Пески времени. Глава 12. Храм на краю земли.

Кэролайн проснулась в прекрасном настроении. Сегодня приезжала Трейси.  Их дружба, длящаяся множество воплощений, давала им возможность обсуждать вопросы, которые многим были бы не понятны. Они обе обладали вторым вниманием и могли проникать в миры, которые были доступны немногим даже из иных.

Кэр хорошо помнила их первую встречу. После глубинного процесса на тренинге, Трейси стояла и в задумчивости курила на крыльце загородного дома, где проходили занятия. Порывы ветра играли с холодным моросящим дождем и сильные порывы задували мелкие капли под козырек . Сигарета Трейси все время тухла, но она упорно ее подкуривала вновь и вновь.

-Курить, занимаясь такими программами, не очень-то хорошо – произнесла Кэр.

-Мадам, я не только курю.  Еще и ем мясо, пью алкоголь и занимаюсь сексом. – парировала Трейси.

Почему то это так рассмешило Кэролайн, что она вдруг предложила в следующий процесс пойти вместе.

Так и началась их дружба в этом воплощении. И уже на первом путешествии вглубь, им стало ясно, что их объединяет древняя история встреч и разлук, ненависти и любви, жизни и смерти.

Тогда Кэролайн  нащупала энергетический поток, который она назвала «волна». Э978ca46ca1cde5bd9600b72988f5e29bто состояние когда ты ощущаешь, что жизнь тебя несет на гребне волны океана бесконечности.  И все что происходит, происходит верно и в соответствии с тобой.

Находясь в тесной связи раппорта, Кэр передала волну  Трейси. Та с легкостью приняла поток и они вместе неслись на гребне, ощущая всю бесконечность жизненной силы мира.

Невероятное ощущение,  которое можно осознанно привносить в жизнь, если возникает затор в человеческих делах.

Теплое чувство бесконечной связи  пришло к ним и осталось, несмотря на расстояние между их домами.  Они часто болтали по скайпу и старались по возможности встречаться в реале. Тем более в вопросах демонологии Кэр была одним из лучших медиумов и часто подсказывала и помогала Трейси в ее работе.

В этот раз Трейси приехала, чтобы поговорить с ней об одном случае в работе, связанной с ситуацией  с одним из ее друзей Оливером. Конкуренты Оливера по бизнесу пытались  взять его под управление, а так как Трейси была с ним рядом, то она моментально ощущала их попытки, что давало возможность отследить влияние и убрать его. Но так как воздействие с их стороны началось и на нее, то надо было что-то решать кардинально. Потому что тратить постоянно энергии на чистки было слишком времязатратно.

И вот уже лиловый чемоданчик стоял в коридоре, а подружки пили чай на крохотной кухне Кэролайн.

Трейси любила китайский чай, а для таких разговоров она предпочитала привозить с собой что-нибудь из своей коллекции монастырских эксклюзивов. В этот раз это был странный терпкий напиток приносивший ясность в сознание и легкое расслабление в тело. Аромат был нежный цветочный и в то же время как послевкусие, в нем явно чувствовался запах свежей травы.

Глиняный чайничек с драконом на крышечке подмигивал подружкам бусинками глазками. Пузатый божок Майтрея, в углу чайного столика, смешно пустил пузыри, когда Кэролайн его полила горячим чаем как подношение чайным богам. Трейси взяла изящную фарфоровую чашечку с цветками лотоса, нарисованными тончайшей голубой вязью.

– Кэр, они совсем потеряли совесть, если конечно можно говорить о совести в такой ситуации. Сначала в сновидении была драка с черным шаманом, пришедшим ко мне домой. Я просто выгнала его нафиг из моего сна. Затем черная летучая мышь расцарапала мне спину!

– Трейси, милая ты уверена, что спину расцарапала она – хихикнула Кэролайн.croix-de-vie-temple-d-horus-a-edfou

– Не смешно! Потому что ты знаешь я пила гомеопатические капельки по балансу женского состояня. Да, секса не было уже давно, с поездки в Париж. Но это не повод ржать. Потому что в следующий раз они прислали мужчину-инкуба. Ты же знаешь, как сложно даже когда есть партнер отказаться от инкуба. А мужчина-дух, положил мне руки на грудь и усилил это желание в тысячи раз. И так сладенько, ласково говорит « Можно я в тебя войду?»

