Пески времени. Глава 17. Все хорошо, что никогда не заканчивается.

– Кэролайн у меня был странный сон.

Трейси сидела в кровати, волосы растрепались по плечам. Бретелька ночной рубашки сползла с плеча и она ее поправила, продолжая говорить:

-Я была замотана в белые полотна. И потом кто-то начал их снимать с меня слой за слоем. И когда почти вся пелена была снята, с тела упал маленький серебряный медальон с выгравированном на нем знаком. Я могу его нарисовать. Тащи свою энциклопедию символов.

Кэролайн  залезла на стул, чтобы достать толстую книгу с золотыми переплетениями символов на обложке.maat-simvol

Схватив книгу Трейси начала быстро перелистывать страницы.

– Вот он!!! Точно! На медальоне было такое перо. Но это всего лишь символ Маат. – голос Трейси звучал разочаровано. -И это ответ Богов? Я была жрицей Хатхор. Любовь, храмовый секс, ритуалы плодородия и все такое. Я и в этом воплощении много чего об этом знаю и использую. Но Маат! Это же богиня правосудия, равновесия и баланса. Ты же меня знаешь как облупленную. Во мне и рядом ничего такого нет. Исида вместо ответа загадала новую загадку? Ты можешь представить меня как правосудие? С моими эмоциональными раскачками?

-Не спеши. Рита сказала, что врата открыты. Может быть надо просто подождать? Одевайся. Она просила не опаздывать. Я уже вызвала такси. У тебя 15 минут максимум.

– Кофе успею выпить?- спросила Трейси.

– И она сказала никакого кофе, сигарет и еды.

– Да матушка Сиамут – Трейси, смеясь, сложила руки на груди в жесте поклонения.

-И эта женщина претендует на роль мага? Давай жрица любви и секса, быстро одевайся. Машина уже на подьезде.

Современный центр целительства, где Рита вела йогу, а со своим мужем семинары по телесным практикам, был не в старом городе. Они недавно построили дом в пригороде рядом с огромным парком где жили и преподавали. Трейси еще не была у них в гостях, поэтому она с любопытством рассматривала комнаты, предназначенные для различных занятий. Здесь было все о чем может мечтать любой практик и ведущий занятий по йоге. Даже маленькая капсула-бассейн для особых практик депривации.

Рита подготовила небольшую комнату, где стоял буддийский алтарь. Но сегодня на нем, кроме золотой статуи Будды, охранителей алтаря и чаш с подношениями, стояли маленькие фигурки Тары и Исиды.

Трейси склонилась перед Исидой и вспомнила слова Херикеша. “Не верь ни Богам, ни духам, ни людям, только внутреннему изначальному свету”.

Она размышляла:

-Не верить Богам? Духам это понятно. Они существа слишком любящие поиграть с людьми в своих интересах. Но Боги? Они же высшие существа, знают больше чем мы. Сильнее, мудрее, просветленее и множество еще других “–ее”.

Пока этот вопрос  оставался открытым.

Пока Рита и Керолайн о чем то совещались, она стала рассматривать алтарь и размышляла. Ей всегда нравилось выполнять ритуалы и ощущать связь с высшим силами. Это словно придавало значимость ее жизни и действиям. Без Богов жизнь казалось пустой и скучной. Тем более, что фигурки и изображения богинь были такими красивым. Они были нереальными и прекрасными, столь загадочными… почему-то ей на ум пришло слово куколками. Может она действительно играла в богов как с некими куклами. Алтари как домики, подношения-кормления, одевания в наряды. Только никто не просит у кукол мужа или денег. А у Богинь просят. Мы играем в Богов, а Боги играют нами? Странные размышления перед ритуалом.

Может древний жрец был прав? И поклонение богам это не так уж прекрасно и приятно? Но ведь он сам был жрецом, как он мог не верить в богов?

Ладно, сейчас это не важно. Важно найти причину оставляющую врата времени открытыми и закрыть их. Рита сказала, что открытые врата это не очень хорошо. Неизвестно кого я могу притащить через них в наш мир по невежеству. Как будто в нашем мире и так не полно разного тонкопланового коллектива. И его количество не уменьшается, а только увеличивается от человеческой глупости. А ритуалы и призывы к древним Богам Египта сейчас только ленивая жрица не делает. Не говоря уже о разных ведьмах и ведущих женских тренингов. Так что зараза к заразе не пристанет. В нашем мире и так достаточно разнообразной чернухи.

