Песни вельвы. Часть 3. Глава 53. Чаровницы.  

На белый камень-пристань, что нависал над водой ступила изящная женская ножка в красной, золотом вышитой, обувке.

Куры в клетях забились и заорали истошными голосами. Черные перья закружились в воздухе.  Пользуясь случаем ветер спохватился и начал срывать остатки листьев с веток и горстями кидать их в воду.

Думая, что пришло время ночного пира, темные тени поднялись со дна, раскрыли огромные пасти, стали жадно хватать листья и, с чавкающим всплеском, погружаться обратно в глубину.

-Цыть – зашипел старушечий голос. – Расшумелись не в ту ночь несыти донные.

-Что ж куры до сих пор по клетям сидят? – в голосе гостьи звучало не уважение, а скорее легкий намек на насмешку и презрение. -Неужто время ритуальное упускает великая хранительница Лона Земного?  

-Не тебе решать Альгиса, когда нам свое дело делать.

-Не мне, ты права. А я то, к тебе за помощью пришла.

-Все, кому надо было уже были. И где твоя кура? Не вижу клети я у тебя в лодке.

-Не за тем я пришла. Ежели перекинуть что надо с человека на яйцо, воск али куру то я и сама могу. А на перекресте закопать али в ручье утопить, так подручных хватает. Мне другое надобно.

-Что ж тем, кто под твой “подол” кнажеский, силы свои магические отдали не приказала? Почему те, кому крышу дала в своем городе и остатки со стола посылаешь, помочь не могут? Под твоим мудрым управлением стали неспособны они ни на что, ежели ты ко мне явилась? – Голосом старухи можно было резать ночь, словно острым ножом.  

Альгиса скинула капюшон, по плечам рассыпались черные кудри. В лунном свете сверкнул лунный камень, вправленный в диадему из серебра. Тихо зазвенели звякалки-лунницы, что по бокам диадемы мастер искусный прикрепил на кольца.

-Здесь ты хозяйка. Но семивратный город под моей рукой. И от меня зависит жизнь людей в нем. Потому и мне управляться с теми, кто магией наделен, коль хотят остаться под защитой стен.

-Думаешь, что если ты решаешь как им жить, то значит ты их владычица? Если не вспомнили еще их души законов надмирских, а виденье еще, как у цуценят незрячих, закрыто, то ты их можешь вести куда считаешь есть твое право?

-Я даю им законы и защиту. И не тебе меня судить. У самой рыльце-то в пушку?! Что власть тебе не люба была? Почему тебя сюда отправили напомнить?

-Как лучше я хотела…-старуха потуже укуталась в меховую одежу.

-Вот и я хочу, как лучше для города, для людей в нем. Если дать магии волю, то они и себя уничтожат и мирским людям достанется. По три приворота на одну душу от разных баб – кто такое выдержит? Когда несречи узел накидывают по первой прихоти, по обиде – разве будет достаток под крышами? Когда удачу-сречу разрывают на клочки, чтобы каждому по огрызку досталося, разве вернутся все воины с богатой добычей?

Только твердая рука может удержать людей магии в узде. Иначе быть беде от людской глупости и жадности.

Только, как ты, из рук власть я не выпущу. Да и брата волхва, что меры в своей гордыни не знает, у меня нет.  Не за кого мне быть на острове отбывать несречу, в нОчи грязь и глупость человеческую перекидывать на чернушек. Не бывать тому, чтобы мне, вместо владычества над людьми и управления магами, распределения между силы потоков, простой перекидкой заниматся.

-Говоришь, простой перекидкой? Может попробуешь?

-Каждому своя доля. А захочешь мне отказать, так я все с этих черноперых, на жителей семивратного города отправлю. И все, что на дно легло за века, подниму и отправлю туда же. Помнишь еще, что в Плиснеське твои сродственники живут? И племянница твоя… как ты сказала “у меня под подолом” кудесничает? Вот она и сделает, что я ей укажу. Через кровь ее, со всех женщин твоего рода отберу удачу и замужество счастливое. Но в рабынях дитев будут ржать, чтобы род не закрылся.

-Что тебе надо от меня Альгиса. Говори прямо. Угрозами не полоши ночь.

-Твой брат провел девку магичку под жертвенным кругом. Кто она знать хочу. В чем ее судьба. В звездную чару заглянуть хочу.

-А что уже сама просмотреть не можешь? Что чаровницы твои “подкаблучные” в своих чарах не смогли увидеть? Может под твоим “подолом-колпаком” слабы стали?  

-Что они видели, то я и так знала. Но я хочу знать, что закрыто от глаз человеческих.

-Я же только могу порчи да сглазы, да беды на чернух перекидывать. – Старуха пожала плечами.

