Шахматы судьбы. Глава 5. Полет во сне.

Трейси летела под облаками. Полеты во сне были для нее не редкостью Но этот полет словно был окутан золотой дымкой. Она смотрела сверху на город, в который прибыла впервые. Хотя у нее было ясное ощущение, что она знает эту долину и ее холмы, как свои пять пальцев.

С высоты птичьего полета, казалось, что улицы внизу пытаются изменить свои очертания. Правда без особого успеха ибо жители островов консервативны и не любят что-либо перестраивать. Поэтому современные улицы и дороги до сих пор повторяют планировку, начертанную две тысячи лет назад римскими завоевателями.

Город заполняли толпы народа в разнообразных одеяниях из разных эпох.Вот кельтские воины, запахнувшие на бедрах свои клетчатые пледы и с ног до головы украшенные устрашающими татуировками, пьют сидр с крепкими римскими легионерами. Их мечи в ножнах, а в руках чаши, словно не было четырехсот лет противостояния.

А рядом христианские монахи беседуют с друидами. Языческие жрицы Богини, кто в красочных одеяниях, кто без оных,о чем-то разговаривают с укутанными с ног до головы в рясу монахинями.

Многомерный муравейник человеческих судеб и путей. Все они сошлись здесь, в этой точке земного мира, чтобы пройти свой опыт и свою дорогу жизни.

Может когда-то они и были противниками и врагами, но сейчас сеть времени объединила их в единое целое, где нет смысла спорить и враждовать.     

Вот Тор и башня на его верхушке. Трехмерным лабиринтом он раскинул свои ступени упираясь прямо в городские улицы.

По его дорожкам, внутри и одновременно вне времени, текут непрерывным потоком паломники. У кого-то в руках трость и железные башмаки, кто-то окровавленными босыми ногами ступает по заветному пути наверх. А кого-то несут слуги в палантине. С барабанами и флейтами, с книгами и жезлами, с корзинками, торбами, сундуками и просто с пустыми руками и распахнутыми сердцами. Все они устремлены к вершине холма, где неумолкаемо поет ветер вечную песнь духов древнего лабиринта.

В легком, шифоновом, ярко красном платье Трейси танцевала высоко в воздухе над древним холмом и ее сердце пело и плакало одновременно.

Сколько раз она приходила сюда? Множество. В разные времена и воплощения. Но никогда ей не было так легко, как сейчас. В легком, шифоновом платье алого цвета, с распущенными волосами она смеялась и ликовала от ощущения свободы.

Теперь можно все! Все позволено и открыто! Все прощено, но не забыто!    

С городских улиц в небо начали взмывать девушки и женщины. Словно крылья райских птиц, в воздухе развернулись длинные рукава тончайших шелковых одеяний кудесниц.

Сестры! Мы снова здесь! Ведь что может быть сильнее сестринского круга!

Пусть за его пределами мы можем ненавидеть друг друга, завидовать, мстить, ревновать. Ведь у нас все, как в большой семье.  

Но входя в магический круг, мы обо всем человеческом забываем. Так было тысячи лет назад. Так происходит и сейчас. Для каждой энергии есть место в кругу. Каждая дочь Великой Богини ценна и любима ею и, как любой ребенок, имеет право на ошибки, на которых учится.

Вместе со своими давними знакомыми незнакомками, Трейси опустилась на главную улицу города и танцуя отправилась прямиком к главной площади, где вместо гранитного монумента из реальности, в сновидении был установлен высокий трон.

Внезапно во сне, Трейси вспомнила, где она видела такой трон. Это был ее первый детский сон, который она могла вспомнить. В сне далекого детства она сидела на таком троне с волшебной палочкой в руках.

Но в Гластонберийском сне, чьи-то руки уже надевали на ее голову венок из золотых листьев и влекли к трону.

Неужели я на троне в самом центре города, на глазах у всех? – наверное Трейси надо было удивиться, но вместо этого она приветственно подняла руку и в ответ толпа начала бросать в воздух серебряные и золотистые конфетти.

Подхваченные ветром яркие блестки разлетелись над площадью. Некоторые из них кружась, холодными каплями опускались на лицо Трейси, возвращая ее из сна посланного духами Тора.

Трейси спросонья начала смахивать с лица конфетти, но это уже были не блестящие фантики. На щеки Трейси таки падали настоящие, мокрые капли. Она открыла глаза и увидела, как на шве, соединяющем полотнища тента, один за другим собирались шарики воды и, набрав нужный вес, устремлялись вниз.

На улице шел дождь и вместе с ним наступал рассвет. Еще один рассвет новой, а может быть просто хорошо забытой старой, жизни?

Она вспомнила вчерашнее пророчество: “счастливые воспоминания прошлого”. Возможно так и есть. Осталось только понять, что имелось в виду под “наилучшими пожеланиями будущего”.  

 

Copyright©Эжени МакКвин 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.