Хорошо, что хоть во сне осознанность включилась. Ведь если бы я ему сказала да, то получила бы подселенку да еще и сама бы пригласила его в свое тело!  От такого потом так просто не избавишься – продолжала Трейси.

– О, я вижу, ты гордишься как первокурсница Хогвартса. – улыбнулась Кэролайн – Итак с инкубом ты справилась, что дальше?

– Стали ставить канал управления. Я его сняла. Тогда они поставили двойной канал через меня на Оливера! Что бы он думал, что это от меня идет, а не от них.

-И?

– Отследила, убрала. Но ты же понимаешь, что это все равно кармический узел, между мной, Оливером и ими. Блин я теперь не могу расслабиться. Мне все время приходится быть начеку и наяву и в сновидениях. Я устала и хочу разрулить это.

– И что же ты хочешь от меня?

– Я хочу пойти туда, где это все завязалось. Проведи меня через врата времени.

– Что же, лунное время благоприятное. Можем спуститься к стражам и, если они тебя пропустят, то найдем то, что ты ищешь. Но кто знает, что еще всплывет. Ты же знаешь, что невозможно предугадать ни сам путь, ни последствия.

– Да я знаю и я согласна. Я доверяю тебе как никому другому. Даже если я спущусь в ад, ты меня вытащишь.

– Хорошо  – подвела итог Кэролайн.

Задернув шторы в гостиной, Кэролайн, зажгла свечи в порядке, открывающем врата времени и воскурила благовония в подношение древним богам. Легкий аромат ладана наполнил комнату и она начала читать призыв к стражам.

Слова из древнего свитка, зазвучали странным шелестом языка давно исчезнувшего народа.  Кэролайн заклинаниями сплетала дыхание подруги со световой сетью мира, по которой отправляла ее сознание в давно ушедшие времена забытых цивилизаций.

Ведь все что когда-либо случалось, остается вплетенным в эту невидимую сеть, и если знать ключи к ней, то можно проникнуть в любую точку времени и пространства. Главное не перепутать пути и вернуться обратно. Иначе тело становится домом без своего жильца. А в худшем случае в нем поселяется кто-то другой. Поэтому древние слова свивались в направляющие стрелы, указывающие путь как туда, так и обратно. Нить Ариадны из уст Кэролайн сплетала кокон пространства-времени вокруг тела Трейси, помогая ее сознанию тонкой серебряной тенью, проскользнуть по золотым  и серебряным нитям и отправиться в путешествие.

Медленно погружаясь в осознанный транс Трейси расслабляла тело и ее дыхание становилось все более глубоким и медленным.  Голос ее подруги связывал тоннели тонкого пространства, позволяя вниманию Тейси скользить по сияющей нити времени все глубже и глубже в то пространство, куда тянулись узлы, завязанные в далеком мире … в мире древнего Кемта*.

——

* Древние египтяне называли свою страну Кемт или Кемет.

——

Аромат ладана  словно стирал комнату в нашем времени, создавая коридор между мирами, призывая давно исчезнувший мир и  помогая переносить сознание сквозь пески времени…

– Меритмаат, девочка моя  посмотри на меня.

Внутренним зрением Трейси увидела пространство, куда ее привела серебряная нить сплетенная Кэролайн. Она вновь была в древней стране Кемт. Мгновенно она вспомнила свою историю Хеки –Нейт, получившей при инициации получила жреческое имя Меритмаат.

Небольшая комната с фигурами Высшей Девятки в нишах, с курящимися  перед ними благовониями. Пол, с  темно-синими фаянсовыми плитками, разделенными переплетающимися  золотыми линиями, сворачивающимися по углам в спирали, словно  узор драгоценной доски для игры мехен. Белые стены с яркими сценами из «Книги Судеб».

И пожилая женщина в тончайшем белом льняном платье, сидящая на невысоком кресле. Искусное ожерелье Усех из бирюзы и кораллов,  искрилось в солнечном свете, мягко падавшем из окон под потолком храма. Ее тонкие, морщинистые руки tile-ah3украшали  тяжелые золотые браслеты с нанесенными на них иероглифами-заклинаниями. Ладони лежали на ручках кресла. Подлокотники, с изящно вырезанными из дерева головами пантер, словно защищали свою хозяйку от любого нападения.  Загнутые носки ее туфель украшал золотой и синий бисер, как будто сам того не подозревая неизвестный мастер-обувщик,  желал подчеркнуть ее единство с этим пространством и сделал ее ноги продолжением чудесного сине-золотого пола.

