Песни вельвы. Часть 3. Глава 46. Око Велеса.

Темные тучи входящей в свою силу ночи, устлали небо непроглядной пеленой, накатившей свои волны на Плиснеськ. Они поглощали свет с жадностью голодного зверя, который не может насытиться. Даже огни костров и факелов, во множестве зажженных в других частях семивратного города, не могли пробиться сквозь темноту, собравшуюся скрыть от всех старого волхва и магичку.  

Медленно, почти наощупь, Милослава с Махой пересекли край священного плато и начали спускаться по огромным белым ступеням-скамьям вниз в небольшому озеру. Где-то на середине обрыва ступени заканчивались. На нижней скамье-ступени Маха присел и, указав магичке на место рядом, произнес:

-Садись. Это озеро называется Синее Око, но мы волхвы называем его Оком Велеса. Ты хотела вспомнить свои жизни? Ты и до сих пор этого желаешь? Ты готова жить с памятью о том, кто ты была и принять все это? Сможешь ли ты выдержать поток времени и удержаться на звёздной оси баланса между мирский и запредельным? Не сорвешься ли в безумие и не будешь бродить по лесам в ужасе от своих прошлых поступков, которые уже нельзя изменить? Сможешь ли смолчать видя будущее и не смущать людей пророчествами?

-Я не уверена. Мне нужна будет помощь?

-Тому, кто познал звездную линию времени помощь получить неоткуда. Только те, кто дважды рожденные, будут понимать о чем ты говоришь. Только они смогут молча, без осуждения принять твое прошлое и твои поступки в нынешнем. Только они не осудят твои действия, у которых нет видимой для обычных людей причин.

-Смогу ли я отказаться от твоего дара?

-Если примешь, то уже нет. Но сможешь отсрочить, пока не станешь готовой.

-Тогда я готова принять то, что мне положено.

-Положено по праву путешествия твоей Души во времени…- закончил ее предложение старик. Он  и вскинул руки к небу. Полотнища его рубахи сползли до локтей и обнажили старческие запястья с переплетениями татуировки из черт, священных символов и ликов древних тотемов. Милославе показалось, что медвежья голова на запястье волхва улыбнулась ей.

-Смотри в озеро. – повелел волхв. – Но не в его глубину, а на звезды, что отобразятся на его полотне. Если в глубь занырнешь, то не вынырнешь. Великий Хранитель Времени не любит, когда к нему в гости заглядывают без приглашения. Но на порог пускает тех, кто принял решение идти к истокам своей памяти и кого ведут те, кто уже прошли этой дорогой.

Словно по неведомой магии, тучи над озером образовали окно, и в него радостно выглянуло звёздное братство. Засияв в разверзнутом небесном колодце они, словно в зеркале, отразились в темно-синей водяной глади.

-Смотри магичка. Смотри на звездные лики на поверхности озера, словно каждое из них это твоя прошлая жизнь, что ты забыла проходя по звездному мосту, что тянется между смертью и жизнью человеческой. Слушай речи, что через эти окошки польются. Но и в телесном своем, что в здесь и сейчас не забывай. Все, что оттуда придет, в нынешнем твоем теле будет ощущаться так, словно не тогда это было, а здесь происходит. Скользи по поверхности водяной, звездной словно мавка лесная. Забудь о женском и мужском, выйди за пределы обычного, войди в неведанное. Не жива ты более, но и не мертва.

Старик опустил руки из призыва небесного и взял ладони магички в свои руки. А потом закрыл глаза и погрузился в глубины своей магии, ему только одному ведомой.   

Замер взгляд Милославы на темном полотне водном. Почти не дышит. Только очень мягко и незаметно  в солнечном сплетении волна вдоха-выдоха колышется. А пальцы старика, словно раскаленные прутья стали. Жар из них в ее ладони выливается и по всему телу растекается огненными потоками. По жилам, по сосудам, по костям ритм от того забился. Словно она стала барабаном, в котором волны звука гуляют, отражаясь от стенок из кожи. Сквозь гул этот слышит:

-Не теряй себя в потоках. Будь наблюдателем. Смотри на все, словно ты зритель сама себе. Видишь ли ты свое сердце? Как оно пульсирует, бьется, как кровь по телу течет от него. Что еще видишь в себе?