А Боги? Трейси видела во всех Богинях проявление одной изначальной. Откуда она это знала? Неизвестно. Это было ее внутренне абсолютное знание и ощущение не связанное ни с логикой ума, ни с загадочной интуицией.

Подруги отвлекли ее от размышлений о природе Богов. Время ритуала пришло.

Круг силы, три подруги, сила трех, классика древней женской магии. Есть еще круг девяти, как великая девятка в Египте, например. Или как девятка Круга Жизни в кельтской традиции. Об этом написано море литературы, но на самом деле, как это работает не знает никто. Просто работает и все.

Тело Трейси погрузилось в приятное расслабление и шепот древних слов двоих, раскрыл двери сознания в далекое прошлое для третьей.

 

Меритмаат готовилась к своей первой ритуальной поездке в главный храм Бирюзовой Богини Хатхор. Был пошит белоснежный наряд, открывавший ее женское естество. До пят сзади и оголявший  лоно спереди. Сандалии, сплетенные из папируса, изящно подчеркивали ее узкие лодыжки. Кубок для хмельного напитка и пектораль двух Богов, как символ жрицы сопровождавшей IMG_7042паломников.

На каждой стоянке ладьи идущей в главный храм, хмельные почитатели богини отправлялись в поселки, чтобы прославить Богиню Любви и одарить своей любовью местных жителей. Меритмаат танцевала и возглавляла процессии, пела гимны, но никто из мужчин не вдохновлял ее на желание заняться любовью во славу Богини. Во всем этом веселье она почему-то ощущала легкую печаль, словно что-то на самом краю ее души тосковало и рвалось к другому. Но ведь она всегда мечтала о том, как станет старшей жрицей Хатхор и будет следовать зову сердца, даря через себя благословение Великой Богини Любви. Может, когда они достигнут лестницы в храм, Бирюзовая Владычица одарит ее снова страстью? А пока она выполняла свою роль в паломничестве ожидая, когда вновь проснется в ней страсть Матери Изначальной Силы Небес.

 

НебуНеФер, как только смог освободиться от работы в библиотеке Дома Жизни, отправился в гости к своему дяде Яхмесу, жрецу Бога Тота. Яхмес жил в одиночестве в небольшом храме возле царского некрополя. Может быть, тут не было больших подношений и множества рабов, зато была прекрасная библиотека. А страсть к чтению была их семейной чертой. Поэтому НебуНеФер застал своего дядю в зале со столом заваленным древними и не очень свитками.

-Любимый племянник. Давно ты не посещал меня. Что привело тебя ко мне столь внезапно и без предупреждающего известия? – дядя поднял голову от стола, на которой лежал развернутый свиток.

-Я хочу спросить у тебя совета.

-Присаживайся мой мальчик. Хотя конечно ты уже давно не мальчик. И вообще тебе давно пора женится.

-Дядя, но ведь ты так и не женился.

-Моя супруга богиня Сешат и тишина ее библиотеки. Зачем мне женщины, у которых рот не закрывается ни на минуту?

-Но я как раз хотел спросить тебя о женщине.

-Ты решил жениться?

-Не совсем. Она жрица Хатхор.

-НебунеФер, жрица Хатхор не лучший выбор для писца. Она любит музыку, пиво и украшения. Она ненасытна в любви и все время ищет нового мужчину. Жрица принадлежит только своей Богине и никогда мужу. Найди девушку своего круга.

-Я не собираюсь жениться на жрице Хатхор. Просто она мне понравилась и я хочу побольше о ней узнать. И…слышал ли ты что-то о сети света?

-Почему ты спрашиваешь меня об этом мой мальчик?

-Она сказала об этом и я услышал.

-Ни мне, ни тебе не стоит об этом знать. Это не для жриц Хатхор. Ты ошибся.

-Но дядя, я явно это слышал.

-Тогда спроси у нее сам, но только не говори потом, что я тебя не предупреждал. Она прошла посвящение в храме Сети? Значит она будет на лодках, идущих в Дендеру на праздник Бирюзовой Хатхор. Ищи ее там. Только постарайся не пить, иначе…иначе она тебя съест и даже фаллоса не оставит – Яхмес расхохотался своей шутке.

 

-У нас снова проблема с жрицей Маат в доме Изиды.

Государственные жрецы высшего ранга были собраны в дальней комнате храма Амона-Ра сообщением, присланным из главного храма Богини Супруги Осириса.