Массивная пектораль на которой Богиня Подательница жизни, неся на голове солнечный диск, слушала шепот с одной стороны Гора, а с другой стороны Сета,  лежала на деревянном подносе в руках служанки, стоявшей за креслом великой хранительницы Дома Хатхор.  Священные символы притягивали к себе внимание юной жрицы Меритмаат, стоявшей перед своей наставницей. Пектораль манила сиянием драгоценных, огненных опалов и ярко синей бирюзой.

– Меритмаат.  Будь внимательна. Ты уже многому научилась. Ты стала достойна зеркала Хатхор-Хэру и танцевала для нее в храме. Но сегодня мы с тобой отправимся в иной храм  на самом краю Нубта. Там заканчивается черная земля Кемт и начинается власть красных песков Сета*.

——-

*В древнем Египте Черной Землей называли области плодородной земли вдоль Нила. Красной Землей называли пустыню, владыкой которой являлся Бог Хаоса Сет или Сети.

—–

Если  тебя примут его слуги, то можно будет сказать, что твое обучение закончилось и ты сможешь с полным правом служить в храме  бирюзовой Хатхор и возглавлять процессию Хэру в ее праздники, а возможно когда-нибудь и быть допущенной  в ее святая святых, в Великий Лабиринт порождения  Жизни. Я там никогда не была. Я никогда не понимала темную сторону Богини. Мне достаточно было ее солнечного света. Но возможно ты иная. Совет храма решил, что тебе надо отправиться на Край. Поэтому мы с тобой отправляемся в Красную Землю.

Она сделала знак пальцами и служанка осторожно и с почтением взяла в руки массивную пектораль  и  надела ее на Меритмаат. Тяжелый амулет с лазуритовым скарабеем-противовесом лег за грудь девушки.

– Сейчас он твой. Когда то много лет назад, мне его передала жрица храма Теней в песках Красной Земли.  Для той, кто придет, чтобы стать  обладательницей обеих крыльев Маат-Хэру. Возможно, это будешь ты, а возможно и нет. Никто не знает,  о чем думают жрецы Владыки Красных Песков Хаоса Семи Сета, когда принимают решение. Если ты не пройдешь их испытание, то вернешься сюда и будешь продолжать свое служение пением и танцами, как обычная жрица. Если пройдешь, то уйдешь в Храм Вечности. Что будет там, я тоже не знаю. Я всего лишь хранительница пекторалей равновесия. Каждая кто идет на испытание надевает одну из них. У каждой она своя. У кого-то она остается. Кто-то ее возвращает обратно, не пройдя испытание, а кто-то потом носит до конца своих дней, чтобы после ухода в иной мир, пектораль вновь вернулась сюда и обрела новую владелицу. Пути семи Хатхорит* неведомы.  Нас ждет лодка и далекая дорога.

—–

*Семь Хатхорит –  Богини Судьбы в древнем Египте. Египтяне считали, что они предсказывают судьбу новорожденному. Возможно, это прообраз фей из современной сказки про Спящую Красавицу.

——-

Меритмаат любила путешествовать по великой Реке Жизни. Наблюдать за крокодилами, неподвижными бревнами, лежащими на воде. Осторожно проплывать мимо дремлющих гиппопотамов. Любоваться зарослями папируса и взлетающими из них птицами. И, конечно же, лотосы. Очень тонкий аромат витал над поверхностью воды и если бы не мошки и опасность быть утащенной крокодилом, она бы с удовольствием опустила руки за борт и прикасалась к нежным лепесткам. Но более безопасно было сидеть под балдахином навеса и наслаждаться мягкими покачиваниями реки, несущей их все дальше и дальше вверх по течению.

Река Жизни воплощала для Меритмаат весь мир. Лучший из миров. Она питала жизнь Кемт. От нее зависели все и вся. Но в этот раз все внимание Меритмаат было приковано к пекторали. Она никогда раньше не видела такого украшения. Огненные опалы считались опасной драгоценностью. Ведь в них живет дух грозного бога хаоса Семи Сета. Только фараоны и высшие жрецы могли владеть силой, укрощающей гнев великого бога Красной Земли. Что ждет ее в этом путешествии? Какие испытания придется пройти?