С удивлением Милослава изнутри рассматривала себя. Она видела свои жилы, кости, внутренние органы, тонкие нити пронизавшие все тело, названия которым она не знала.

-А сейчас позволь себе стать словно рекой неведомой, текучей. Тело свое, как текучую волну ощути, где нет ничего постоянного. Все движется, изменяется каждое мгновение. Стань волной неведомого, сквозь время несущейся.

Закрутились спирали хороводами, рассыпалась плоть на волны света. По внешней поверхности тела – коже, растеклась паутина тонких линий.

Милослава в удивлении нажала на одну из линий, что возле большого пальца руки текла,  и словно запруда там появилась. И вся сеть светящаяся на ее теле начала меняться. Там поток ослабел, тут изменил направление. А когда убрала палец, то снова линия света восстановилась, а за ней и вся сеть телесная.

-Чудо? – как зачарованная спросила она волхва.

-Все есть чудо. Мы есть чудо. Мир есть чудо неведомым творящим началом сотворенное. Ты дальше на себя смотри.

Закрутились маленькие шарики света в ее теле. Одни большие, вдоль позвоночника завертелись. А в них словно клубочки из света смотанные, узелками спутанные.

А другие  маленькие воронки-колесики, которых множество по всему телу разбросано. Вокруг каждого сустава вращаются. Вверх она глянула, а там нить тонкая в небо мерцающая уходит.

А над телом ее, словно тонкая вторая кожа сияет. А потом еще одна. А вот и словно яйцо светящееся вокруг нее мерцает, переливается. И из области солнечного сплетения светящиеся пути-дороги тянутся во все стороны, к тем кого она знает.

Внезапно странное переплетение тончайшее, кружевом вспыхнуло. А из этого кружева тонкие нити-связки тянутся. И через них она ощутила связи свои и с Бьяртом, и с Унге сестрой ее верною, и Вардою, и с радханитом Яковом, с живыми людьми. Но вот почти невидимые нити тянутся к тем, кого уже нет с нею в мире живых. Их рядом нет, а нити к их Душам тянутся, связь не прерывается.

Перед ее взором проплыла сияющая тучка-мысль. Ой сколько их тут носится невидимыми. Входят в светящееся яйцо, а потом выплывают. Ай нет. Некоторые так остаются мысли-образы-слова чужие.

А над городом сияющее облако вспыхнуло. А под ним еще маленькие, множество. То мысли людей, что в городе живут объединяются в единое целое. Одни словно облака невесомые маленькие, другие темными грозовыми тучами ходят.  

А самая большая мысле-туча то не сама по себе. Управляет ей кто-то из города.

-Не лезь туда. – предупредительно остановил ее любопытство волхв. -Не время еще. Сил у тебя пока маловато, чтобы не втянули они тебя в свою игру власти и богатства. А по рукам дадут, если увидят, что ты можешь в игре участвовать наравне с ними, уничтожить постараются.  

И пала тьма. Словно тело магички стало непроглядной ночью. Свет исчез, словно и не было его никогда в ней.

-Не бойся девочка, не бойся. Тьма она не враг. Тьма она просто тьма. Смотри в нее. Старайся различать даже самую крошечную частичку света, даже его тень. Только она дает возможность проявиться свету. Только ты можешь его взрастить в себе и осветить свою тьму невежества.Отдайся ей полностью, целиком и без остатка. Стань ею. Породи свет из своей тьмы. До этого ты словно луна, отражала чужой свет или  проводила чужой свет через себя.

И стала магичка тьмою. Грозным демоном, что внутренней тьмой порожден. Носилась в бездонном хаосе уничтожая любые ростки света, что просыпались царстве ее хаоса. Боль, ненависть, гнев, жадность, похоть, жестокость все это в ней клубилось, летело во все стороны.