-И избранная прежде и новая претендентка обе остались на дне озера с крокодилами. Такое бывает очень редко, но бывает. На все воля Благой Владыки Сердца Правды Амона-Ра. Нам нужна новая хранительница баланса ритуала.

-В чем проблема? Неужели нет подходящей кандидатуры? – Рехмир возглавлявший совет мягко улыбнулся высшим жрецам государства, что для них могло означать множество неприятностей вплоть до потери головы.

-О мудрый визир Сына Солнца, да пребудет с ним благословение сияющего Амона-Ра. Вы же знаете, что для этого нужна особая женщина.

-Я знаю. Мало того у меня есть такая. Если, конечно, она пройдет через лабиринт снов Хатхор. Как видите я снова спасаю вас от гнева Богов. Вы мои должники. Надеюсь, вы запомните это. А теперь давайте займемся другими делами.

Жрецы клонили голову в почтении перед столь мудрым визиром. И только Яхмос, жрец Тота ухмыльнулся. Он то знал, что на все воля Семи Хатхорит.

 

Гимн, прославляющий Бирюзовую Подательницу Любви, эхом отражался от стен внешнего двора храма. Пиво текло не только во рты паломников, но и по их платьям. Хотя в большинстве своем одежды почти ни на ком не было. Тела сплетались в страсти, не различая возраста и пола.

-Хэтайн Хэру! Хэтайн Хэру! Слава Богине! – неслось со всех сторон.

Меритмаат смотрела на это, словно наблюдая со стороны. Она знала, что обязана участвовать в ритуале, но после трех ночей в далеком храме она словно потеряла интерес к страсти и опьянению. Она ощущала себя зрительницей праздника, но никак не его участницей.

Ее губы шептали молитву к Богине с просьбой вернуть ей желание плотской страсти, но видимо  Мать Любви не слышала ее. Несмотря на выпитый и не один кубок красного пива, ей казалось, что она совсем не опьянела. Мужчины проходили мимо нее не замечая ни ее оголенной груди, ни обнаженного лона. Она словно стала невидимкой для тех, кто искал благословения Богини Дарующей Жизнь.

Наверное, она что-то сделала не так в ритуале. Богиня покинула ее. Может пойти к Нилу и утопиться? В любом случае ее могут сожрать крокодилы. Нет, лучше отравиться. Тогда будет проведен ритуал и она уйдет в мир предков. Хотя, если Боги отвернулись, дорога туда ей заказана. Грустные мысли множились. Меритмаат уже готова была сама просить благословения богини у любого совершенно опьяневшего паломника.zhrica-xatxor

Но тут кто-то позвал ее сверху от портика храма. Она подняла голову. Наверху стоял молодой человек на удивление в чистой белой юбке.

-Ты тот писец, который был на пристани, я помню тебя.

-Да, мое имя НеБуНефер.

-Что ты хочешь от меня писец?

-Благословения Богини. Ты ведь ее жрица и не можешь в этот праздник отказать мне в ее благословении.

За все путешествие ни один мужчина не просил у нее благословения Хатхор. Может Мать Неба лучше знала, что ей надо? Подарить этому щуплому и похожему на мокрого цыпленка мужчине то, что в обычное время года мог получить только жрец? И все потому что этот НеБуНефер оказался в нужном месте и в нужное время, когда она не могла отказать? Богиня явно хотела ее унизить и показать ей, что ей место не в храме. Ярость и гнев проснулись в ней. Ну что же, если Богиня так хочет, то она покажет ему, что такое объятия жрицы Хатхор. Пусть его потом разорвет энергия, которую она пропустит через него.

Меритмаат поднялась по ступеням к писцу на первую площадку перед колонадой храма.. Ее и без того более чем открытое и  почти прозрачное платье держалось на тоненьких бретельках. Легкое движение плеча и оно оказалось у ног. Она осталась одета только в золотую пектораль, звенящие серьги и браслеты на руках и ногах.

-Ты красивая и странная. И ты меня пугаешь – НеБуНефер отпрянул от жрицы протянувшей к нему руки.

-Иди ко мне НеБуНефер. Это не страшно, а приятно. Ты хоть знаешь, как это делать?

-У меня были женщины.

-Женщины, но не жрицы Хатхор.

-А что есть разница?

-Глупый – засмеялась Меритмаат и притянула его голову к своей груди.

-Жрица Хатхор и писец храма Тота, какая прекрасная пара – кто-то третий вмешался в их диалог.

Возле незаметной боковой двери в храм стоял высокий жрец в маске Анубиса проводника.