Амулет переливался в свете солнца яркими красками, рассыпая солнечных зайчиков по палубе. музей егпетского искусства в итоне - копияИ ей казалось, что тысячи рук Солнца-Ра прикасаются к камням, пробуждая в них жизнь. А когда ночью она ловила в него лунный свет, то словно сияние небесной реки жизни Хатхор* собиралось в его драгоценных изгибах.

—–

*Древние Египтяне считали Млечный Путь небесной рекой, отображением которой на земле являлся Нил.

—–

С каждым днем пути амулет словно сливался с ней, с ее телом и душой. Он становился продолжением ее рук и мыслей. Ночью она засовывала его под подушку, надеясь увидеть какие-нибудь пророческие сны. Но снов не было. Никаких снов не было.  Это было странно. Когда она спросила жрицу Сиамут почему нет снов, то та не смогла ей ответить.

Обычно, получив амулет, его клали под подушку, чтобы божество рассказало тебе в сновидении, о его предназначении и благословило своей силой драгоценный подарок небес.  Но почему в случае Меритмаат это не происходило, пожилая женщина не знала. Может быть, пектораль молчала, до посвящения у жрецов Сета? Но ответ они могли получить только после прибытия в храм Нубта.

Так прошли дни необходимые, чтобы достигнуть северного нома.

Изящное судно прибыло к цели своего путешествия, когда великий Ра завершал свой дневной путь по небосклону, готовясь к ночному сражению с Великим Змеем. На пристани стояли два молодых мужчины. Кроме льняной юбки, на них были накинуты шкуры пантер, говорившие об их высоком статусе. Выбритые головы, отсутствие бровей, золотые браслеты и жезлы Д*ам  говорили, что они находятся на высшей ступени иерархии жрецов, являясь “слугами бога” Сета.

—–

В древнем Египте жрецы различались по рангам. Высший ранг “Отец Бога”. Этот титул принадлежал фараону и главным жрецам, замещавшим его на богослужениях в других храмах. Затем шли “слуги бога”. Следующий ранг был “чистый жрец”. И замыкал иерархию лектор-жрец.

—–

Рядом с ними стояли несколько жрецов более низкого ранга и слуги с паланкинами. Мужчины помогли женщинам спуститься с лодки.

После мякого покачивания  на волнах, Меритмаат снова осваивалась на твердой земной поверхности. Но тело все еще пыталось уловить ритм движения под ногами и поэтому шаги были неловкими, в отличии от  Сиамут, которая уверенным шагом подошла к жрецам и поприветствовала их.

– Я привезла вам драгоценную пектораль Двойственности и ее носительницу. Будьте снисходительны к ней.220px-E-105priestrelief

Мужчины внимательно рассматривали девушку. Опустив взгляд в пол, Меритмаат выравнивала дыхание, чтобы справится с волнением.  Она и раньше встречалась с жрецами бога Красной Земли, но они никогда не обращали на нее внимание. А здесь сразу двое. У нее было ощущение, что их внимание пытается проникнуть в самые потаенные уголки ее душ. И только пектораль, священный амулет, своей  тяжестью, словно подавала ей знак – не бойся. У тебя есть я. Я не дам тебя в обиду.

Это был первый, осознаваемый ею сигнал, который подал священный амулет. Словно в благодарность за то, что она всю дорогу питала его своим вниманием и светом дневного и ночного светил, неожиданно он ожил. Девушка ощутила как, словно из драгоценного сосуда, невидимое ароматное масло потекло из пекторали и тончайшим слоем окутало ее тело. Оно переливалось перламутровыми волнами, превращая тело Меритмаат в зеркальную поверхность, от которой отражались любые волны внимания, рассеивая их в пространстве вокруг нее золотистой радугой заходящего небесного Отца-Солнца-Ра.

Внезапно легкий северный ветер, знак удачи, принес освежающий поцелуй  бога Хнума.

—–

Северный ветер, в жарком климате древнего Египта, был символом удачи и считался даром бога Хнума.

—–

Одобрительно улыбнувшись, один из мужчин поклонился ей в приветственном знаке и повернувшись к своему напарнику тихо произнес:

– Это хороший знак. Вместе с северным ветром она приносит удачу. Она может пойти с нами.

