Шахматы судьбы. Глава 18. Коридоры памяти.

— Глупые девчонки. Мне из-за вас сейчас попадёт, — Грама недовольно ворчала. — То опоздаете, то неправильно выполните поручение и урок. Вас выгнать надо было, в самом начале обучения. Покорность и беспрекословное служение, вот чего ждут от жриц храма.

— Мы и так делаем всё, что можем — буркнула в ответ Брина.

— Брина перестань — зашептала, пытаясь остановить подругу, Джени.

Грама больно скрутила руку Брины.

— Будешь так себя вести, я тебе её сломаю. Криворукая жрица сможет только ходить по округе и просить подаяния.

Брина закусила губу от боли, чтобы не вскрикнуть и зло блеснула глазами.

— Идите скорее в дом. Сейчас начнут ритуал. — И Грама резко втолкнула подруг в двери храмового дома.

Девушки сидели вокруг алтаря Йоля. Их лица были закрыты белыми накидками. Верховная жрица Гвави держала в руках серебряный кубок с напитком. Протягивая его к сплетённой из ивовых прутьев фигуре богини на алтаре, она призывала свою владычицу.

— Призываю тебя, о древняя Мать Авалона. Приди, о повелительница бурь и ветров. Окутай своим покровом тишины нас. Спрячь под плащом безмолвия. Погрузи вглубь времён и миров. Дай соприкоснуться с сокровенным. Дай возродиться заново в твоём лоне. Каждая, явившаяся перед твоим ликом, смиренно просит принять её обеты. Да будем мы служить тебе вечно. Да будем мы бесконечно в твоей свите. Да будет наш храм великим. Дай нам силу и величие. Дай нам знание и мудрость.

Чаша с напитком сновидений пошла по кругу юных жриц. Тонкие девичьи пальцы подносили к губам тяжёлый кубок из червлёного серебра и делали несколько глотков, чтобы затем передать его сидящей рядом подруге и погрузиться в молчание и неподвижность.

Каждая грезила о своём. Каждая видела свои сны о прошлом.

В своём видении Брина шла по длинному коридору. Слева и справа были двери. Из камня, дерева, в тканой драпировке из разных тканей.

Она решила заглянуть за роскошные двери светлого дерева. Каждый дюйм здесь представлял собой неведомые ей цветы и малюсеньких птичек, которые словно зависали над каждой чашечкой и длинным носиком пили оттуда напиток богов.

За дверью царил полумрак, освещаемый только языками огромного пламени. Девушки с кожей цвета слоновой кости и огромными миндалевидными глазами сидели вокруг костра. Мужчина в ужасной маске демонического бога, танцевал вокруг них. И каждый раз, когда он поднимал руки к небу, оттуда спускался призрачный дракон и становился неотъемлемой частью, одной из инициируемых.

Брина с неприязнью захлопнула дверь и пошла дальше. Быть может, вот здесь будет иначе, и она раздвинула тяжёлые шторы из мягкой, дорогой восточной ткани с золотыми кистями до пола.

Девушки и юноши сидели на шкурах тигров. Рядом с ними лежали острые мечи в форме полумесяца. Высокая женщина в штанах и рубахе из чёрной кожи, крутила в руках маленькое колёсико на оси. Её юные подопечные, не отрываясь, смотрели на сияющий, вращающийся диск. Внезапно, шкуры свирепых жителей джунглей ожили и обхватили своих седоков. Теперь уже не было понятно, где человек, а где грозный обитатель диких лесов. Губы инициируемых растянулись в грозном оскале, и пространство пронзил ужасный рык.

Брина выскочила в ужасе, надеясь, что тяжёлые шторы не допустят ужасных чудовищ в коридор.

Следующая дверь, которую она выбрала, была словно соткана из лепестков роз и лилий. Вот здесь я найду нечто другое — подумала Брина и сделала шаг внутрь.

За дверью в неге спали девушки. Картинка могла быть мирной и уютной, если бы над каждой из дев не висело в воздухе странное мерцающее существо, которое медленно входило в юное тело.

Одна из тварей заметила гостью и посмотрела прямо в глаза Брине и, как той показалось, улыбнулась широкой пастью усыпанной мелкими острыми зубами.

— Это воительницы-хранители махараджи, — прошипело чудовище. — Не смотри на то, что они нежны на вид. Каждая из них с нашей помощью может отогнать от повелителя сонмы духов и недругов. Мы станем их вторым обликом. И никто не увидит их прелести, только наши оскаленные пасти, — и чудовище залилось хриплым смехом, — Смотри внимательнее, — узнаёшь?

С ужасом Брина узнала в одной из девушек себя и захлопнула двери в пространство из розовых лепестков и лилий.

Она решила, что откроет ещё только одну дверь и на этом всё. Вот эта с золотым глазом в треугольнике на дверях. Пусть это будет она.

Перед ней открылась пустыня. Посреди залитого солнцем моря песка, на фоне огромной пирамиды стояла колоннада, верхушки которой венчали женские головы, с бирюзовыми завитками.

Мужчина в белой повязке вокруг бёдер и шкурой пятнистого животного на плечах держал в руках свиток и вёл речь с сидящим в тени колонн юношами.

Теперь вы охранники храма величайшего из богов. Любого, кто войдёт в святая святых, вы должны остановить. Поэтому каждый из вас призовёт и наденет на себя облик древнего духа-стража пустыни. И пусть никто не увидит это обычным глазом, но каждый почувствует ужас, от того, чей облик вы носите. И да пребывает с вами этот облик вечно.

Брина осторожно закрыла двери и опустилась на пол в этом странном коридоре времени, прижимая колени к груди.

Она видела и чувствовала в себе все эти облики-маски. Все до одной. Она собирала их долгие воплощения, будучи стражем храмов в разные времена. Она ощущала в себе их словно слои ткани, которую можно разворачивать бесконечно. Но, что будет, если их все снять? Кто окажется под ними? Какой у неё истинный облик? И сможет ли она когда-нибудь освободиться от них?

Гвави внимательно наблюдала за каждой из девушек в круге новых жриц Авалона. Она подходила к каждой из них и опускала свою руку на плечо подопечной. Вот её рука опустилась на плечо Брины.

— Страж-оборотень. — прошептала Великая Жрица. — С ней мы определились.

 

Copyright © Эжени МакКвин 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.