Песни вёльвы. Часть 2. Глава 24. Оборотничество.

Итак, что у нас есть? -подводила итог Хейд. -Самодельный приворот от Гюряты на твоего мужа. Присуха сделанная кем-то из ведьм, тоже на Бьярта. Влюбленный музыкант, ищущий секса с магичкой.  

Запыхавшийся мальчишка заглянул в дом и крикнул с порога.

-Йеруна, тебя там ищет какой-то христианин.  Говорит его зовут Варда и он твой знакомый. Можно я возьму хлебец за новость.

-На, держи – Унге кинула пареньку кусок хлеба с тарелки на столе.  

-Час от часу не легче. И христианин, который хочет спасти душу Йеруны. – продолжила Хейд. -Три мужчины, три союза по воле Норн.

Старая вёльва аккуратно убрала в мешочек синего сукна руны.

-Ничего себе наборчик. – рассмеялась Унге, заворачивая кости змеи в красный шелковый платок.

-Выбирай музыканта подруга. Бьярт под присухой тебя легко отпустит. Поедешь с Томашем в его град к спящему дракону. Но не Варду. Ибо христианин тебя упрячет в один из царьградских монастырей и заставит молится их богу.

-Почему я не могу оставить все как есть, только убрать с Бьярта наведенное?

-Потому, что приворот мы можем убрать. А присуха уйдет, только когда умрет ведьма, которая ее сделала.

-И кто ее сделал, что думаешь Хейд? Ты самая умудренная опытом среди нас.

-Ну выбор не велик. Кроме нас тут только одна ведьма есть. Это Лоухи. Ее работа. И если бубенчик с твоей ноги тоже у нее, то тебе надо быть очень осторожной. Хуже всего, что под приворотом и присухой Бьярт ничего не соображает. И говорить ему об этом бесполезно. Не поверит и даже не будет слушать. А без его желания, мы ничего с него снять не можем   .

-Может попробовать через сновидения?

-Если она не поставила демона-охранника, то это вариант.

 

Солнце клонилось к закату. Угасающие лучи отражались в темной ленте реки, привлекая мошек. Которые, в свою очередь, завлекали голодных рыб подняться к границе между миром воздушным и миром водным и пуская круги по воде, пытаться поужинать.

Бьярт стоял на мосту. Мысли в его голове крутились словно клочки тумана.

-Надо идти домой к Йеруне. Там его место. Сейчас он еще постоит и пойдет к себе во двор.

Но ноги словно сами развернулись и понесли его к словенам.

-А, пойду к Нежату. Вино да мед у него хороши, а дочь красавица. Он мужчина и может идти куда считает нужным!

 

Слуги бегали вокруг стола и подносили гостям мясо и пиво. Купцы сидели за столом и недовольно перешептывались.

-Бьярт второй день пьет у словен, а к нам даже не приходит.

-Негоже так поступать. Дела надо делать, а он на девку засмотрелся.

-Если так дальше пойдет, то уйдем ни с чем.

-Что же его жена то недосмотрела. Может силенок у нее маловато против колдовства словенки.

Йеруна, одетая сегодня в скромное платье зеленого сукна, старалась не смотреть на пустое кресло Бьярта на помосте и пыталась улыбаться.  

Купцы недовольны. Воины тоже хмурятся. А тут еще и Томаш от нее не отходит, вино подливает, в глаза заглядывает. А Варда как пришел с пристани, так сидит в углу, четки перебирает и не смотрит в ее сторону. Если ты приплыл за тысячи миль, то почему молчишь и не хочешь сказать зачем вернулся? Ситуация та еще. Но надо заняться купцами. Попытаться сгладить ситуацию.

-Гости дорогие, чем я еще могу вас порадовать? Чем угостить, что поднести?

-Все сыто-богато хозяйка. Да только нам бы не есть да пить, а дела делать. Товар так и лежит на кораблях без печатей на торг.

-Все, что попросите будет подано. Томаш, развлеки торговых мужей песнями. Вы мои гости сегодня, ни в чем себе не отказывайте. А я пока постараюсь ваши дела уладить.

 

Йеруна ушла за полог, разделявший зал для гостей от закрытой части дома, для домашних.