Второй жрец подал знак слугам и те поднесли паланкин.

-Попрощайся с Сиамут. Ты вернешься к ней после ритуала. Но сейчас ты следуешь с нами.

Поклонившись своей наставнице Меритмаат села в паланкин  и легкий полог, скрыл от нее происходящее вовне. Ей было тяжело прощаться с наставницей, даже зная, что скоро возможно увидит ее. Ей нужна была поддержка и кто-то, кто мог бы подсказать, что делать.

Сиамут послала вслед своей любимице знак благословения. Ей хотелось защитить эту девушку и помочь, но по правилам, каждый проходит свои инициации в одиночестве. Лики богов можно увидеть только, если заглянешь глубоко в себя. Она будет ее ожидать, даже если для этого будет необходима вечность. Каково бы не было решение Хатхорит, ее сердце не забудет связующую нить, идущую сквозь века.

Мягкие, словно волны реки покачивания паланкина, возвращали Меритмаат  расслабление и успокаивали. Опустившаяся темнота оставила только звуки шагов в утихающем жаре дня, растворяющемся в ночи. С благодарностью девушка прижимала ладошками пектораль к груди. Сейчас это была ее единственная поддержка и помощь. И ей казалось, что драгоценный амулет пульсирует в ритме с ее собственным сердцем. И эта нежная мелодия двоих звучащих в унисон,  приносила уверенность в том, что все будет как должно. И семь Хатхорит уже пропели ей счастливую судьбу. Умиротворенная Меритмаат уснула  и ей снилось, что она на корабле плывет среди звезд, по млечному пути небесной реки Хатхор.

Ее разбудила тишина и отсутствие движения. Откинутый полог сообщил, что они прибыли.  Осторожно выглянув наружу в ночной предрассветной мгле, она увидела очертания маленького храма, вросшего стенами в песок пустыни. Две величественные статуи бога проводника Анубиса охраняли вход в святилище. Справа темнел квадрат небольшого дома для паломников.

Ее спутники в полном молчании, входили в домик для омовения, перед аллеей, которую сложно было даже назвать аллеей. Всего лишь несколько небольших сфинксов обрамляли дорожку.

Жрец, который встречал ее на пристани подошел к ней.

– Мы прибыли. Здесь заканчивается прошлое и начинается будущее.  Прими омовение и один из служителей отведет тебя в предназначенную тебе комнату. Я,  Пенбуст, слуга Бога Сети Нубта, приветствую тебя в его храме Красной Земли. Здесь в пустыне ты проведешь три ночи. И когда по ночной реке божественный Ра проплывет в ладье миллиона лет трижды, ты сможешь вернуться обратно на пристань. С пекторалью или без. Нет никакого бесчестия в том, чтобы вернуть пектораль. Это всего лишь определение лучшего пути для тебя.

Меритмаат ощутила, как пектораль стала легко пульсировать. Как будто она хотела защитить девушку снова. Сложив руки на груди, чтобы жрец не заметил голос амулета, она склонила голову, показывая свою покорность богиням судьбы. Но она отдала бы все на свете за то, чтобы не отдать драгоценный амулет. Лучше умереть, чем расстаться с ним.

– Тебе нужно отдохнуть, чтобы к моменту, когда ладья Ра подойдет к границе между мирами дня и ночи, ты была готова. Не уходи далеко от храма. Ярость Сета не знает границ, и он легко может сжечь тебя лучами Ра.anh1

Девушка оглянулась. На всем пространстве, что мог охватить ее взгляд, простиралась пустыня. Первые лучи яростного светила золотили горизонт и наполняли воздух горячим дыханием ветра песков. Совет был дан не просто так. С каждым мгновением прибывающая жара наполняла воздух. Она поспешила в комнату для омовений, чтобы смыть с себя прошлое и войти в будущее.

Небольшой дом для паломников, спасал от ужасной жары пустыни. Но все равно жалящая все тело огненная ярость солнца проникала и сюда. Меритмаат лежала обнаженной на лежанке в полубессознательном состоянии. Ее амулет стал горячим и  словно потускнел. Она положила его рядом. Мысли растекались расплавленным потоком, выжигая любые образы и чувства. Даже дневное омовение не принесло облегчения.

