где сложно разделить себя нынешнюю и прошлую. И те, кто не смогут этого сделать, обречены печальной участи.

Но Трейси успешно справлялась с постоянной угрозой потеряться в линии времени. Поэтому могла позволить себе погрузиться еще глубже в их совместную с Де́нисом игру. Она закрыла глаза и стала погружаться в видения прошлого.

Играющие тени от языков пламени светильников, отражающихся от золотых тел богов на белоснежных стенах храма. Уходящие ввысь огромные колоны, завершающиеся в невидимой темноте распустившимися лепестками голубого лотоса. Колоссы божеств, внимающие каждому движению энергий в огромном зале подношений.

И вновь она стала на эти минуты самой богиней Мерет – Богиней музыки для Джау. А влюбленный в нее жрец  играл божественную музыку на огромной арфе. Она играла им, а он играл для нее. И статуя великойimages (3) золотой Богини, молча внимавшая каждому  движению ее гибкого и стройного тела и музыке создаваемой для нее жрецом. Принимая их дар, статуи божеств милостиво улыбались им обоим свысока. И сами божества, призванные их страстью из другого мира принимали их подношение.

Тогда он был намного старше ее, а теперь в нынешнем воплощении она по эту сторону линии времени. Однажды ее подруга Соня сказала, что если Боги хотят наказать влюбленных, он разделяют их не расстоянием или социальным статусом, а временем.

Что их души сделали на заре времен, что уже в древнем царстве их разделили временем? Когда-нибудь она узнает это, но не сейчас.

Сейчас она хотела еще немного побыть там, в храме и танцевать под мелодию, возникающую под его искусными пальцами, как в музыке, так и в любви.

А утром.. утром они расстанутся. Днем она улетает домой. И ей хотелось продлить эти минуты воспоминаний из далекого воплощения. Она ясно осознавала и чувствовала, что это первая ступень в ее инициации и воспоминаниях о тайнах древнего Египта. Когда-нибудь Трейси снова встретится с Де́нисом-Джау. Может быть даже в этом воплощении. И с Мэтом, который не получил то, что желал.

Но это уже другая история…

©Эжени МакКвин, 2016.

 

Читать дальше. Глава 7. Роман с гуру.

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться историей с друзьями в соцсетях:

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.