Шахматы судьбы. Глава 2. Музыка выбирает магию.

 

Во сне душа перебирала струны мира

Она играла странную мелодию из звезд

Как будто вспоминала, что же было

Пока не перешла небесный мост.

Но воплотившись, музыку небесную забыла

И лишь во сне перебирала струны мира

Играя странную мелодию из звезд.

Стихи Эжени МакКвин 

 

 


Восседая на своем троне,  Великая Богиня Авалона перебирала пальцами по сияющим, словно свет звезд струнам волшебной арфы. Серебряные колокольчики в руках у мальчика у ее ног, вторили легким переливом создавая основу для ритма.

Подземные жители священного холма: эльфы, моргены, посвященные и другие,сидели вокруг трона своей повелительницы и внимали магическому инструменту древних легенд и сказок. Музыка вздымала легкие светящиеся вихри по залу и закручивалась легкими космическими спиральками.

Три жрицы, давно перешедшие из мира  людей в мир эльфов, изящно изгибаясь в лунном свете танцевали  и отбрасывали тени, которые в свою очередь также сплетались в хоровод, повторяя с запозданием на такт движения служительниц древней Богини.

Маленький, похожий на гриб в остроконечном колпачке на тоненькой ножке, эльф вынырнул из танцующих теней и согнувшись в глубоком поклоне подошел к трону. Он снял свою грибную шляпу и наклонившись к уху своей повелительницы он очень тихо прошептал.

-Ваша божественность.

-Добрые ли вести ты принес Адэликс?

-Ваше Небесное Величество. Мне кажется, что у вашей дочери проблемы.

-Какие у нее могут быть проблемы в Лондоне?

-Полнолуние мадам. Ваш супруг отправился на охоту. А с ним и его свита. За ней  никто не присматривает. А вы ее знаете. В полнолуние она всегда найдет себе приключений.

-Куда на этот раз она умудрилась вляпаться?

-Она была у жрецов вуду.

Королева вцепилась пальцами в подлокотники трона. Изумрудные спирали, украшавшие ручки изделия древнего мастера-мага, прогнулись и брызнули сияющей пылью во все стороны.

-Вуду – прошипела она. – Я разрешила им остаться здесь, но не вмешиваться в дела моих островов. И уж тем более моей семьи.

Подземный зал замер испугавшись гнева своей хозяйки. Эльфы и слуги Великой Госпожи превратились в неподвижную картинку. Прервавшиеся на полуслове слова, зависли в воздухе. Взмах ресниц, движение губ, полет прикосновений тел, все внезапно стало картинкой стоп-кадра. Даже тени и те неподвижно зависли в воздухе в страхе.

-Что она делала у них? Как она туда вообще попала?- голос Великой Богини задрожал от ярости. Она уже не шипела. Она орала на весь огромный подземный зал. И каждое ее слово сопровождалось громом и маленькой искрящейся молнией.

Подданные ее древнего величества сжались в страхе, пытаясь спрятаться слиться со стенами и полом, исчезнуть, раствориться. Впрочем, часть из них таки растворилась, став маленькими светлячками, которые стремительно унеслись прочь. Но самые любопытные остались. Просто замерли и сделали вид, что они теперь предметы мебели. Так, какие-то пни для отдыха на полянке в лесу, деревянные вешалки, которым оставили изначальную форму дерева и другие предметы, которые можно найти в лавке столяра-художника или практикующего друида.

-Ваше величество. Вы же знаете ее любопытство и врожденную любовь к магии. Вы же сами ее этим наградили, когда душа впервые пришла в этот мир. Да и ее подружка Соня ей под стать. И еще третья прилетела Клэр. Из воплощения в воплощения они умудряются встретиться и встрять во все магические и оккультные передряги, которые только возможны для данной точки времени и пространства.

Тем более вы знаете, что вуду ей не чуждое по прошлым  жизням.

-Они хотят снова вовлечь ее в свои дела. Грязные дела. Вуду никогда не терзались принципами морали…- тут древнее могущественное создание глубоко вздохнула и волны ее выдоха серебряным туманом были поглощены древними стенами подземного зала, –  как впрочем и я…как впрочем и другие боги, созданные благодаря человеческой способности проявлять то, чего до них не существовало в физическом мире.

Богиня успокоилась. Гром и молния, перед этим,  срывавшиеся с ее губ, перестали громить пещеру. Видя, что гнев хозяйки утих, ее подданные стали принимать обратно свою человеческую… ну почти человеческую форму. Потому что, если повнимательнее присмотреться, то у многих были вертикальные зрачки, крылья, а у некоторых даже . лапы и хвост.  Да и цвет “кожи” играл всеми возможными в природе красками и оттенками.