Абсолютная тишина пустыни изредка прерывалась звуками систров и тамбуринов из храма. Жрецы выполняли свою работу. Это приводило ее в чувство, чтобы затем вновь впасть в душное забытье.

В какой-то момент в этом состоянии между явью и сном, она услышала ритмичный  шепот. Словно кто-то нашептывал песенку. Это было странное звучание. Как будто песчинки ударяются одна о другую, и это порождает музыку. Странную музыку. Она никогда не слышала ничего подобного. Она вышла из комнаты и увидела, что солнечная ладья Ра подходит к горизонту. Северный ветер, шелестел песчаным шелком, создавая иллюзию, в которой происходило нечто, совершенно непонятное для юной жрицы. Перед входом в храм стоял Пенбуст и раскачиваясь пел заклинания. Пески вокруг храма двигались волнами и голосами тысячи змей вторили высшему жрецу гимн богу Сету.

Зачарованная звучанием песков, словно сомнамбула, она прошла в комнату для ритуального омовения. Здесь ее ждали две фигуры в масках бога проводника душ Анубиса.

Усадив ее на скамью, они точными движениями начали сбривать волосы с ее головы. А затем брови и ресницы.

Меритмаат хотелось плакать. Но когда последний волосок упал на пол, она почувствовала облегчение. Словно с ними она прощалась с юностью и прошлой жизнью. Но когда мужские руки прикоснулись к ее лону, она вздрогнула. Ей захотелось закричать: – Не трогайте! Это то, что принадлежит только мне.

Но прикосновения были настолько нежными, что она ощутила, как внутри пробуждается знакомое ей чувство страсти. Она подумала о великой матери Любви Хатхор. Разве Бирюзовая Богиня отправила бы ее сюда, если бы с ней могло произойти что-то ужасное? Нет. Значит все, что здесь происходит часть свитка судьбы, написанного Хатхоритами при ее рождении. И ей захотелось танцевать, словно она была в храме  Златокожей Матери Всех Богов. Пусть даже и отдаваясь очищающему ее тело ритуалу мужчин загадочного храма Красной Земли.

Уходя глубоко внутрь себя, Меритмаат сливалась с нарастающим гулом песчаной бури, а жрецы очищали покачивающееся тело девушки священным составом “нетер”.

—–

Нетер – смесь песка и соды использовавшаяся в древнем Египте для очищения тела как обычного, так и ритуального.

—–

Произнося древние молитвы, они терли так усердно, что ее кожа пылала от боли. Лишь на несколько мгновений прохладная вода из кувшина, уняла жар. Но жрецы с новой силой начали натирать ее маслом. Обнаженное тело, очищенное словно до костей священным составом нетер, впитывало каждую каплю нектара. Она явно ощущала знакомый аромат священного синего лотоса в масле и позволяла себе, расслабляясь погружаться в ритуал, отдаваясь на волю богов.

На умащенное тело надели ожерелье Усех. Оно было необычным своей легкостью и черным цветом составлявших его бусин. Сделанные их неизвестного легчайшего черного камня бусины, подчеркивали красный оттенок кожи египтянки. Меритмаат казалось, что от каждого ее движения по поверхности Усех пробегают искоры. Но она не могла сказать это ее иллюзия или реальность.

Пектораль двух Богов, сопровождающих Бирюзовую Владычицу,  легла поверх ожерелья тяжелой печатью, завершившей ритуальное убранство.  Меритмаат с ног до головы завернули в тончайшую белую ткань и словно мумию на руках понесли в храм.

Песок стал петь свою песню с новой силой. Разгневанный призывом Сет  поднимал тучи песка и бросал их в стены храма, словно желая его закопать навсегда. Во мгле песчаной бури собакоголовые жрецы словно хрупкую, драгоценную вазу внесли девушку и положили ее на пол среди колон первого зала.

Завывания песчаной бури не утихали. Бог гневался, что смертные позволили его потревожить. Лодка солнечного бога Ра скрылась за горизонтом. Пришло время бога Хаоса и Ночи.