-Только один раз в году эта дверь открыта для тех, кто ищет особого благословения Богини. Только один раз в году подземный лабиринт снов открывает свои тайны для особенных гостей. Войди в святую святых или забудь об этой двери навсегда.

-Звучит как призыв на ярмарке – сказал НеБуНефер.

-Какая разница? Я никогда не была в лабиринте под храмом. Только слышала о нем много разных легенд. Его называют лабиринт Снов Лона Великой Бирюзовой Владычицы Наслаждений. Говорят того, кто туда войдет, Богиня одарит высшим наслаждением из возможных на этой земле. Пошли.

-Я не уверен. Я никогда не участвовал в ритуалах Хатхор.

-Ну вот и поучаствуешь. Жрец! Мы идем!

-Подожди, я кажется, узнаю его голос.

Но Меритмаат уже тащила его за руку за собой в зияющую темноту спуска под храм.

Дверь за ними захлопнулась и жрец снял маску. Мягкая улыбка растеклась по его лицу. Это было так просто. Он то знал, что она обязательно захочет пройти лабиринт, но не думал, что все будет так просто.

Теперь можно заняться и своими делами. А что до ее судьбы? Даже умудренные опытом жрицы Богини Любви не всегда могли сопротивляться наслаждениям лабиринта снов Хатхор. Так что шансов у только прошедшей посвящение девчонки почти нет. И тогда он, великий визир Рехмир закроет эту страницу из книги своей памяти.

Но если, с помощью Богов, ей удастся пройти искушения, то его прозорливость придаст ему еще больший вес в храмовом совете. А писец? Он точно не выйдет с лабиринта. Мужчины оттуда никогда не выходят. Даже сам визир не решался спуститься туда. Сны ненасытного лона Хатхор губительны для тех, кто обладает мужским орудием.

И положив маску на скамью возле колоны, довольный собой визир пошел своей дорогой.

Темный лабиринт под храмом был овеян легендами и тайнами. Никто, кроме закрытой касты жрецов храма Снов Лона Богини, не знал точно, что тут происходит. Среди младших жрецов других храмов поговаривали, что от сюда никто не возвращается потому, что попав в Лоно Богини, обретают бессмертие через наслаждение. Некоторые говорили, что там находятся врата прямо в мир богов. Но единственное в чем были уверены все, что тут в храме Лона Богини Любви и Страсти практиковались все возможные виды наслаждений .Конечно слегка смущало, что жрецы Лабиринта Снов были оскопированы. Но кто знает? Может они умели то, чего не умеют другие мужчины?

Но в нормальных мужчинах в извилистых коридорах похоже тоже нуждались. Храм постоянно покупал новых рабов мужчин, выбирая самых «мужественных». Куда они девались неизвестно. Но задать это вопрос жрецам храма Лона Матери Мира не решался никто.

 

Темный коридор мягко освещался масляными лампами. Вправо и влево уходили комнаты и коридоры. Это действительно было лоно любви Бирюзовой Богини. В каждой комнате были 1поглощенные страстью тела. Любые формы плоти сплетались, поднося свою страсть как жертву до полного изнеможения, до самой последней капли. Жрецы с кувшинами священного напитка Богини наливали каждому, кто останавливался и не мог продолжать этот танец любви. Звуки из пересохших губ вырывались стоном, который не прерывался ни на минуту. Нескончаемый праздник сексуальности и страсти.

Но почему-то Меритмаат он не обрадовал, а скорее испугал. Она видела в нем не жизнь, а смерть. Особенно быструю для любого мужчины попавшего сюда.

Она шла по коридору, стараясь не смотреть по сторонам. Жрица искала хоть какой-нибудь намек на свет, ведущий обратно в мир обычных людей в то время как НеБуНефер как зачарованный, смотрел на происходящее. Он никогда не видел столь изощренных поз и способов любви.

Меритмаат практически тащила его за собой за руку. Она чувствовала себя ответственной за жреца. Ведь это она потащила его с собой и если он не выйдет с нею, то будет обречен.

-Не отпускай меня, если хочешь жить. Держись за мной, идем.

Но писец уже не слышал ее слов. Он хотел влиться в этот буйный праздник страсти, пусть даже ценой своей жизни. Испытать то, о чем он мог только мечтать в своих самых потаенных желаниях.

-НеБуНефер. Я вижу свет. Это дверь наружу. Не отставай.

Но она уже шла одна. Женские руки уже ласкали тело молодого знатока иероглифов и уносили в одну из комнат святилища.