-Это ты другим кажи. Я твою историю знаю не по сказу, в темном углу детям на спуг веданому. Если бы не ты, то Маха не только без глаз остался, а и костяницу потерял бы, да духам на корм пошел. Говори, кто девка эта, в чем ее судьба? – Альгиса схватила за меховой кожух ягью старую волховинью. Черные глаза кнагини  засверкали как два карбункула в лунном свете.

 

-Я ладуньчик. Мне так холодно, мое тело сжимается, надо зарыться поглубже в землю. Нет, это были не мысли. Скорее ощущения и направленность внимания. С одной стороны Милослава наблюдала за происходящим. А с другой, пыталась зарыться в землю, ощущая свое склизкое, слизняцкое тело. Этакое раздвоение внимания. Поэтому это были не мысли, а ощущения происходящего, которыми она управляла.

Конечно, в ней поднялось сильное человеческое желание оторвать руки Альгисы от меховой ягьи волховиньи. И даже ударить княгиню. Но старая ведьма была сестрой Махи. А это значит, она умела то, о чем Милослава могла даже не догадываться. Поэтому….холодно… мое склизкое тело ищет щель между камнями, чтобы спрятаться от холода….

 

Старуха медленно положила свои руки на сжатые пальцы гостьи.

-Отпусти ворот. Разве я могу отказать в помощи паломнице на остров…

Пальцы Альгисы разжались, а руки опустились вниз.  

-Если на то будет воля богов…-продолжила старуха.

-Не надо мне рассказывать о воле богов.- Прервала ее тихим голосом, но в котором закипала ярость, кнагиня. – Это для идитов, которые не видят тонкий план. Они зависят от нас, иногда даже больше чем мы от них. Им нужны сосуды для проявления. А я им такие сосуды готовлю. Поэтому у меня с ними договоренности. Я даю им, то что они желают. А они мне помогают в моих желаниях. Баланс соблюден!

-Ты считаешь это балансом? Ты создаешь пустые сосуды для богов из глупых, слепых цуценят, которым рассказываешь, что таким образом они станут ближе к богам, станут светоносящими и называешь это балансом? – старуха рассмеялась.

Круглая луна застыла прямехонько над островом и превратила его в мерцающий лунный камень. Белые берега отразились в темной воде, окруженные хороводами звезд. Пещера лона, словно наклонилась к этому водяному зеркалу и упала в него темным родовым каналом между мирами.

-И ты боишься, что магичка, которую провел мой брат под жертвенным поясом в твоем семивратном городе, лишит тебя власти? Что под ее “подол-колпак” перейдут чаровницы с кудельницами и травницами? Что боги заключат с ней свой договор-сделку?

Уголки губ старухи горько опустились.

-Когда послы привезли тебя в дом кназа ты была еще совсем юной. Твои женские крови только начались. Но наивной, ты не была уже тогда. Ты сама захотела у меня учиться и стала одной из лучших. А кназ, как был тогда в девятую ночь Луны привязан, так и до сих пор прикреплен к твоему лону намертво? Ведь так? Ведь волосом навйи воспользовалась? Накинула на его уд поясок навий, чтобы не заярился на кого другую, кроме тебя? Власть… власть над мужчиной, власть над людьми, власть над духами, над долей, над сречей и несречей…

Старуха презрительно сплюнула.

– Идем, стремящаяся ко власти…времени мало, луна скоро начнет вниз плыть, а мне еще надо с курями разрешить свои дела.

Старуха и кнагиня стали подниматься по белым камням на площадку над пещерой.

Шагая с каменной ступени на ступень, старая волхвиня продолжала свою речь:

-А знаешь, я даже рада, что когда-то лишилась власти, что увидела истинные лики богов и духов. А тебе то Альгиса как? Тяжело и страшно понимать, что на любого даже самого сильного мага, всегда найдется другой, более сильный маг? Что тебе всегда надо быть начеку? И что в любом случае когда-нибудь, придет другая, более сильная и отберет твой жезл власти? Как это жить, никогда не позволяя себе отпустить внимание  даже во сне, даже под кназем? Даже с детьми собственными играючись надо быть начеку? Вдруг пока ты с ними, другая, более сильная, твое снимет, а свое поставит? А сын когда возьмет жену? Вдруг молодая тебя отправит на остров этот, остаток лет коротать?

Сжала зубы в злости на старую ведьму Альгиса. Но молчит. Нужна ей помощь старухи, потому и не отвечает на слова для нее страшные. Ведь, когда власти испила доволи, отказаться от нее невмочь.    

 

Copyright©Эжени МакКвин2018

 

Читать дальше. Глава 54. Звездная чаша времени. 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.