Древнейшая продолжила свою речь:

– Но в отличии от вуду я была намного раньше. Когда континенты были другими и великий передел еще не разделил изначальный Великий Океан на нынешние лужи, которые они называют моря и океаны.

-Ваше величество. Ваша дочь просто хотела найти драконью кровь. И ей порекомендовали отправиться в Брикстон.

-Кто ей порекомендовал? Какой идиот из моих подданных?

-Продавщица в магазинчике книг возле музея.

-Там же для нее была приготовлена медная фигурка богини!

-Да, но ее приобрела Соня. А ваша дочь потребовала кровь дракона. Вот ей и ответили, где это можно найти.

-Ее отец ничего не может проконтролировать. Даже собственную дочь! Как же он может управлять древним городом, если даже Боги Вуду могут там делать что хотят.

-У него с ними договор – возразил грибообразный.- Они не лезут в дела его подданных, а работают только со своими. Такой своеобразный баланс.

-Баланс.! Ну вот доигрался со своим балансом и толерантностью. Он всегда считал, что все, кто прибывает к нам, через пару поколений станут такими же как и обычные обитатели наших островов. Хотя так оно и было раньше, но кто сказал что так будет вечно?

-Наверху темнеет ваше величество. После посещения лавки колдуна вуду Трейси одна едет в Оксфорд. Колдун идет следом за ней.

-Что у него на уме?

-Вы же знаете свою дочь. Она поигралась с тонким планом сексуальности. Задурила мужчине голову.

И в сторону грибообразный эльф буркнул: – совсем как ее в мать в молодости играла со смертными.

-Ты что-то сказал обо мне?

-Нет ваше величество.

-Я все слышала. Я все помню. Отправляйся к своим и пусть моя сестра Великая Госпожа Грибница сама тебе придумает наказание за неуважение к древнейшим.

-Но..

-Исчезни! И мне пора!

Огромная рогатая тень Матери Оленихи взмыла вверх сквозь земные слои в мир людей.  

 

Трейси почти бежала по темному переулку. Сердце стучало так громко, что казалось разбудит всю улицу.

-Я боюсь, да я боюсь! Можешь меня пугать седьмой сын седьмого сына, о мистер Грегори. Как это достойно великого и могучего мага, пугать в темноте слабую женщину.

Огромная кошка вышла из темноты  и села на дороге.

Трейси добежала до крыльца дома и захлопнула за собой дверь.

Грегори в тонком теле засмеялся. Как может какая-то кошка остановить его? Но тут словно невидимая, вязкая субстанция обхватила его со всех сторон. Он не мог сдвинутся с места.

– О мои Боги! Придите на помощь! Снимите покровы с иной реальности! Уберите преграды на моем пути!

Невидимые человеческому глазу потоки стали подниматься от земли и окружать тень Грегори.

Кошка внимательно слушала слова седьмого сына седьмого сына. Потом ударила хвостом оземь и ее тень в лунной дорожке стала увеличиваться. Тень приняла форму женской фигуры, которая поднялась с земли и Грегори увидел перед собой величественную женщину с длинными распущенными волосами. Словно ветерок лунный свет, играл с ниспадающими с плеч прядями и от этого по улице разливался тонкий аромат ночной лилии.

-Остановись смертный. Это не твоя земля и не твои правила тут царят.

-Мои правила везде где мои Боги!

-Твои Боги молоды и не могут спорить с древнейшими.

-Ты так думаешь женщина-кошка? Сейчас посмотрим, кто сильней.

Черный маг зашептал призыв. Темные тени потянулись ручейками из неосвещенных, темных щелей у стен домов и собрались позади него фигурами древней семьи Богов Вуду. .

-Зачем ты призвал нас седьмой сын седьмого сына?

-Рыжеволосая женщина играла со мной, она давала мне знаки, она сама меня позвала. Но эта местная встала между мной и нею.

Тени сгустились. В воздухе запахло влажной тиной болот, смешанным с тяжелым цветочным ароматом  из джунглей дальнего континента. Тени протянули свои руки-щупальца к изящной женской фигурке мерцающей в лунном свете.

Внезапно женская фигура стала расти и меняться, словно кто-то выпустил клубок змей из ее живота, которые начали размножаться и вот уже заполнили все пространство от земли до неба.

Огромная фигура с рогами ветвящимися деревом жизни встала между небом и землей.

-Древнейшая – прошептали тени богов седьмого сына.