Меритмаат знала, что больше его не увидит. Никто не выходит отсюда, если увлечется страстью жриц Подательницы Жизни и Смерти. Богиня позволит ему пережить самое высшее наслаждение, но оплату возьмет сполна.

-Прости, я не хотела – прошептали ее губы, и не обращая внимание на страстные прикосновения рук, пытавшихся заманить и удержать, она устремилась к квадратному проему выхода из лабиринта Снов Лона Богини.

После темных переходов, свет ослепил ее. Она прикрыла глаза руками. Постепенно глаза привыкали и она смогла рассмотреть раскинувшийся перед ней квадратный двор, с выходящими в него дверями от жилых помещений и небольшой пруд посередине

-Ты и есть новая жрица Маат?

Женщина, облаченная в корону Исиды сидела в кресле возле дверей, откуда только что вышла Меритмаат. Яркое слепящее солнце не дало девушке увидеть ее сразу.

-Я не знаю.

-Теперь знаешь. Мы ждали, кто придет и пришла ты.

-Но я жрица Хатхор.

-Теперь ты жрица Маат. Как твое имя?

-Меритмаат.-Вот видишь. Ты никогда не думала, почему тебе дали такое имя? Почему жрица Хатхор носит имя Красота Маат?

Забавно, но Меритмаат действительно никогда не задумывалась об этом. А ведь имя в Черной Земле, всегда несло смысл связи с божеством.

– Это твое предназначение.

-Я могу отказаться?

-Нет. Никто из тех, кто приходит сюда не может отказаться от пути выбранного Семью Хатхорит. Всех сюда привела судьба. Мы можем уйти отсюда только в одну сторону. Идем, я покажу тебе твою комнату.

Она провела Меритмаат в дверь справа от пруда.

На низкой кровати лежало платье-сетка из темно-синего и золотого бисера, головной убор жрицы Маат и белая маска.

-Никто из нас не может выйти из храма без маски. Это теперь неотъемлемая часть твоего облика на людях. Только здесь возле этого пруда ты можешь быть сама собой со своим обликом. Но для людей ты всегда жрица и представительница Богини Правосудия и Равновесия на Земле Кемт.

-Но ведь я сменила кого-то. Может кто-то сменит и меня?

-Может. Только, если придет другая, тебе предстоит сразиться с ней на мосту Богов над прудом. И Маат выберет себе жрицу, оставив жизнь тебе или ей.

Жирный всплеск и звук захлопнувшейся пасти крокодила нарушили покой пруда. Прекрасные голубые лотосы мягко закачались на водяной глади.

-Пошли в комнату для омовений, а потом.. потом мы пойдем совершать ритуал, ибо от чистоты нашей молитвы и силы нашего света зависит благополучие всей земли Кемт.

Ты получишь почет и уважение, любые богатства будут тебе даны. Ты всегда можешь получить любые наслаждения лабиринта лона Хатхор. Но на людях всегда будет маска, а здесь всегда ожидание, что придет та, что победит тебя на мосту Богов над водой Жизни и Смерти.

Но когда-нибудь это закончится. И в будущей жизни ты будешь благодарить богов за то, что дали тебе прикоснуться к великим храмовым тайнам Хатхор и Маат.

-Но ведь ты жрица Изиды

-Только познав силу любви Хатхор, движущей всей миром можно прийти к Маат. Только стоя на силе понимания законов мира Маат, можно прийти к Изиде. Только энергией любви и пониманием законов можно приводить из небытия в этот мир то, что возможно и не возможно и это подвласно только Изиде. Но и за эту силу надо заплатить так же, как заплатила она. Помни об этом.

Но для каждой  силы свое время и свое воплощение. Ты скоро это поймешь, когда вспомнишь…

 

Словно из глубокого колодца Трейси поднималась на поверхность своего сознания в этом мире и времени. Тепло рук Риты и Кэролайн помогали ей выбираться из древних памяти.

-Я знаю, я помню – шептали ее пересохшие губы. –Это было не зря.

А в комнате на алтаре рядом с Буддой, на нее внимательно смотрела Зеленая Тара и загадочно улыбалась. Но это уже совсем другая история.

Эжени МакКвин © 2016

 

pectoral-decorated-with-the-winged-scarab-protected-by-isis-and-nephthys-from-the-tomb-of-tutankhamun-c-1370-52-bc-egypt

 

 

Вернуться к оглавлению.

 

 

 

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.