-Смотри в свою тьму, смотри внимательно. Дай своей тьме понять, что ты ее видишь, что любишь и принимаешь ее такой, какая она есть. Позволь себе испытать к ней нежность и сочувствие.

И успокоилась магичка. И приняла она свою тьму во всей ее красе бесконечности.

И бесконечная тишина проснулась. И в этой тишине зазвучала первая нота нежной колыбельной, покачивающей демоницу тьмы в своих объятиях нежных. Тонкими, мягкими потоками растеклась мелодия по хаосу безумия упорядочивая его.

И слезы потекли градом по лицу Милославы. И испытала она такое огромное сочувствие ко тьме в себе, понимание и принятие, что успокоилась ее демоница внутренняя. Поняла, что видима она, что никто не будет ее прогонять, никто не будет с ней воевать.

Это тоже я. Это неотъемлемая часть меня. – прошептала магичка.

Взрыв света взорвал внутреннюю тьму. Словно тысяча звезд засияла в теле.

Открыла глаза Милослава и посмотрела на Маху.

-Я помню тебя. И места где мы встречались, так словно это было вчера. Как бродили в оранжевых одеждах по храму и его двору. Ты еще смеялся, что я мету перед собой метелкой, боясь навредить хоть одному живому существу. И как ты мои глаза исцелил на острове Ванессы-Хозяйки. А помнишь возле огромных пирамид, когда ты вел ритуал, а я с другими магами выстраивала структуру потоков тонких, чтобы людям чудо явить и богов страны удовлетворить? Но не только прошлое я вижу, но и будущее, где на берегу моря мы на пляже смеемся, а ты меня убеждаешь не вспоминать ничего, а просто выйти замуж и не заморачиваться магией. Почему столь часто ты меня отговариваешь от магии? Почему оберегаешь столько жизней?

-Всему свое время… всему свое время…- прошептал старик.

-Ритуал! Да?! Я Помню? Ты использовал меня в ритуале обретения власти над пространством и временем? Тебе нужно было пройти по Звездной Оси Времени! Тебе нужны были 7 слов, которыми был сотворен мир! Тебе и другим!

– Возвращайся из памяти древней в здесь и сейчас! В эту жизнь! – голос волхва стал грубым и злым.

-Что это был за ритуал?!

-Немедленно возвращайся!-  Старик провел по лицу магички теплой, сухой ладонью. – Ты видела даже больше чем нужно. Пошли. – и резко встал с белокаменной скамьи над Оком Велеса.

Покачиваясь от пережитого, Милослава пошла за стариком по узенькой тропинке вниз. То, что она увидела, рядом с ним, хоть и удивило, но вдруг стало понятным и ясным для нее. Как же раньше то она этого всего не замечала. А сейчас эти знания стали ее собственным пережитым опытом. Неотъемлемым опытом.  

Внизу у озера их ждал Непрогляд, подручный Махи.

-Принес ягу?

Молодой волх протянул вывернутый мехом наружу кожух и миску с пеплом.

-Скидывай одежду, украшения сымай. Намажься пеплом  и надевай кожух. Пока твоя судьба не решится советом волхвов ты яга – неприкосновенная для всех.  

Милослава сняла все украшения, кроме креста Мары.

-Его не сниму. Хоть режь меня!

-Не я его одевал, не мне снимать. Сам уйдет, когда не нужен будет.  

-И суму с костяницей Стояна не отдам.

-С ней то ты и пойдешь в Буськ. Там капище древнее, где костяницы волхвов должны упокоится.

 

Примечания:

Яга – одно из названий шубы, сшитой мехом наружу.     

Буськ – городище в Тернопольской области, где раскапали странное языческое  святилище, где стены были из черепов и костей.

Copyright©Эжени МакКвин2018

 

Читать дальше. Глава 47. Альгиса. 

Вернуться к оглавлению

 

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.