-Наше почтение и извинения за нашего неразумного жреца. Никто не оспаривает иерархию. Прости, он не знает. К тому же она служила нам когда-то в прошлом воплощении.  

-Кому бы она не служила, она служит всегда мне. Независимо от формы, которую я принимаю и имени, произнесенном людьми в традиции.

У вас есть договор с моим супругом. Придерживайтесь его и не вмешивайтесь в дела моих детей.

-Простите древнейшая – темные тени уменьшились, растеклись по траве и исчезли.

Огромная фигура древней рогатой богини тоже исчезла. Только кошка играла своим хвостом в лунном свете на дорожке. Облизнув лапу грациозное животное словно улыбнулось Грегори и произнесло:

-Она играла с тобой седьмой сын седьмого сына, только потому что она женщина. Можешь прийти к ней во сне. Я разрешаю. Чтобы извиниться.

Трейси спала тревожно. Слишком сложным был день, а вечер так совсем уж жутким.

В ее сне приоткрылось окно и темная тень проскользнула в комнату.

Грегори. Он стоял перед нею. Красивый, статный мужчина с ароматом мускуса и магии. Кроме обычных двух глаз, в его лбу был третий. Черный, блестящий зрачок яростно вращался. Маленькая точка в самом центре зрачка горела красным огнем.

Идем со мной – произнес Грегори – я научу тебя всему что знают мои Боги. У тебя будет власть, о которой могут мечтать только правители стран и народов.

-Ага и все вонючие и гадкие плюшки, связанные с властью – ответила во сне Трейси. – Нет спасибо, во власть я уже наигралась в прошлом.

-А любовь?

-В это я кажется играю сейчас, наверное, возможно, но хотя…

-Ты согласна стать одной из нас? Вспомнить свое прошлое и магию древних джунглей?

Трейси прислушалась к себе. Магия древних африканского континента была одной из сильнейших, с которыми она сталкивалась. Но зачем ей это? Власть? Деньги? Это прекрасно, но что-то глубоко внутри говорило что эти игры ей уже скучны. В них нет той легкости и прозрачности, которые она видела в окружающем ее мире. А главное в них нет ее музыки.

В вуду нет моей музыки… – тут она задумалась. – Почему ей так важна музыка магии. Ведь магия это всегда вибрации-волны, а любая вибрация-волна это еще и звук. Иногда не различаемый человеческим ухом, но все равно звук.

Внезапно она увидела себя в освещенном пламенем костра кругу с тяжелым бубном в руках. Бубен гулким ритмом звал древних богов джунглей. Странные тени плясали вокруг костра. Мужчина и женщина с головами крокодилов сливались и разделялись в страстном сексуальном контакте. Огромная бегемотица вращала животом и земля вздрагивала от ее тяжелой поступи. Огромный змей с взглядом Грегори алчно смотрел на нее и хотел то ли войти в нее, то ли проглотить.

Страсть. Огонь. Наслаждение. И возбуждающий ритм огромного бубна. Ей захотелось остаться здесь в этом вечном круге огня и животной страсти. Лежать на земле и поглощать капля за каплей глубокие вдохи-выдохи и стоны от жарких прикосновений седьмого сына седьмого сына.

Она легла на спину и раздвинула ноги. Ее глаза широко распахнулись в ожидании  проникновения. Огромный звездный шатер раскинул свой полог над ее жаждущим страсти телом.

Серебряный звук донесся с небес. Звезды-колокольчики холодным душем иной музыки вернули ее способность мыслить.

Поток метеоритов пронесся по небу огромной ладонью небесного арфиста, сыгравшего аккорд на космическом инструменте и  охладил ее животную страсть.  

Круг страсти и и гром барабанов не ее музыка.

Изящный, легкий перелив арфы, где струнами служит звездный свет, а серебряные колокольчики отбивают ритм космического ветра, создающего спирали галактик это ее мир магии. Нет, музыка богов вуду не ее.  

-Прости Грегори. В твоей магии нет моей музыки. Я не могу пойти с тобой, пусть даже ты и даешь заманчивые обещания. Мое тело наслаждается танцем под твои барабаны, но душа моя не может здесь петь.

Это не моя магия. Может когда-то в прошлом, но не в этом воплощении.

 

Ночное светило ушло исчезло за горизонтом. Ночь полнолуния закончилась.

-Соня, ты уже не спишь?

-Трейси! Ты с ума сошла, только 7 утра.

-Ты говорила, что идешь на курсы жриц Авалона Великой Богини? Я с тобой!

 

Эжени МакКвин © 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.