-Хейд, если купцы вынуждены будут уехать ни с чем, то и воины будут недовольны. А недовольных мужчин с мечами даже сильному ярлу не удержать в повиновении. То, что Бьярт иногда к бабе какой бегал, меня не особо волновало. Мужчина птица вольная. Его в клетку не посадишь. Но сейчас это другое. – Вёльва глубоко вздохнула. -Унге, а ты что скажешь?

-Скажу, что дура эта словенка. Не хватило ей ума подумать. Пока он под чарами, то не сможет ни ясно мыслить, ни решения принимать. И власть потеряет и разум. Пить начнет так, что никто его не остановит. Чтобы марево убрать, будет искать смерти в вине и драке. В любом случае он теперь пропащий.

-Унге, ты о моем муже это говоришь.

-Так ты же не обычная баба. Я тебе правду говорю. Мужчина под присухой пропащий. Пару лет и все растеряет, что нажил. Смерть искать будет, чтобы марево снять. А та, что приворожила, счастья на которое рассчитывает не получит. И не дай бог у них дети пойдут. Тем еще более того достанется.

-Я и без вас знаю к чему приводит глупость женская. Я совета и помощи прошу.

Унге встала и отстегнула от амулетницы  “ключ от небес”.

-Хорошо. Змеиной силой воспользуемся. Но она только в сон позволит к нему проникнуть. А там, все от тебя зависеть будет.

 

Бьярт дремал на скамье в доме у Нежата. Его голова покоилась на коленях у Гюряты. Та гребнем нежно водила по его густым прядям.

-Спи мой хороший, спи пригожий. Спи крепко, люби меня крепко. – Почти неслышно шептала девушка.

-Гюрята – тихо позвал ее Акун. -Хватит уже викинга обхаживать. Поздно. Иди наверх спать. Не место тут девке рядом с чужим мужчиной.

-Сегодня чужой, завтра мой. – зло прошипела в ответ брату девушка, но перечить не стала. Подложив под голову ярла подушку и погрозив неведомо кому кулаком, задрала юбку, чтобы удобнее было по лестнице забираться наверх, где на чердаке хранилось сено и спали хозяева.    

Бьярт тяжело вздохнул во сне. Запах алкоголя вырвался грязным облаком изо рта ярла и осел на сухую траву, устилавшую пол.  Но даже аромат полыни и любистка не смог поглотить полностью перегар.

-Йеруна – во сне прошептал ярл.

 

-Я спою для тебя песнь Полоза. Когда Шипун приползет, то если удержишься вниманием на его спине, то отнесет он тебя туда куда скажешь. Но учти, в человеческом обличье ты не сможешь уцепиться за скользкую чешую. Да и Бьярт с тобой разговаривать не станет, если она в его снах марево наводит. Ты чудовищем для него будешь выглядеть.

Используй оборотничество, пробуди его животную силу. На нее не действует магия женской крови и только она сможет справиться с приворотом. Но учти, что и тебя он может не признать в обличье фюльгьи. И тогда беги, беги что есть силы из мира сновидений.

 

Магия шепота – змеиная сила. Древний способ проникнуть в другие миры.Как полоз легко скользит между землей и водой, так же он легко проникает из мира яви в мир снов.

Глубоко в непроявленное погружалась Йеруна, под шипенье змеиной песни Унги-кривс. Слилась с грозным шелестом, хватается сознанием за зеленые чешуйки полоза. И вот уже не дева-красная, а маленькая куница-фюльгьи тенью мелькнула на спине у владыки скользящего между мирами. Крепко вцепилась коготками в кольца змеиные. К горлу, откуда шипение рвется, подбирается. Сворачивает и разворачивает свои кольца Полоз-Царь. Пытается скинуть маленькую наездницу, а та только коготками покрепче впивается в его спину.  Требует яростно комочек шерсти отнести ее в сны Бьярта-викинга.

Взмывает в небо звездное тело змеиное, разрывает врата небесные. Исполняет приказ вёльвы-оборотницы. Перед порогом лунных палат сновидений Бьярта высаживает неугомонное создание и своей дорогой дальше отправляется.

Темной тенью под лавку юркнула куница-девица. Затаив дыхание, смотрит внимательно глазками бусинками и видит, как дева в лунных чертогах  подносит ярлу кубок с вином завороженным. А Бьярт смотрит на нее глаз не отрывает.