Лежа в темноте Меритмаам слушала звуки песчаной бури. Но ей они не казались страшными. Амулет на ее груди тихо пульсировал в такт ритмам ее сердца. Она видела и чувствовала, что ритм растекается по полу храма и волшебным образом собирается в ней живым звонким тамбурином, отбивающим такт пока еще не слышимой музыки.egypt999

Пустой сосуд ее тела, взывал к великой Секхмет, Такой же неистовой в своем гневе и ярости как Сети. Она увидела и ощутила, словно тонкая струйка невидимого дыма, начала проникать в ее тело, преображая его в Львиноголовую Богиню. Волна гнева и ярости охватила ее. Катаясь по полу, она освободилась от белых покровов скрывавших ее обнаженное извивающееся тело. Пектораль слетела с ее шеи и была отброшена в сторону, как уже не нужная вещь. Только черное ожерелье Усех, искрилось в темноте храма, полыхая голубым огнем тонкими змеями, летевшими во все стороны при каждом резком движении тела.

Огромный барабан внутри требовал вырваться наружу из ее сердца, отбивая ритм ужасающего танца грозной Львиноголовой Богини. Тело, впустившее в себя энергию огромной силы, металось между колоннами, пытаясь справиться с необъятным космосом, который взорвался внутри. Словно во сне, интуитивно Меритмаат начала танцевать, пытаясь умилосердить грозную Владычицу Хаоса внутри себя.

Ее разрывало на части и собирало вновь. Ожерелье на ее шее жалило шипящими укусами и убивало ее с каждым толчком внутреннего ритма. Она чувствовала боль и жар каждой клеткой, каждой мыслью, каждым чувством и билась, словно раненная птица, пока не упала в изнеможении.

Прохладные плиты пола, принесли успокоение и внезапную тишину. Семи Сетх принял танец своей божественной сестры. Огромный космос внутреннего звездного неба, поглотил сознание девушки. Сливаясь с бесконечностью, она уже не была человеческим созданием. Она стала частью этого пространства, наполненного звездами, где каждая сияющая звездочка была духом предков Аах.

И одна из этих звезд, вдруг позвала ее голосом бабушки Ахтаум.

– Девочка моя, Хека, магия всей моей жизни. Я всегда рядом с тобой. Посмотри вот здесь твоя мать и другие твои предки по крови. Все они тут и смотрят на тебя с любовью и благословением. Мы знаем, что ты справишься с испытанием. Мы любим тебя.

Юная жрица вдруг увидела, что каждая звезда это светящийся лик ее предков. Они улыбались ей и посылали лучики светлой энергии, которые сплетались в энергию рода Ка и текли к ней сияющим потоком.

-Прими нашу помощь и наш свет. Это даст тебе силы пройти ритуал и стать тем, кем предназначено Хатхоритами.

Меритмаат ощутила как поток энергии предков Аах, стал  наполнять ее тело. Исцеляющая нежность и любовь, словно любящие руки гладили ее изломанное яростью тело.

Она нащупала рядом с собой пектораль и прижала ее к сердцу. Громкое рыдание эхом отозвалось от колонн зала. Маленькая Хека плакала за отцом и матерью, за бабушкой, за далеким детством на берегу моря. И каждая слеза, каждый всхлип, siriusmanstarsосвобождали ее душу от глубоко спрятанной печали. Ей казалось, что бескрайняя пустыня, в которой стоял храм, впитывает в себя каждую каплю, словно живительный напиток для духов пустыни. Она плакала и кормила демонов Сета своим горем  и своей любовью к тем, кому она обязана жизнью.

И вместе с ней в Венеции на коленях у своей подруги плакала Трейси. Ее душа в обоих воплощениях оплакивала и отпускала свое детство, чтобы повзрослеть. Слезы очищающей печали, по сияющей нити связывающей миры, возвращали  сознание Трейси обратно в ее время и мир.

Кэролайн  нежно гладила по голове свою подругу. Как проводник, она тоже многое видела из путешествия. А из своего опыта хорошо знала, что слезы это важная часть многих ритуалов. Это очищение, прощение и принятие своего прошлого. Ведь без этого нет будущего у мага из мира “иных”.

И когда слезы утихли, она налила чай. И всхлипывающая Трейси делилась с ней тем, что было для нее важно в этом путешествии в глубины памяти своей души.

А на телефоне уже было три звонка от Мэта. И это уже другая история.

Эжени МакКвин © 2016

 

Читать дальше. Глава 13. Испытание тьмой.

Вернуться к оглавлению.

 

Поделиться в соцсетях.

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.