-Бьярт- шепчет фюльгьи-Йеруна из под лавки. – Бьярт. Проснись во сне. Вспомни, кто ты на самом деле. Ты северянин-викинг. Не гоже, чтобы из тебя веревки вила Гюрята, своей женской магией словенской. Их боги это их боги. Вспомни Тора грозного. Призови Одина.

-ОДИН! – взревел рыком звериным ярл во сне.

И стоило Бьярту произнести имя силы северной, мужской магической, как  вдруг он волком завыл. Серою шерстью покрываться начал. Испугано дева лунная вверх взлетела и исчезла. Чаша с вином заговоренным упала, растеклась кровью красной по полу.  

Втянул воздух носом серый воин косматый. Чует добычу легкую под лавкой.

Быстрой мысью понеслась куница-фюльгьи к дереву миров Иггидрасилю. Вскочила на ствол, по веткам удирает, хвостом след заметает.

А волк за нею бежит, не отстает. Благо ветвей у дерева вечного немеряно, да только сил у маленького зверька уже не так много.

Тело куницы призрачной, а мысли то человеческие. Куда бежать, чтобы спрятаться. Только у богинь просить помощи.

И зовет, призывает Богинь Судьбы вёльва-оборотница. Только они помочь ей могут.  

Нет сил больше бежать. Нет больше мочи цепляться за ветви мощные.   

А волк пасть уже раскрыл, чтобы переломить хребет добыче своей.

Соскользнули коготки маленькие, полетело вниз тело невзрачное.

Вниз бежать, то не вверх карабкаться. Идет за своей жертвой хищник серый к корням древа миров, идет да не торопится.

Да только позабыл он, что здесь внизу у кипящего источника ………….

Богини Судьбы нити прядут, в клубки сворачивают, ножницами длину жизни всех живых существ мира отмеряют.

Пала к их ногам куница-девица.

-О Великие Пряхи. Все вы знаете, все вы видите. Помогите, освободите Бьярта от уз магических женских. Я вам жертвы приносила, дары в колодцы опускала. Помогите и вы мне Силы Небесные.

А волк уже приближается, пасть скалит, ухмыляется, прыгнуть готовится. Да над котлом веретено его останавливает, нить ноги спутывает. Упал в котел зверь серый, захлебывается водами бездонными. Погрузилось с головой тело косматое звериное, а вынырнуло человеское.

Веретеном его Норны выхватывают, да рядом с котлом на землю сырую кидают.

Много воды хлебнул он, кашляет, изрыгает из себя с водой кровь заговоренную женскую.

А куница шипит, змея зовет, домой ее отвезти требует.

Мелькнуло тело чешуйчатое, подхватило фюльгьи и на зов Унге-кривс спешит в мир человеческий отвезти смелую путешественницу. Туда где “ключи от небес” звоном громогласным требуют вернуть вёльву домой.  

Отпирает врата между мирами кривс-жрица “ключом от небес”, свою подругу в мир яви возвращает.

 

От рвоты сильной скатился Бьярт с лавки.

-О Один! Что за сон странный ты мне послал? И что я тут ночью делаю? Домой, домой надо!

Пошатываясь и блюя на заборы, викинг медленно брел по деревянному настилу между вросших в землю крыш и заборов домов словенских к реке.

Вдохнув чистого речного воздуха с облегчением перешел мост и добрался к своему порогу, где его подхватили шесть женских рук. Три улыбки магичек были ему наградой, да ковш с горьким вкусом травы отрезвляющей. И сон. Наконец-то сон без сновидений, на своей кровати.  

 

-Повезло нам, что самодельный приворот был и не поставили демона-стража. С присухой и Лоухи будет намного сложнее. – Хейд зябко поежилась, натягивая одеяло. -А теперь давайте спать.

-Йеруна ты к кому ляжешь к Бьярту, Варде или Томашу?

-Унге, оставь ее. Видишь ей и так нелегко. С нами ляжет. Не до мужчин ей сейчас после скачки на полозе. Все, спать мои хорошие. Утро вечера мудренее. Завтра будем думать, что делать дальше.

 

Copyright © Эжени МакКвин 2017

 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.